NEWS.ru — о скандале вокруг допинг-проб четырёхкратного олимпийского чемпиона из Великобритании Мо Фара, лишний раз подтверждающем, что им прощается и сходит с рук многое из того, что выходит боком нам. Но мы сами виноваты в том, что сейчас пенять на это уже слишком поздно.


Уже пришла пора взять пробы у Фара?

Суть разгоревшегося на днях скандала в том, что Британское антидопинговое агентство (UKAD) открыто заявило о готовности всеми силами противостоять любым попыткам Всемирного антидопингового агентства (WADA) получить пробы крови и мочи победителя Олимпийских игр 2012 года в Лондоне и 2016 года в Рио-де-Жанейро в беге на 5 и 10 километров Мохаммеда Фара.

Образцы хранятся для повторного тестирования в будущем. Но если не будет достоверных доказательств, свидетельствующих о том, что они содержат запрещённые вещества, извлечь мы их не дадим, — твёрдо заявила изданию The Telegraph генеральный директор UKAD Николь Сапстед.

Дело в том, что прежний глава WADA Крейг Риди накануне истечения срока своих полномочий в конце минувшего года анонсировал массовую проверку всей группы спортсменов, работавших с 61-летним американским тренером Альберто Салазаром. 1 октября прошлого года этот специалист был дисквалифицирован на четыре года из-за допинговых нарушений: его признали виновным в фальсификации проб или её попытке в процессе допинг-контроля, а также в распространении повышающих уровень тестостерона препаратов. Тем не менее Салазар подал апелляцию, в результате чего Американское антидопинговое агентство (USADA) снова занялось его делом.

Ещё в конце 2019 года WADA затребовало у британской стороны пробы подопечных Салазара для перепроверки, но уже тогда получило жёсткий отказ. То же самое повторилось и теперь, когда Всемирное антидопинговое агентство снова попыталось заполучить образцы крови и мочи атлетов из Великобритании, в том числе и Мо Фара.

Как пишет The Telegraph, британская сторона считает, что перепроверка проб может привести к порче образцов. Они хранятся на протяжении десяти лет для того, чтобы их можно было бы протестировать с использованием новых методов обнаружения. Всё остальное — риск их испортить.

Мо ФараМо ФараSteve O'Sullivan, via imago-images.de

Нельзя вскрывать образцы постоянно без всяких оснований. Риск испортить огромный, — заявила Николь Сапстед.

Весьма любопытен также ответ гендиректора UKAD на вопрос, имеет ли WADA достаточно полномочий для изъятия допинг-проб Мо Фара.

На мой взгляд, любой образец, собранный британскими антидопинговыми службами, является только нашей собственностью, — цитирует Сапстед The Telegraph.

Подобные заявления всколыхнули мировое спортивное сообщество. Ярче всех по этому поводу высказался российский чемпион мира в беге на 110 метров с барьерами Сергей Шубенков.

А чё, так можно было?прокомментировал Шубенков в Twitter ссылку на публикацию The Telegraph.

Сарказм одного из лучших российских легкоатлетов понятен, но нам теперь только и остаётся острить по поводу действий и заявлений спортивных чиновников из других стран. Потому что момент, когда России можно было так же жёстко и последовательно отстаивать свою позицию в отношениях с WADA, давно упущен. Российская лёгкая атлетика слишком сильно дискредитировала себя в глазах мировой общественности, слишком глубоким было её падение за последние годы, чтобы теперь позволять себе подобные «ответные удары».

Поздно пить «Боржоми», когда вместе с печенью отказало всё

Кроме того, у тех чиновников UKAD есть все основания руководствоваться известной русской поговоркой «Не пойман — не вор». Да, тот же Мо Фара в 2011-м, то есть за год до своего первого олимпийского дубля на Играх в Лондоне, приехал в Орегон, где у Салазара был свой тренировочный лагерь. И хотя англичанин сомалийского происхождения никогда не был уличён в употреблении допинга, некоторые подозрения в его отношении всё же имелись. Скажем, известная хакерская группировка Fancy Bears публиковала документы, в которых эксперты Международной легкоатлетической федерации (IAAF) утверждали, что некоторые пробы британского стайера первоначально признавались нуждающимися в дополнительном тестировании, но позже были объявлены нормальными.

Сейчас многие вспоминают и подсчитывают, сколько российских легкоатлетов «попались» и были подвергнуты санкциям — вплоть до лишения титулов и медалей Олимпийских игр — после повторных проверок их допинг-проб. Но сейчас уже поздно, как говорится, пить «Боржоми»: вместе с печенью у нашей лёгкой атлетики давно отказали все жизненно важные органы, да и мозг практически не функционирует.

Спору нет, цинизм многих зарубежных чиновников и руководителей спортивных организаций из крупнейших стран порой зашкаливает. И нежелание UKAD открывать представителям WADA доступ к дополнительным пробам того же Мохаммеда Фара можно интерпретировать таким образом, что у идейных борцов с российской государственной системой допинга у самих рыльце в пушку.

Но пока вина британской звезды мировой лёгкой атлетики официально не доказана и не подтверждена неоспоримыми фактами, в борьбе за его честное и чистое имя все средства хороши. Так что руководителям ВФЛА (Всероссийской федерации лёгкой атлетики) ещё лет десять назад нужно было просчитывать ситуацию на несколько шагов вперёд и, раз уж мы не смогли остановить обрушившийся на нас вал допинговых скандалов и разоблачений, хотя бы основательно подготовиться с юридической точки зрения, изучив все нюансы и лазейки в мировом спортивном законодательстве, чтобы максимально смягчить удар по отечественной «королеве спорта», ведя диалог с WADA если не с позиции силы, то хотя бы на равных.

А теперь, когда нашу лёгкую атлетику загнали ниже плинтуса, подобные обороты речи и категоричные отказы в доступе к пробам в общении с чиновниками Всемирного антидопингового агентства могут лишь окончательно уничтожить этот вид спорта в России. Так что можно дать такой ответ на риторический и ёрнический вопрос Сергея Шубенкова: «Да, им можно. А нам — уже нельзя».

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен