Не успели объявить о начале нового конкурса «Лидеры России. Политика», как за сутки число поданных заявок от желающих делать политическую карьеру достигло почти десяти тысяч. Создаётся впечатление, что к окончанию приёма, 16 марта, количество жаждущих депутатских мандатов сравнится с населением среднего российского города. Притягательность политической карьеры отражает, видимо, дух и нравы эпохи с её пониманием успеха и благополучия. Ситуация напомнила строки из Владимира Высоцкого: «А ну-ка, девушки, а ну-ка, парни, все лезут в первые. С ума сойти!»


Между тем критерии выбора новых лидеров, которых реально не хватает России с её критической массой политиков пенсионного возраста, остаются неясными. Что должно привлекать авторитетную комиссию, многие члены которой сами-то избирались исключительно по партийным спискам или с опорой на административный ресурс? Идёт ли речь о некоей харизме, коммуникабельности, умении владеть вниманием большой аудитории? Или об искусстве входить в доверие партийных начальников, ориентироваться в аппаратных хитросплетениях, носить маски? Вопросов много. Но не до конца понятна и сама концепция конкурса. Что конкретно получат победители? Диплом, премию, крепкое рукопожатие от наставников с пожеланием удачи? Или всё-таки их «распределят» по нарождающимся в огромном количестве новым партиям для усиления их кадрового состава. А может, они получат гарантированные места в первых рядах участников наших нескончаемых телевизионных ток-шоу с правом голоса.

Известно, что в некоторых странах развитой демократии существуют учебные заведения, которые обычно оканчивают успешные в будущем политики. Например, Оксфорд в Великобритании или Эколь де Сьянс По (Sciences Po) в Париже. Но такой диплом свидетельствует лишь о сумме знаний, которыми обладает кандидат в депутаты любого уровня. А дальше начинается лестница подъёма будущих министров и депутатов. Муниципальные выборы, победы на выборах региональных, пост мэра небольшого городка. И на каждом этапе кандидат на политическое повышение сдаёт экзамен самой жизни, зарабатывает репутацию, авторитет, создаёт собственную устойчивую электоральную базу. И наконец, становится депутатом Национального собрания, парламента, конгресса. В той же Франции возможно совмещение. Политик может быть одновременно депутатом Нацсобрания, депутатом регионального совета и мэром города. Все этапы его роста как на ладони.

У нас зачастую сразу прыгают в депутаты Госдумы, заручившись поддержкой губернатора. О покупке мест в списке и говорить не хочется. И новый конкурс вряд ли что-то, по большому счёту, изменит. В лучшем случае лауреат получит некоторую толику известности, которой так не хватает даже некоторым действующим политикам, повысится его узнаваемость. Но конкурс вряд ли трансформирует в общем плане нынешнюю нашу политическую практику. Быть может, такие «курсы ускоренной подготовки политиков» сыграют роль не столько социального лифта для политиков новой волны, сколько сделают политику менее закрытой и клановой.

Добавьте наши новости в избранные источники