16+

Почему на Кавказе существует проблема с детскими садами

Как непонимание региональных особенностей подводит чиновников
21:05, 20 августа 2020 102
Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Учитывание региональных особенностей — важнейшая составная часть внутренней политики. Без её спецификации существует угроза использования в качестве ориентиров параметров из серии «средняя температура по больнице». Особенно это касается таких местностей, которые резко отличаются от остальной страны. Для Российской Федерации с её территорией — самой большой в мире, с её многонациональным населением, наличием множества религий и исторических традиций это особенно актуально.


Анна Кузнецова — уполномоченный при президенте РФ по правам ребёнка, выступая на совещании аналогичных уполномоченных и выставляя оценки регионам по тем или иным параметрам, сказала, что по доступности дошкольного образования хуже всего обстоит ситуация в Дагестане и Ингушетии.

Это типичный пример пренебрежения региональными особенностями при оценивании по однообразной шкале. Кавказ — специфический регион Российской Федерации, говоря о котором, необходимо держать в уме множество тонкостей. Может быть, они и не «улавливаются» общероссийскими показателями, исходя из которых проставляются оценки.

Население Северного Кавказа преимущественно мусульманское, но в данном случае даже не этот фактор играет главенствующую роль, поскольку семейные и общественные отношения во многом регулируются адатом — обычным правом горских народов. На бытовом уровне поведение что мусульман, что христиан, что горских евреев подчиняется именно «закону гор» — понятию, хорошо известному из советских фильмов. Отсюда, кстати, и понятие того же времени «лицо кавказской национальности», в которое вкладывались не просто черты лица, а в первую очередь сходство поведения и психологических реакций, общих для всего региона — и Северного Кавказа, и Закавказья, вне зависимости от языка, религии или национальности.

Unsplash

Если обратиться к образовательной политике, о которой шла речь на совещании, то в ракурсе Кавказа нельзя ставить те же цели или, по крайней мере, требовать тех же показателей, что и в остальной России.

Раннее, начальное воспитание и образование ребёнка там считается сугубо семейным, домашним, отчасти общинным делом. Соответственно, детские учреждения, такие как детские сады и ясли, рассматриваются как нечто чересчур казённое, вторгающееся в интимную сферу, закрытую для государственного вмешательства. Помнится, даже в средней полосе России ещё не так давно в интеллигентных семьях старались не отдавать ребёнка в детсад. Как говорила/шутила бабушка одного моего знакомого — «детский сад, школа, колония».

Вторая причина — наличие в избыточном количестве членов семьи, готовых взять на себя заботы по уходу и воспитанию ребёнка до школы. Кавказские семьи при всех модернизационных изменениях сохраняют по сравнению с этническими русскими более патриархальный характер. Это касается и женской занятости, и близости между членами семьи, в первую очередь, между старшими и младшими поколениями.

Если русские семьи с маленькими детьми живут отдельно от родителей и потому вынуждены обращаться за услугами к детским дошкольным учреждениям, то в той же Ингушетии нет такого межпоколенческого и межсемейного разрыва.

Данный феномен хорошо известен на примере Чечни, чьё руководство ещё несколько лет назад распорядилось закрыть в республике детские дома. Мол, не в нашем менталитете отказываться от детей, а в случае сиротства отказываться от воспитания детей родственников. Соответственно, не нужны и детские дома. В данном случае, кстати говоря, Чечня оказалась во главе новомодных тенденций.

Как известно, на Западе сегодня начиная с Америки не принято иметь детские дома. Детей отдают на воспитания в семьи — либо на усыновление-удочерение, либо в специальные «приёмные» семьи, которые получают за это деньги от государства.

Sebastian Kahnert/Global Look Press

Такое же непонимание региона демонстрируют такие деятели женского движения в России, как Оксана Пушкина, выступившая по вопросам женского обрезания. Данная практика вообще несвойственна для Кавказа и в общем-то ему неизвестна. Местные религиозные деятели её осуждают — касательно тех единичных случаев, которые происходили — и то под влиянием зарубежных эмиссаров.

Но такие, как Пушкина и ей подобные, находятся под впечатлением коллег за рубежом, которые имеют неплохие пиаровские дивиденды на волне обсуждения этого вопроса. В итоге они начинают чесать там, где не чешется, вызывая справедливое возмущение в том же Дагестане.

Кавказ — уникально богатый и интересный регион, к которому федеральное правительство до сих пор не подобрало правильной политики. Кремль мечется между ставкой на местных сильных людей наподобие Рамзана Кадырова и желанием всё-таки создать действующие институты, независимые от персоналий.

С одной стороны, предпринимаются попытки, и небезуспешные, модернизации, с другой — искусственно консервируются нелучшие «народные традиции» и клановость — как «учёт национальных особенностей».

В итоге создаются дублирующие и ненужные ведомства, выделяется специальный федеральный округ, плодится бюрократизм. Эта противоречивость типична для Кремля в любом другом вопросе, поскольку в нём опасаются делать решительные и принципиальные шаги, предпочитая пусть неустойчивое, но привычное межеумочное положение.

Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен

Загрузка...
Новости СМИ2