Для старшего поколения людей то, что сегодня происходит в России, не представляет собой ничего нового. Но успело вырасти целое поколение граждан, не помнящих подобного трагизма. Оно не застало ни Чернобыля, ни развала СССР, ни последующих лихих девяностых, ни Первой, ни Второй чеченских войн, ни дефолта 1998-го. Для человека моложе 1990 года рождения всё это — рассказы взрослых, либо смутные воспоминания детства. А уж для тех, кто появился на свет после 1995-го, — а это вполне себе взрослые люди сегодня, — данные события точно являются далёкой историей.


Максимум, что они пережили — это жара с лесными пожарами 2010 года, падение метеорита в Челябинске в 2013-м и украинские события 2014 года, которые коснулись нас вследствие западных санкций. Но и первое, и второе для них были безопасной экзотикой, а третье мало что изменило в их жизни.

Нынешние же события по своей всеохватности превосходят всё предыдущее в этом тысячелетии. В этом и заключается основной вызов для страны и для общества. Имеется ли запас социальной прочности и каковы могут быть долгосрочные последствия кризиса?

Сергей Булкин/NEWS.ru

Старшие и средние поколения россиян, хорошо помнящие прежние кризисы, да и вообще советскую жизнь, когда дефицит был нормой жизни, разумеется, не готовы к каким-то активным протестным действиям. «Лишь бы не было войны» для них является категорическим императивом. Более того, их протестное голосование 1989–1991 годов привело к власти такие силы и развязало такую цепочку катастрофических последствий, что у людей, которые тогда были достаточно взрослыми, чтобы помнить всё это, навсегда отбита охота голосовать назло или вопреки. Их не раскачать ни под какими красивыми лозунгами. В самую тяжёлую пору 90-х, когда средняя продолжительность жизни сократилась на несколько лет, это обстоятельство никак не повлияло на прочность режима Бориса Ельцина, и президентские выборы 1996-го, да и 2000-го года прошли по вполне оптимистическому сценарию для правящего клана.

Однако те поколения постепенно уходят из активной жизни, и, напротив, новая генерация россиян всё активнее начинает играть свою роль. Именно её представители преобладают в тех отраслях бизнеса, мелкого и среднего, которые сегодня оказываются под ударом — сфера самых разных услуг, IT, розница. Они привыкли пусть не к стабильной жизни, но к уже сложившимся правилам игры. Теперь они могут резко поменяться. Уже сегодня в социальных сетях господствуют самые панические, в лучшем случае — неопределённые настроения.

Если у молодой («креативной») части среднего класса почва начнёт уходить из-под ног, возможны самые неприятные эффекты для власти. Кремль это прекрасно понимает и потому действует на опережение. Не случайно на следующий день после своего выступления президент уже встретился с представителями предпринимательского сообщества.

Сергей Булкин/NEWS.ru

Однако молодые поколения предпринимателями не исчерпываются. Среди них много работающих и по найму, и много тех, кто имеет неформальную занятость, и попросту безработных. А именно такие люди и представляют собой горючий материал для бунтов и революций. На Украине в 2013–2014 годах в авангарде протестующих на Майдане шли безработные молодые, которым нечего было терять — все эти сотники Парасюки или «казаки» Гаврилюки. Точно так же спустя полгода в Донбассе Моторола и Гиви представляли собой совсем не старых людей без определённых занятий. Вторым важным условием, кроме сосредоточения и накопления критически решающей массы ничем не занятых молодых людей, является хаос в управлении, когда у власти нет сил и возможностей противодействовать протестной активности. Поэтому правительству крайне важно не допустить ни первого, ни второго.

В условиях отрицательной демографии, когда простое воспроизводство не обеспечивало сохранение численности населения, у молодых была возможность находить работу. В кризис, когда экономическая активность сворачивается, они теряют подобную уверенность. Да, людям молодых поколений передаются социальные установки старших — в данном случае на долготерпение, но они никогда не воспроизводятся в точности. Во время событий зимы 2011–2012 годов активность стала возможной, когда экономика была ещё на относительном подъёме и обуславливалась внутриэлитными разборками в правительственном лагере. Сегодня активность будет уже зависеть от спада экономики. А в Кремле также непростая ситуация — правительство поменялось, пришла новая команда, которая только начинает осваивать рычаги управления. Одновременно пришлось отказаться от прописанного сценария проведения референдума — он переносится на неопределённый срок, что мы и предсказывали в одном из предыдущих материалов. Это создаёт обстановку неуверенности.

Купировать данные тенденции Кремль может различными методами. Сразу отметим, что пропаганды здесь не хватит никакой. Это может стать и депортация гастарбайтеров на родину, чтобы освободить занимаемые ими рабочие места для граждан РФ. В тяжёлые времена и работа дворником или на стройке может показаться престижной и заманчивой. Это и стимулирование экономики дополнительными вливаниями через госзаказы, например, оборонные, как при Рональде Рейгане, либо через массовые строительные и прочие проекты, как при «Новом курсе» Франклина Рузвельта.

Какие бы методы спасения экономики не избрали, задача сохранения лояльности власти активной части населения будет оставаться одним из приоритетов. В момент карантина и вынужденных каникул из-за административных ограничений протестов можно не опасаться. Хотя неработающие люди, у которых много свободного времени, в том числе для общения и обсуждения политики, — сами по себе нерадостные факты для власти. Но вот когда ограничения завершатся, а результатом простоя станут закрытия различных бизнесов, вот тогда-то могут сказать своё слово молодые. Как это скажется на голосовании по Конституции, на региональных выборах в сентябре, которые сами по себе могут послужить сплачивающим для оппозиции обстоятельством, пока можно только предполагать. Они вполне могут оказаться раздражающим фактором. Скажем, отказ в регистрации популярному местному политику. Поэтому летние–осенние месяцы станут решающими для определения ведущей тенденции этого года, для понимания того, насколько велико долготерпение россиян.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен