Лишить Россию возможности пользоваться глобальной сетью практически невозможно, заявил накануне спецпредставитель президента по цифровизации Дмитрий Песков (не путать с пресс-секретарём главы государства. — NEWS.ru). По его словам, «российский интернет продолжит существование, даже если у нас его отключат». «Локальные ресурсы работать будут, а коннекторы к мировому интернету мы достроим», — заявил он. Если ранее перспектива изоляции российского сегмента Сети извне казалась анекдотической, то после бойкота, объявленного западными IT-компаниями, такой вариант уже не выглядит абсолютно фантастическим. Директор «Общества защиты интернета» Михаил Климарев (физлицо, включённое Минюстом в реестр СМИ-иноагентов) в интервью NEWS.ru объяснил, почему россиянам не стоит опасаться отключения от Сети «снаружи», а разворот на Восток, о котором говорят в Минцифры, маловероятен и рассказал, сможет ли РФ в случае отключения пользоваться интернетом посредством спутниковой связи.

— Как вы относитесь к возможности «отключить» Россию от интернета. Насколько я понимаю, такие опасения начались после того, как магистральные провайдеры Cogent и Lumen объявили о том, что перестают сотрудничать с РФ.

— Это уже достаточно давно было. С тех пор много воды утекло. Помимо Cogent и Lumen был ещё лондонский Internet Exchange. Во всех трёх случаях речь шла о пустых политических заявлениях. В США официально объявили о том, что доступ к интернет-услугам не подлежит санкциям. Всем этим компаниям объяснили, что, мол, подобные политические жесты — это, конечно, очень красиво, но это лишает россиян доступа хоть к какой-то правдивой информации.

Никто не собирается отключать Россию от интернета. Смотрите, есть компания «Ростелеком», которая находится сейчас под всеми санкциями, которые только могут быть. Так вот европейская НКО, ответственная за раздачу IP-адресов — RIPE NCC — недавно решила, а я был на этом заседании, отсрочить им срок платежа за IP, который «Ростелеком» не может провести из-за санкций. Продлили до осени и, я думаю, если и тогда не получится оплатить, продлят ещё раз. Сетевые ресурсы отнимать не хотят. Европейская точка зрения — Россию нельзя отключать от интернета, если это сделать, это будет «игра на стороне Владимира Путина». Я регулярно участвую в этих и подобных конференциях, поэтому хорошо знаю их позицию.

Тема отключения от мировой сети скорее актуальна из-за желания России отгородиться, заблокировать что-то, поставить новую заклёпку. Последние о чём говорилось — блокировка VPN, хотя законодательной базы под это нет. Однако, как известно, федеральный закон о «суверенном интернете» вступил в силу в 2019 году, и вот он так постепенно выполняется. Так что если кто-то отключит внешний интернет, то это будет Роскомнадзор. Тогда интернет у нас превратится в «интранет». Как это будет в таком случае выглядеть, сложно сказать. Единственный существующий в мире полностью изолированный интернет — северокорейский, называется «Кванмён». Как он выглядит и функционирует, доподлинно неизвестно. На территории СНГ, как мы помним, что-то вроде попытки отрубиться от глобальной сети предпринимали в Казахстане и Белоруссии во время протестов, но у них не очень получилось и легло много того, что положить не хотели.

Файрвол снаружи: что будет, если РФ отключат от глобальной сети Фото: Shutterstock

— Тем не менее недавно об опасностях отключения России извне говорили в Минцифры. Там сказали, что если это случится, мы перенаправим трафик через Азию. Звучит правдоподобно?

— Нет. Надо просто тут брать карту и смотреть. Непонятно, куда в Азии переправить и как всё это будет выглядеть с точки зрения доступности сетевых ресурсов. Магистральные линии в этом направлении не очень сильные. К тому же Россия сама является транзитом интернет-трафика для стран Средней Азии. То есть для Казахстана, Таджикистана, Киргизии, Узбекистана. Поэтому эти варианты исключаются. Что остаётся? Россия на Востоке граничит с двумя странами, помимо Казахстана — Монголия и Китай. Монголия — это, конечно, «известная интернет-держава». Понятно, что на мощности этой страны особых надежд возлагать не стоит. А у Китая знаменитый файрвол — «Великая Китайская стена». Брать трафик у них в связи с этим смешно. Есть ещё Япония, но, во-первых, у нас с ними отличаются отношения, во-вторых, интернет у них не очень мощный и брать трафик для всей России нереально. Это всё пустые разговоры.

Если всё же попытаться этим заняться, то в Азию придётся протянуть несколько десятков кабельных оптоволоконных линей, чтобы они заменили европейскую связанность. Насколько я знаю, что-то строить в этом направлении в своё время пытались «Транстелеком» и «Ростелеком» и всё рядом с железными дорогами, потому что сложно иначе обслуживать. Есть причина, почему до сих пор никто активно этим интернет-разворотом на Восток не занимался — это всё очень дорого.

— Спутниковый интернет может стать в случае отключения альтернативой?

— Нет, не может быть. В России 100 млн пользователей интернета, каждый потребляет, условно, 50 мегабит в секунду. То есть речь о генерации десятков терабайтов в секунду на всю страну. Пропускная способность спутников, конечно же, меньше. Никакой спутник не даст качество интернета, сопоставимое с тем, что сейчас у нас есть от линий на земле. Возьмём то, что существует уже сейчас из спутникового интернета. Есть, как известно, Starlink Илона Маска — глобальная спутниковая система, разворачиваемая для обеспечения высокоскоростным широкополосным спутниковым доступом. В настоящее время, по крайней мере над Россией, спутники Starlink не работают, так как у них ещё нет межспутникового обмена данными. Таким образом сейчас, чтобы Starlink хорошо работал, у него должна быть наземная станция сопряжения, которых у нас нет, а ведь нам их нужно много — страна-то огромная. Так что нет, не заменит спутниковый интернет обычный. Если бы мог — мы бы давно уже им пользовались.

— А возможна ли всё же эта замена в будущем? Если развить инфраструктуру?

— Если и возможно, то сделать это не получится до конца нынешнего десятилетия. Для того чтобы спутниковый интернет стал такого же качества, каким обычный интернет был в России десять лет назад, потребуется ещё как минимум лет 15. Однако в любом случае проделывать эту работу не будут. У связистов есть про это поговорка: «Никакое радио в эфире не заменит оптику в квартире».

Надо понимать, что интернет — это уже как ЖКХ-услуга. Если его нет, это всё равно, что из крана вода не течёт — мы все уже давно к нему так относимся. Однако для того, чтобы интернет был этой промышленной услугой, должна быть промышленная организация. Точно так же, как очень много людей работают в «Водоканале», много сотрудников трудятся и в каждом местном «Телекоме». Так что, когда нам говорят, что сейчас мы возьмём определённую инфраструктуру, которую мы строили 20 лет, и заменим её полностью какой-то иной инфраструктурой, я отвечаю, что это невозможно.