Малышка на видеозаписи с виду ничем не отличается от других детей своего возраста. Она бойко перебирает игрушки, складывает их в пластиковый стаканчик. Только если очень внимательно присмотреться, можно увидеть, что у неё на правой руке — не пять, а всего четыре пальца.

У девочки была врождённая аплазия первого луча кисти — то есть отсутствовал большой пальчик. С чем связан такой порок развития, специалистам доподлинно не известно. Развитие конечностей начинается в период между 4-й и 8-й неделями внутриутробного развития ребенка, проблемы, как правило, связывают с кислородным голоданием плода, с воздействием вирусов или лекарств. На 10 тысяч новорождённых фиксируется несколько случаев такой патологии.

Необычная особенность создавала немало проблем для девочки. «Она не могла полноценно пользоваться данной кистью. Мелкими предметами она могла как-то манипулировать, а захваты крупных предметов, например, чашки, представляли для неё достаточно большую проблему. Отсутствие первого пальца снижает функциональность кисти на 50%», — объяснил заведующий отделением реконструктивной микрохирургии ДГКБ № 13 им. Н.Ф. Филатова Александр Александров, который и провёл операцию.

Специалисты такого уровня — нарасхват. У Александрова — более 20 лет опыта, он провёл уже не одну хирургическую коррекцию неправильно развившейся кисти у детей. В их числе — удаление лишнего (шестого) пальца, разделение сросшихся конечностей, пересадка пальцев стопы на руку.

В данном случае малышке провели операцию, которая называется поллицизация. Это хирургическое перемещение крайнего пальца в позицию большого. Речь идёт не о том, что палец отрезают и заново пришивают: нервы и сосуды не трогают, но убирают лишние кости и мышцы, создают межпальцевый промежуток, заново сшивают кисть. «Выполняется десекция тканей, позиционирование и фиксация», — говорит доктор Александров. После переноса палец закрепляют металлофиксатором, чтобы он принял нужное положение. Через несколько месяцев конструкцию убирают, а швы полностью снимают. Маленький ребёнок вполне может разработать руку. В итоге недостатков практически не заметно, если пальчики не пересчитывать специально.

«Эта операция считается вершиной творчества кистевых хирургов. Чтобы выполнить такую операцию, надо быть травматологом, ортопедом, микрохирургом, нейрохирургом — то есть владеть различными техниками», — говорит Александр Александров. По его словам, такая операция даже сложнее, чем пересадка пальца, нужно учитывать множество нюансов — как должны быть натянуты сухожилия, куда прикрепить мышцы. «Пересадку пальцев со стопы на кисть у нас в стране начали делать гораздо раньше, чем операцию поллицизации», — объясняет врач.

Фото: instagram.com/agovorov

Поллицизацию можно делать как детям, так и взрослым. Некоторые врачи считают, что первый палец нужно воссоздавать ребёнку максимально рано, чтобы мозг «принял» эту замену. Однако чем меньше возраст, тем больше трудностей, связанных с миниатюрностью «материала».

В этот раз пациентке едва исполнился год — поэтому хирургу пришлось работать максимально кропотливо и напряжённо. Филатовская больница — единственный медицинский центр в Москве, где возможны такие операции. Необходимо сохранить все сосуды и нервы, чтобы палец не потерял чувствительность и работоспособность. Но современная хирургия позволяет добиваться вполне хороших результатов и с функциональной, и с косметологической точек зрения. С момента проведения операции нашей героине прошёл год — и сейчас её рука функционирует абсолютно нормально. Известно, что папа и мама малышки консультировались в ортопедических институтах, различных медицинских центрах, в том числе и за рубежом, но в итоге выбрали для операции отделение микрохирургии Филатовской больницы. Как оказалось, не зря.

Фото: instagram.com/agovorov

Детских клиник, которые проводят коррекцию патологий кисти в России, можно, простите за каламбур, пересчитать по пальцам. В их числе Детский ортопедический институт им. Г.И. Турнера в Санкт-Петербурге. За время существования института было проведено 1100 таких операций, первую провели в 1984 году. «В институте имени Турнера выполняется 800 операций в год, порядка 10% — микрохирургические, в том числе и пересадка пальцев», — рассказал News.ru специалист учреждения Антон Говоров. По его словам, сотрудники института защитили диссертационные работы, в которых говорится о возможности проводить операции по коррекции кисти даже у новорождённых. Но врачи, как правило, предпочитают пациентов, достигших хотя бы годовалого возраста, чтобы операция была безопасной для малыша и комфортной для хирурга.

Перемещение крайнего пальца — это очень логичное решение. Со временем у людей с гипоплазией он и так начинает выполнять функции большого. Но восстановить нормальный хватательный рефлекс без врачебного вмешательства невозможно. Операция поллицизации, как и пересадка пальца со ступни, — довольно щадящая для ребёнка: благодаря тому, что это его собственный палец, не надо применять иммуносупрессоры. Теоретически возможно пересадить и донорский палец, чтобы кисть выглядела эстетичнее — например, было не четыре, а пять пальцев. Но это связано с определёнными трудностями — подобрать донора, подавлять иммунитет реципиента. Да и неизвестно, будет ли «чужой» палец функционировать на все 100 процентов. А у хирургов на первом месте всё-таки не эстетика, а функциональность.

Впрочем, одной из причин операций по коррекции кисти являются проблемы с социальной адаптацией. «Ребёнок без пальца подвержен насмешкам со стороны сверстников, он необычный, не такой как все», — рассказывает доктор Александров. По его словам, ежегодно в Филатовской больнице проводится порядка 800 операций у детей с врождёнными пороками, травмами и последствиями травм, заболеваниями кисти. Здесь готовы оказать бесплатную помощь всем россиянам, которые обращаются с подобной проблемой.