16+

Тельман Гдлян: взяточничество в России усилилось из-за коронавируса

Бывший следователь Генпрокуратуры СССР, который вёл знаменитое «хлопковое дело», — о новой статистике коррупционных преступлений
18:17, 30 марта 2021
Фото: Nikolay Gyngazov/Global Look Press

Генпрокуратура зафиксировала рост числа коррупционных преступлений, говорится в ведомственном сборнике «Состояние преступности в России». В январе — феврале 2021 года их стало больше на 11,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Бывший следователь по особо важным делам, расследовавший «хлопковое дело», связанное с коррупцией в высших эшелонах советской власти, Тельман Гдлян рассказал NEWS.ru, как статистика связана с коронавирусом и стоит ли вводить высшую меру наказания за взятки.


Генпрокуратура отчиталась о росте взяточничества в этом году по сравнению с предыдущим. Как вам кажется, это правда так или это статистические игры?

— Это вполне ожидаемо. Современная Россия после распада СССР начала свою деятельность с роста коррупции и взяточничества чиновников. В первую очередь это было в Кремле при неудачном президенте Ельцине. Это поведение переняли регионы, и пошло-поехало по всей России. Это превратилось в доминирующую психологию: пока ты у власти, набивай карманы, а лучше иностранные счета. Это губит экономику и мораль общества. Надо было в своё время жёстко с этим разобраться. Однако этого не произошло. К сожалению, массового движения против коррупции со стороны общества в современной России не наблюдается.

Тельман ГдлянТельман Гдлянstorm100.livejournal.com

— Поскольку цифры свежие, пандемия коронавируса могла способствовать усилению коррупции?

— Это, безусловно, один из факторов. Когда «кормушка» пустеет, люди стараются запасаться. Фактор взяточничества усиливается.

— Что вы имеете в виду, говоря, что сейчас «кормушка» опустела?

— Времена наступили трудные. Государство для поддержки экономики открыло новые статьи для помощи тем, кто оказался в трудной ситуации. А наверху стоит чиновник, решающий, кому можно, а кому нельзя. Тот, кто теоретически может рассчитывать на помощь, пытается сделать так, чтобы ему её оказали. С другой стороны, его ставят в положение, когда надо делиться. На всей ситуации наживаются чиновники, в руках которых находится рычаг распределения финансовых средств.

— Получается, когда пандемия пройдёт, можно ожидать отката к прежним показателям по взяткам?

— Да, но, по-моему, резкого спада не будет всё равно.

— Почему?

— Потому что хоть после окончания ковидного режима дополнительные меры, финансовая помощь исчезнут, всё равно останутся «кормушки», и их гораздо больше, чем связанных с вирусом.

— Однако часто в беседе с силовиками можно услышать, что со скрипом, но борьба со взяточничеством ведётся. Опять же все эти громкие аресты — что совсем недавние, что те, которые были осуществлены уже давно... Арестовывали даже министров.

— Не думаю, что всё так радужно. Иначе были бы другие цифры, а не те, которые мы с вами обсуждаем. Люди, обычные россияне, к сожалению, смирились с коррупцией, она представляется им в порядке вещей. Ну и правоохранительные органы не лучше — они стали ушлыми, не лезут дальше того, на что указывает начальство. Многие повязаны, в советское время всё же такого распространения коррупции не было. Сегодня приучили новую генерацию работников правоохранительных органов держать нос по ветру. Кого трогать можно, кого нельзя, что будет за такого-то арестованного чиновника и так далее.

— Часто общество в России жалуется на слишком слабые меры по противодействию коррупции. Нередко можно услышать о том, что за неё нужно «вводить смертную казнь, как в Китае». Вам кажется это эффективной мерой?

— Я всегда был и остаюсь сторонником усиления мер наказания для взяточников. Считаю, что было бы уместно предусмотреть для этого высшую меру наказания — сейчас это пожизненное заключение. Второе, что можно бы было сделать, — принять закон о конфискации имущества. Не так, как сейчас это делается, усечённо, а всего имущества. Страх определяет поведение человека, занимающегося коррупцией. Если его не будет, то призывать к совести бесполезно. Совести и морали у этих людей нет. Однако власть не даёт принять этот закон, думаю, потому что там много тех, место которых за колючей проволокой.

Telegram

Хотите получать новости быстрее всех? Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Новости СМИ2