16+

Скромные 19%: как россияне защищены от «третьей волны»

Исследователь Александр Драган о низких темпах вакцинации от COVID-19 и влиянии длинных выходных на распространение инфекции
13:37, 05 мая 2021
Фото: Александр Драган/facebook.com
NEWS.ru

Мировые сводки с пандемических фронтов свидетельствуют, что пока коронавирус не торопится отступать. В ряде стран наблюдается очередной рост заболеваемости, который многие называют «третьей волной» COVID-19. В некоторых государствах обновлены прежние пугающие антирекорды. На этом фоне в России дела пока обстоят не так тревожно, как, например, в Турции или Бразилии, Канаде или Иране, Франции или, особенно, Индии. Однако, несмотря на статистику и заявления официальных лиц о выходе на очередное плато, расслабляться не следует. К тому же нынешние темпы вакцинации россиян да и меры противоэпидемической защиты оставляют желать лучшего, и при сохранении такой ситуации мы не можем быть в полной мере защищены от опасности нового всплеска пандемии. Об этом в деталях говорит независимый аналитик данных Александр Драган, речь которого публикует NEWS.ru.


Недостаточно для популяционной защиты

Нынешние темпы вакцинации россиян оцениваю так же, как оценивал и месяц, и три назад: всё слишком медленно. Слишком мало. И нет, это нас не спасёт. Индивидуальную защиту вакцинация обеспечит — то есть тех, кто уже привит, вакцина защитит (это я сейчас говорю о «Спутнике», по двум другим российским вакцинам нет никаких данных, а «ЭпиВакКорона», как показывают независимые исследования и как говорят учёные, вероятно, вообще не работает). Однако в масштабах популяции это никакого значения не имеет.

По моим расчётам, на начало мая в России первую дозу получили около 13 млн человек. Это скромные 19% от того количества, которое собирается привить Минздрав — а привить рассчитывают 68 млн взрослых (60% от взрослого населения страны), причём уже к осени. Эти 13 млн — это ничтожные 8,9% населения всей страны. И этого, конечно, совершенно недостаточно для какой-то популяционной защиты или хотя бы для заметного вклада в замедление новой волны эпидемии, не говоря уже о её остановке.

Сергей Булкин/NEWS.ru

При текущих темпах мы не будем защищены от третьей волны ни завтра, ни через месяц, ни через три. Необходимо наращивать темпы, чтобы успеть привить 30 млн взрослых к середине июня, как на это рассчитывает Минздрав, и тем более 68 млн человек до конца лета, надо уже сейчас нарастить темпы минимум вдвое. Или добиться того, чтобы каждую неделю первую дозу получало на 15–20% больше людей, чем за предыдущую. Только так, по моим расчётам, мы можем успеть войти в осень с какой-то заметной иммунной прослойкой при условии, что к тому моменту ещё будет сохраняться защита у привитых полгода назад и более, и при условии, что не станут доминировать штаммы, которые умеют ускользать от антител и сильно снижают эффективность вакцин (как это происходит, например, с южноафриканским штаммом B.1.351 или с бразильским P.1).

При текущих же темпах я ожидаю к середине июня максимум 25 млн привитых (17% населения), а к концу лета — максимум 35–37 млн (25% населения), и это ещё оптимистичные оценки. Меня тревожит, что темпы вакцинации снова падают — Россия словно не может преодолеть планку в 200 тысяч новых привитых в сутки. Именно на такой уровень мы вышли во второй половине апреля, а дальше, после месяца непрерывного наращивания темпов, они снова стали снижаться. Сейчас ещё длинные майские, затем лето — сезон отпусков, и я боюсь, темпы вакцинации ещё упадут. И к осени мы вновь окажемся не готовы.

Но на самом деле, что нас ждёт осенью — это вопрос открытый. Важнее, что нас ждёт сейчас. И главный вопрос в том, сколько у нас ещё времени до очередного подъёма. На мой взгляд, совсем мало, и более того — местами он уже начался.

Например, активно подрастает Москва. И если новые случаи здесь стали расти только в начале апреля, то госпитализации пошли в рост уже 18–20 марта. С того момента новые госпитализации выросли почти в полтора раза, а только за апрель — рост на 30%. Если в середине марта в Москве госпитализировали по 680 человек в сутки, то в начале апреля уже по 800, а сейчас — по 1030, и рост продолжается. Нынешний уровень госпитализаций — это конец января или середина октября, когда Москву накрывала серьёзная вторая волна.

Вместе с тем в Москве на сегодня привито, по моим расчётам, 1,1–1,2 млн человек, из них только около 400–450 тысяч — это пожилые. Всего в столице живёт 3,07 млн человек старше 60 лет, то есть привито всего 13–15% среди этой возрастной группы. Это основная группа риска, и именно для неё в начале марта отменили требование о самоизоляции и разблокировали социальные карты — и уже спустя две недели госпитализации начали активно расти, а в конце марта вице-мэр Анастасия Ракова отмечала, что доля пожилых среди госпитализированных пациентов выросла с 66% до 75%. За год, по моим расчётам, в Москве переболело едва ли больше 20–25% среди всех пожилых, а это значит — в столице ещё около 2 млн неболевших и непривитых людей в возрасте старше 60. Плоды медленной вакцинации мы уже пожинаем.

Сколько переболело в России за время эпидемии, достоверно невозможно определить, для этого необходимы серьёзные серологические исследования с репрезентативными выборками. Можно оценить лишь очень грубо, исходя из возрастной структуры населения, избыточную смертность и IFR, т. е. летальность вируса. Я долю переболевших в стране оцениваю максимум в 35–45%. Ещё 9% у нас привито, пусть и однократно (полный курс прошло около 4%). Такая иммунная прослойка замедлит распространение вируса, но не остановит его, особенно если мы имеем дело с новыми вариантами, такими как британский штамм B.1.1.7, которые распространяются на 40–90% быстрее. А именно с ними мы и имеем сейчас дело.

«Праздничный» развоз штаммов

До страшного хочу ошибиться, но мне новый подъём в России в ближайшие месяцы кажется неизбежным. И триггером этого роста, возможно, станут именно длинные майские праздники.

Вместо сокращения числа контактов и прерывания цепочек заражения майские выходные, скорее всего, приведут к обратному эффекту. Считать, что все отправятся на дачу и там проведут все майские, — это утопия, на деле для многих эти выходные стали возможностью отправиться во внеочередной отпуск.

Будучи сотрудником сервиса по поиску авиабилетов, я вижу, как резко вырос спрос на авиабилеты на майские именно после объявления о длинных выходных. Только поиски билетов с отправлением в конце апреля — начале мая выросли в пять раз. В первый день число резко выросло и число бронирований — даже общее число бронирований — побило доковидные рекорды, и на майские на 18% больше бронирований, чем было в 2019 году. А полетят все — правильно — на курорты и в туристические города. Крым, Сочи, Краснодар, Анапа, Калининград, Петербург, Казань — во всех городах на майские будут толпы туристов.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

С поездами та же история. Так, РЖД изначально планировали 500 поездов на майские, затем увеличили их число на 20%, до 600, собираясь добавить ещё 60 дополнительных поездов, и, возможно, добавят ещё.

Резко выросли и поисковые запросы в «Яндексе» и «Гугле», связанные с майскими праздниками: рост в разы за считанные дни, такие запросы бьют исторические рекорды. Люди активно интересовались, куда отправиться на майские, и искали возможность улететь или уехать хоть куда-нибудь.

Как это скажется на частоте контактов, очевидно. Вместе с тем у нас уже идёт активное распространение новых штаммов по стране. Так, по словам вице-премьера Голиковой, новые штаммы обнаружили уже в 54 регионах и по стране уже давно идёт их внутренняя передача. Мы на пороге стремительного распространения британского штамма, с которым за пару месяцев до нас столкнулась Европа. И если в начале апреля его доля в России составляла около 10%, то уже к майским он займёт порядка 50%. А помимо британского, есть ещё южноафриканский и российский штаммы. И весь этот «зверинец» сейчас окажется на курортах. А потом поедет обратно — уже по всей стране.

Так мы рискуем получить примерно то же, что получили год назад, когда в России объявили «режим нерабочих дней». Тогда сразу после объявления длинных выходных россияне стали активно бронировать билеты и улетать из Москвы, разнося вирус по регионам. Особенно пострадал Дагестан — именно он в прошлом году стал рекордсменом и главным направлением в начале апреля: в этот период в Aviasales вдвое росла доля поисков бронирований из Москвы в Дагестан. И это объясняет, почему одновременно с Москвой в апреле — мае [2020 года] первая волна эпидемии так сильно накрыла Дагестан.

В остальных регионах на тот момент взрывного роста не произошло — туда летели куда меньше, происходило меньше завоза вируса, и взрывной рост смог сдержать карантин. Но как только карантин закончился и ограничения стали снимать, Россию накрыла первая волна эпидемии, которая привела к увеличению смертности на 20% в мае — июле.

Сейчас я ожидаю от майских праздников того же — ситуация во многом повторяет прошлый год, это повторение пройденного, уже знакомые грабли. Прибавим сюда ещё высокий уровень заболеваемости — госпитализации практически не снижаются, сейчас с COVID-19 в больницах лежит столько же человек, сколько было в конце сентября, — около 110 тысяч человек. Ситуация откровенно взрывоопасная, и длинные выходные, боюсь, только зальют тлеющий костёр керосином.

Мобильный репортер/АГН «Москва»

Назойливая формальность

В России практически не осталось никаких противоэпидемических мер, а те, что вводятся, вызывают много вопросов и способны привести к обратному эффекту. В основном все меры в стране сводятся к маскам и дистанции. В отдельных регионах есть ограничения на заполняемость залов — где-то не более 50%, где-то не более 75%. При этом контроля даже за минимальными действующими мерами никакого — маски и дистанция превратились в назойливую формальность, от которой большинство просто отмахивается.

На мой взгляд, главная проблема в России не в отсутствии мер. Главная проблема — и я об этом говорю уже больше года — в отношении к эпидемии со стороны властей. И в коммуникации. То эпидемия нам не грозит, то мы к ней прекрасно готовы. То вирус не страшнее гриппа, то мы отлично умеем лечить болезнь. И первая волна пошла на спад (тогда как она только разгоралась в регионах), и второй волны у нас не будет, и уже прошлым летом звучало про 60% переболевших москвичей. И показатели у России лучше других стран — и экономику не закрывали, и летальность низкая, и с эпидемией справились лучше всех (а то, что смертность за последний год выросла на 27%, а избыточная смертность достигает уже полумиллиона, не замечается). И сейчас ситуация ничем не отличается: это где-то в мире бушуют новые штаммы, это где-то там третья волна, а у нас — очередная победа над эпидемией, COVID-19 почти не осталось, заболеваемость снижается, в том числе, конечно, благодаря вакцинации. И, в отличие от Европы, продолжается обычная жизнь, без локдаунов и без закрытия экономики.

И когда это проходит, красной нитью через выступления чиновников, через репортажи в СМИ, через телепередачи — то чего ожидать от людей? Естественно, люди расслабляются и перестают соблюдать даже те немногие меры, которые у нас ещё остались. К чему носить маски, если COVID-19 побеждён? И это естественно, что люди не понимают, зачем вакцинироваться, — особенно вакцинами, которые разработаны за считанные месяцы и которые, стоит только послушать телевидение, чрезвычайно опасны: убивают стариков, как Pfizer, приводят к тромбозам среди молодых, как AstraZeneca, и сами по себе реактогенны и нередко выбивают с температурой и гриппозным состоянием минимум на день. В этом я вижу одну из главных причин низких темпов вакцинации.

Словом, главное, что необходимо менять ещё до каких-либо мер, — это именно коммуникацию: что транслировать людям и что им объяснять. Успокоительная риторика и декларации о победе над эпидемией попросту опасны. И пока у нас во главе угла стоит именно такая риторика, а не честность и открытый разговор об опасности вируса и о последствиях эпидемии, нечего ждать от людей соблюдения мер.

Вместе с тем мы так и не научились носить маски и пользоваться респираторами (хотя бы когда выбираемся в поликлиники или на массовые мероприятия). И за этим тоже никто не следит. Даже за этим.

На это накладывается и возобновление массовых мероприятий. В Москве после майских планируют возобновить фестивали, в Петербурге в эти дни устроили шоу дронов, которое спровоцировало огромные многотысячные тесные толпы, одновременно проходило празднование чемпионства «Зенита», а на прошлой неделе власти увеличили разрешённое число зрителей на «Газпром Арене». В эти же дни сотни тысяч россиян отправились на юга. Прошли массовые пасхальные службы. Впереди ещё 9 Мая с парадами, фейерверками, концертами. Хорошо, хоть Бессмертный полк перенесли в онлайн. А уже в июне нас ждёт Евро-2020 — в Петербурге пройдёт семь матчей чемпионата, больше только в Лондоне. К чему всё это приведёт? Вопрос риторический.

Ранее NEWS.ru подробно разбирался в том, как может развиваться ситуация с пандемией коронавируса в России и не грозит ли стране повторение индийского и бразильского сценариев, где из-за пренебрежительного отношения властей к опасности SARS-CoV-2, помноженного на массовую нищету населения, случилась гуманитарная катастрофа.

В конце апреля агентство Bloomberg сообщило, что в России началась третья волна коронавируса. Это было якобы связано с тем, что из-за слишком оптимистичной оценки эпидемиологической ситуации в Кремле упал спрос россиян на вакцины. Официальные лица эти данные отрицают, однако в Москве действительно наблюдается рост заболеваемости и по числу новых случаев инфицирования COVID-19 столица обогнала Великобританию.

Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен

Загрузка...
Новости СМИ2