Все, кто интересуется историей российских революций, знает Виктора Чернова. Один из основателей и крупнейший теоретик партии эсеров. Он наравне с Савинковым и Азефом руководил террором во время революции 1905–1907 годов и был жестким противником Ленина после Октябрьской революции. Как сложился его революционный путь и почему Чернов важен для российской истории — в нашем материале.

Не мужик

Долгое время не было точно известно, где и когда родился Чернов. Отчасти в этом виноват он сам. Революционер не сильно распространялся про свой возраст. В конце концов историки выяснили, что родился Виктор Чернов 7 декабря 1873 года в городе Хвалынске Саратовской губернии.

Ещё веселей было с его социальным положением, так как лидер эсеров своим современниками представлялся так: «настоящий мужик». Не в смысле брутальности, а в смысле происхождения. Мол, дед у него был из крепостных. Кому как не Чернову разрабатывать аграрные законы во временном правительстве?

На самом деле Виктор Чернов происходил из среды среднего чиновничества. Его дед и отец дослуживались до личного дворянства. Семья была очень прогрессивных взглядов. Сам Чернов учился в гимназии и прекрасно знал античных классиков.

В его произведениях, которые хорошо изучены специалистами, нет ни одной русской пословицы! Зато античные историки цитируются весьма часто.

Образ крестьянина был политическим имиджем. Политику важно было предстать выходцем из того сословия, от имени которого он говорил и которое он защищал. Это придавало вес заявлениям партии эсеров, их программе и позволяло мобилизовать «избирателей».

Сергей ЗубатовФото: Public domainСергей Зубатов

В революцию благодаря Зубатову

До 22 лет Чернов с крестьянами толком даже не общался. Ему в 19 лет отец просто запретил это делать. При всей своей прогрессивности Михаил Чернов не желал видеть своего сына революционером. Когда его сына в 1894 году привлекут по делу о партии «Народное право», организованной экс-народниками и одним из будущих лидеров эсеров Марком Натансоном, он заплатит тысячу рублей, чтобы вытащить сына из-под следствия и тамбовской ссылки.

Допрашивал Виктора Чернова по делу партии не кто иной, как Сергей Зубатов. Он допустил, пожалуй, одну из самых больших ошибок в своей жизни — напомнил Чернову про Льва Тихомирова. Тем самым четко обозначил, в каком качестве власти видят любых оппонентов. Так что после этого для Чернова, который уже считал себя последователем народовольцев и разделял положения марксистской политэкономии, любые переговоры с самодержавием прекращались окончательно.

Находясь в ссылке, осенью 1896 года один из товарищей Чернова сообщил тому, что крестьяне из местного сёла Павлодар очень жёстко конфликтуют с властями. И для отстаивания своих интересов они устроили «Общество братолюбия». Для Чернова это было сигналом к битве. Революционерам не надо навязывать крестьянам какие-то установки сверху, последние сами дошли до низовой политической организации!

Чернов помчался в Павлодар что есть мочи. Он уже тогда отличался красноречием — во временном правительстве ему ничего не стоило произнести зажигательную четырёхчасовую речь. Организацию по его настоянию переименовали в «Братство для защиты народных прав». Новый устав требовал де-факто учреждения парламента из крестьянских и рабочих депутатов, без одобрения которых не могли вводится никакие повинности или законы. Для отстаивания таковых крестьяне готовы применить силу.

Вот с таким подрывным документом Чернов в 1896–1897 годах путешествовал на подводах между деревнями, повсюду агитируя за создание «братств». К началу революции 1905 года в 38 губерниях насчитывалось 1415 черновских организаций. Так за 10 лет до первой революции в русской деревне сложилось вполне сознательное её ядро.

Террор их оружие

В 1899 году Чернов выехал за границу с семьёй. В Европе он быстро примкнет к одной из групп социалистов-революционеров. В 1901–1902 годах эмигранты-эсеры и их российские будущие сопартийцы начнут процесс объединения в Партию социалистов-революционеров (ПСР). С самого начала она будет поставлена перед вопросом: придерживаться ли тактики террора или сделать упор на массовом вооруженном восстании.

По мысли Чернова, террор был удобным революционным оружием. Он должен был быть широким и низовым. Правда в 1905–1907 годах, когда по России катилась волна аграрных беспорядков, Чернов и ЦК эсеров выступали резко против экономического террора — поджогов усадеб, убийств помещиков. Вместо этого они настаивали на политических убийствах местного начальства. Впрочем, как раз децентрализация и решение партии в 1905 году создавать при каждом региональном отделении ПСР в России свою военную дружину, которая бы направляла боевую активность и не отчитывалась об этом наверх, по факту санкционировала широчайший террор в селе и городе.

Первое по-настоящему громкое покушение со стороны новой партии произошло уже 15 апреля 1902 года, спустя три месяца после её образования. Боевик Степан Балмашёв вошёл в Госсовет и пятью выстрелами отправил на тот свет министра внутренних дел Дмитрия Сипягина.

Интересно тут то, что программу ПСР опубликует только в 1904 году. То есть через два года после покушения, когда террор уже станет ходовым инструментом «агитации и пропаганды». А примут программу эсеры на своём съезде в 1906 году, когда в России уже во всю будет полыхать революция. Они всегда были партией дела.

Надо отметить, что первое время эсеры не использовали бомбы. Сказывалось отсутствие хороших химиков, которые бы умели наладить подпольное изготовление взрывчатки. Но к 1904 году проблему решили. Террор становился все более устрашающим и эффективным.

Площадь у Варшавского вокзала. Остатки кареты министраФото: Public domainПлощадь у Варшавского вокзала. Остатки кареты министра

В интересах революции

28 июля 1904 года Егор Сазонов успешно взорвал очередного главу МВД — Константина фон Плеве. Чернов, к тому времени уже курировавший вместе с Евно Азефом и Борисом Савинковым боевую организацию (БО), целиком и полностью одобрял убийство министра.

Все дело в том, что Плеве был тем, кто в 1880-х годах исключительно жестко и эффективно подавит любую активность «Народной воли». Его убийство, как это доказывал Чернов, служило местью за убитых революционеров.

Ликвидация Плеве спровоцировала для многих совершенно неожиданные последствия. Его заменили на князя Петра Святополка-Мирского, а тот вместо завинчивания гаек начнет умеренные реформы. Он, например, ослабил цензуру в печати и объявил частичную амнистию политическим заключённым.

Чернов воспринимал эти уступки как временные, проводя параллели с 1880-ми годами, считая, что скоро должна последовать жёсткая реакция. А раз так, надо ковать железо, пока горячо. В октября 1904 в Париже по настоянию Чернова было созвано совещание оппозиционных партий, на котором присутствовали эсеры и либералы. Социал-демократы от посещения отказались. Однако договориться о «врозь идти и вместе бить» не удалось. Хотя обе стороны считали, что основной вопрос — это свержение самодержавия.

Однако Чернов в ожидании близкой революции настаивал на вооруженном восстании, а также усилении террора. Либералы на это не очень соглашались. Ими уже была поднята «банкетная компания». Критика правительства в газетах была к концу 1904 года ожесточенной, а на фоне неудач русско-японской войны брожение в обществе захватило все слои.

Разрушенная взрывом карета, в которой находился великий князь Сергей АлександровичФото: Public domainРазрушенная взрывом карета, в которой находился великий князь Сергей Александрович

Сорвать стоп-кран

«Кровавое воскресенье» 1905 года подтвердило правоту Чернова. Власти готовились быстро задавить рост оппозиции в стране. В ответ Чернов в очередных статьях призывает усилить террор. А начавшиеся в феврале 1905 года аграрные беспорядки на юге России приводят его к мысли, что крестьянам надо уничтожать документы, фиксировавшие собственность на землю.

4 февраля 1905 года с прямого одобрения Чернова Егор Каляев устраняет великого князя Сергея Александровича. Это был акт устрашения. После убийства императора Александра II в 1881 году никто больше не покушался на членов императорской фамилии.

После этого ситуация в империи полетела под откос. Восстания и теракты идут сплошным потоком по стране. Власти не справляются с ситуацией, а нажим революционеров становится все уверенней. Самодержавие утеряло ореол всемогущества — теперь власти никто не боится.

Всего в 1905–1911 годах эсеры совершат 216 покушений, из которых только 11 будут на счету БО. 47 терактов будут совершены подразделениями областного уровня, а все остальные — местными дружинами. Но это верхушка айсберга. Эсеры сорвали стоп-кран: с февраля 1905 года по май 1996 года террористами будет убито 1068 представителей власти, из них 204 — представители высшего и среднего чиновничества и 706 — полицейские чины. Пострадают и мирные свидетели покушений — 233 человека будут убиты, более 350 ранены.

На фоне этого в апреле 1905 года эсер Переверзев создаст Всероссийский железнодорожный союз (ВЖС). Теоретические основы будут заданы Черновым, который в 1903 году в одной из статей провозгласит курс на всеобщую стачку, которая станет прелюдией революции.

Эсеровский ВЖС 9 октября выпустит призыв к началу всеобщей политической стачки. 13 октября в Петербурге будет сформирован центральный стачком, а на следующий день столица встала. В течение месяца стачка быстро распространится по всей России. Эсеры в прямом смысле слова остановили империю.

Так в России началась первая русская революция. Эсеры сыграли в ней ведущую роль. Во II Госдуме у них будет своя фракция. Ей из подполья будет руководить Чернов. Он же будет фактическим автором самого радикального аграрного закона Думы — «проекта 104-х». Закон отменял частную собственность на землю, ликвидировал помещичьи хозяйства, вводил госрегулирование земли и уравнительное распределение между всеми подданными империи по трудовой надобности. Закон, кончено, не примут. Вместо него будет принята столыпинская реформа.

К аграрным реформам Чернов вернётся весной 1917 года, когда он станет министром земледелия в кабинете Александра Керенского. Первое, что он сделает, это отменит столыпинскую реформу.

 Виктор ЧерновФото: Public domain Виктор Чернов

Последняя вспышка

Февральская революция 1917 года застала Чернова врасплох. С 1907 года он находился за границей. Чернов тут же поспешил на родину. Однако только в апреле Чернов добирается до революционного Петрограда. И сразу же включается в работу. Уже в Европе Чернов считал, что Россия — это рыцарь революции, страна, которая положит начало целой цепи преобразований по всей Европе. Энтузиазм у него продержался до июля — августа 1917 года.

Если в мае на первом крестьянском съезде Чернов говорит о создании сильной революционной армии для защиты русской революции, то уже осенью он готов поддержать любые репрессивные меры правительства Керенского. Включая смертную казнь, лишь бы не приход к власти большевиков.

Перемена весьма впечатляющая, но в чём-то похожая на то, что с Черновым произошло во время революции 1905–1907 годов. Тогда он заморозил на время парламентской деятельности партии любой терроризм от её лица.

Став летом министром земледелия, Чернов начинает реформы. Запрещает куплю-продажу земли, прекращает столыпинскую реформу, начинает межевание и собирает статистику, потому что государство, по его мысли, должно готовиться к перераспределению земельного фонда.

«Мы ждали министерство аграрной революции, а получили министерство аграрной статистики», — такими словами Троцкий подвёл итоги работы министра Чернова.

Во время июльских беспорядков 1917 года Чернова чуть было не арестовали моряки Балтфлота. Федор Раскольников, один из тех, кто командовал ими в тот момент, был выкинут из толпы. На помощь Чернову пришел Троцкий, который уговорил моряков отпустить Чернова.

В том же месяце Виктор Чернов сложит с себя обязанности министра, в пух и прах рассорившись с Керенским, который был готов пригласить в правительство кадетов. Его деятельность на этом посту в принципе была не очень удачной. На партийном уровне он не сумел удержать в составе ПСР левых эсеров, которые организовали собственную партию. Пагубные последствия этих решений Чернов испытает в 1918 году.

Он не поддержал Октябрьскую революцию. Находясь в штабе 12-й армии Северного фронта, он пытался в революционные дни повернуть её на Петроград. Однако прибывшие в ставку верховного главнокомандующего революционные части арестовали генерала Духонина. Путч провалился.

Но у Чернова будет ещё один шанс — выборы в Учредительное собрание, которое его партия выиграет, набрав более 50% голосов. Большевики набрали только 22%, для них это было серьезным поражением. Однако Ленин не собирался сдаваться. Путем грамотных политических действий он лишил собрание коврума, уйдя с него вместе с теми самыми левыми эсерами. А потом большевики закрыли его, поняв, что за эсерами не стоит какая-нибудь серьезная военная сила.

С этого момента Виктор Чернов, лучший теоретик партии ПСР, один из её исторических лидеров становится в прямом смысле этого слова «бывшим». Левые эсеры ушли, правые эсеры уже навострили лыжи на союз с либералами, а с Савинковым он сумел разругаться чуть ли не 10 лет назад. Он пытался организовать вооруженное восстание против разгона Учредительного собрания. Но его быстро подавили.

В 1918 году Чернов бежал в Поволжье и примкнул к КОМУЧу. Пытался там создать сильную эсеровскую организацию. Но вышло не вполне. После переворота Колчака его арестовали. Однако быстро выпустили, так как против этого были чехословацкие легионеры.

Чернов ещё успеет после этого нелегально вернуться в Москву. Но его политическая песенка была спета. В столице он скрывается до 1920 года. При этом умудряется писать письма Ленину с осуждением проводимой им политики и занимается террором против Колчака.

ВЧК сбивается с ног. Его ищут. А он к окончанию Гражданской войны перебирается в Европу. В 1941 году Чернов уплывает в США. Вплоть до победы РККА под Сталинградом Вашингтон финансирует его эмигрантскую деятельность. Умрёт Виктор Чернов, человек, без которого не произошла бы первая русская революция, в кругу родных, но фактически в полной безвестности в 1952 году в Нью-Йорке в возрасте 78 лет.