Ежегодно полицией фиксируются порядка 100 преступлений по статье об умышленном заражении ВИЧ-инфекцией. Так, в 2018 году были выявлены 130 человек, совершивших аналогичные правонарушения, в 2017-м — 129. Об этом News.ru сообщили в пресс-службе МВД России. При этом эксперты утверждают, что статистика едва ли отражает реальную картину. Большинство пострадавших просто не обращаются в полицию, боясь огласки. News.ru выяснял, сложно ли в судебном порядке наказать виновного в заражении и получить с него денежную компенсацию.


Несмотря на то, что 23 января руководитель Роспотребнадзора, главный санитарный врач России Анна Попова сообщила о снижении темпов прироста заболеваемости ВИЧ в 2018 году на 2%, общую картину по распространению болезни в стране трудно назвать благоприятной. По официальным данным, количество ВИЧ-инфицированных россиян практически достигло 1 млн человек. При этом руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, академик Вадим Покровский неоднократно заявлял, что по факту заболевших может быть гораздо больше — от 1,3 млн до 1,5 млн человек.

Умышленное заражение ВИЧ в России является уголовным преступлением, за которое можно получить срок до восьми лет лишения свободы. Согласно статье 122 УК РФ, наказание грозит тем, кто знал о своём положительном статусе, но скрыл его от партнёра, а также за заведомое поставление другого лица в опасность заражения и за инфицирование при ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей. При этом если человек не знает о своём заболевании, то уголовной ответственности он не несёт. Грозит уголовная ответственность и за умышленное заражение венерическим заболеванием (121-я статья УК РФ), но такие случаи органы правопорядка фиксируют значительно реже: в 2017-м выявлены пять преступников, в 2018-м — один, также сообщили News.ru в МВД России.

Чаще всего вирус иммунодефицита передаётся половым путём, во время беременности или грудного вскармливания от матери к ребёнку и через необработанные надлежащим образом медицинские или косметические предметы, если ими уже пользовался заражённый человек.

Сергей Лантюхов/News.ru

Как правило, ВИЧ диагностируют на второй стадии развития заболевания. То есть от момента заражения может пройти от шести месяцев и до нескольких лет. Именно поэтому, когда человек узнаёт о своём статусе, он не всегда с уверенностью может сказать, в какой момент произошло заражение и было ли оно умышленным или случайным. Именно поэтому в полицию обращаются далеко не все, предположил в разговоре с News.ru юрист Александр Толмачев.

«Чаще всего доказать умышленность и вину человека, который заразил, очень сложно. Особенно если заражение произошло в медицинском учреждении. И пострадал один человек, а не несколько. Но в некоторых случая, когда человек точно знает, когда он был инфицирован, можно не только наказать виновного, но и отсудить внушительную компенсацию, которая покроет издержки на лечение и моральный вред. Существенным фактором здесь будет являться то, что заболевание неизлечимое», — считает эксперт.

Выявить, от кого заразился человек, можно с помощью лабораторных анализов, рассказал News.ru старший научный сотрудник Российского научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, эпидемиолог Олег Юрин.

«Установить, один ли вирус у двух человек, несложно, есть определённые исследования, которые показывают, насколько близки эти вирусы», — констатировал специалист.

По его словам, выяснять или нет, от кого произошло заражение, решает сам инфицированный. Врач после постановки диагноза может только рекомендовать связаться с человеком, от которого могло передаться заболевание. Часто люди, боясь огласки, не обращаются в полицию, даже если есть подозрение, что заражение было умышленным, предположил он.

«Обычно в полицию обращаются, если имело место быть какое-то насилие или что-то в таком духе, либо, может быть, в медицинских учреждениях произошло заражение. Но насчёт заражения в поликлинике — это достаточно сложно доказать, нужно проводить расследование. В основном на медучреждение падает подозрение, если заразился ребёнок. У детей практически нет другого способа заражения, поскольку они наркотики не употребляют, половых контактов нет. Но здесь тоже можно доказать, что в таком-то учреждении заражение произошло, но что по вине конкретного медицинского работника — это тоже достаточно сложно»— сообщил эпидемиолог.