Столичный градоначальник объявил о снятии ограничений, введённых ранее в связи с коронавирусом. Причём в первую очередь московские власти отказываются от мер, вызвавших самые громкие возражения. Со вторника, 9 июня, москвичи могут свободно перемещаться по родному городу, а значит, в прошлое пока уходят цифровые пропуска, повсеместно расцененные как грубое нарушение конституционных прав. И это накануне начала решающей агитационной кампании в поддержку публичного одобрения пакета конституционных поправок! А заодно объявлена свобода и для людей 65 лет и старше. Следовательно, утихнут разговоры о вопиющей социальной и гендерной дискриминации.


Весьма характерно, что таким послаблениям предшествовали грамотно организованные информационные утечки о том, что с 10 июня начнётся разбор «цифрового концлагеря». Таким образом, Сергей Семёнович уверенно за пару дней возглавил общенациональную повестку. И его неофициально анонсированного выступления ждали с не меньшим нетерпением, чем исторических обращений к нации президента. Видимо, Собянину в некотором смысле слегка подсластили пилюлю. Поскольку после недвусмысленного призыва Владимира Путина не тянуть со снятием пандемийных барьеров, а также реплики пресс-секретаря главы государства Дмитрия Пескова, который позволил себе заметить, что о сроках отказа от жёстких мер могут судить только специалисты-вирусологи, к числу которых мэр явно не относится, сам столичный градоначальник оказался как бы в информационной и моральной изоляции. Тот самый случай, когда вся рота шагает в ногу, а поручик нет.

Собственно, и специалисты, включая такого непростого политика, как Геннадий Онищенко, высказались, что Москва преодолела пик заболеваемости. А значит, период крайних строгостей прошёл. Иными словами, общими усилиями политиков и специалистов столичный мэр выглядел упорствующим ортодоксом. Идея сохранять маски и перчатки до момента создания эффективной вакцины, вплоть до будущего февраля, выглядела уже абсолютной утопией. Поскольку город мог на каком-то этапе просто столкнуться с открытым бойкотом со стороны населения, массовой демонстрацией неповиновения, чего в принципе допустить уже было нельзя. Хватило протестов прошлого августа, также спровоцированных неловкими манёврами городских властей.

Сергей Булкин/NEWS.ru

Причём каких-то сильных аргументов в защиту своей позиции у Собянина не было. Стало ясно, что нам просто придётся некоторое время жить параллельно с коронавирусом, как в первой половине ХХ века человечество сосуществовало с тем же туберкулёзом. Или как нынешние поколения живут, зная о миллионах жертв СПИДа. Вакцина от ВИЧ-инфекции ещё не создана, но есть медикаменты, позволяющие инфицированным людям вести практически нормальную жизнь. И наши отношения с коронавирусом будут, видимо, складываться примерно так. Собственно, в этой плоскости и лежит новый подход к напасти, который мэр сразу оценить не смог.

Есть, конечно, соблазн списать срочный выход из узких и иногда просто унизительных рамок ограничений на необходимость чёткой организации приближающегося плебисцита. Вот, дескать, пришло время каких-то массовых общественных мероприятий, а потому надо снимать надоедливые запреты, которые уже работают против важнейшей политической акции. Да и экономические проблемы поджимают — страна оказалась на пороге небывалой безработицы. В этих аргументах есть безусловный резон.

Но истина скорее в том, что карантин стал своеобразным университетом для большей части населения, осознавшей всю остроту опасности и сделавшей для себя выводы о новом образе жизни. И излишний, навязчивый патернализм, столь свойственный в последние месяцы столичным властям, сдаётся в архив.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен