«На поле боя отныне сила в руках Турции», — пишет газета Türkiye по поводу соотношения сил в Сирии и Ираке. В тексте утверждается, что Иран из-за протестов внутри страны был вынужден вывести свои силы из Сирии и Ирака, в то время как Россия направила свои войска на территорию Украины. «В результате своих трансграничных операций Турция стала основной силой на поле боя», — отмечает газета. Насколько можно доверять таким утверждениям — в материале NEWS.ru.

Такие заявления турецких авторов и журналистов коррелируют с позицией турецкого руководства по поводу того, что Турция уже вышла за рамки региональной державы и претендует на статус великой державы. Об этом, в частности, говорил в своем выступлении и турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, отметив, что республика превзошла региональное лидерство и стали мировой державой.

«Несмотря на то что кто-то постоянно пытается тратить нашу энергию и время, Турция стала мировым лидером», — сообщил Эрдоган

Турция, Россия или Иран — кто из них сильнее в СирииФото: Carol Guzy/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Турция и Сирия: несравнимые потенциалы

В то же время, сфокусировав внимание на сирийском театре военных действий (ТВД), можно прийти к выводу, что Турция при любом раскладе оказалась бы в выигрышном положении в случае возникновения гипотетического конфликта. А потому ее преимущество здесь не означает, что Анкара вдруг вышла на качественно новый уровень как мировая держава. И в данном случае не имеет значение, сократили бы Россия или Иран свои группировки в Сирии или нет. Точно так же это не зависит от итогов трансграничных операций, о которых пишет Türkiye.

Все упирается в политическую целесообразность, а не в военные возможности Турции. Анкара располагала соответствующим потенциалом для того, чтобы демонтировать режим Асада еще в 2011 году, но этого не сделала. В ее планы просто не входило прямое военное вторжение в Сирию ввиду политических и геополитических обстоятельств, а также — возможных крайне негативных для страны международных и внутренних последствий такой авантюры.

В настоящее время турецкие вооруженные силы тем более располагают превосходством над ослабленной гражданской войной сирийской армией, вне зависимости от того, какую поддержку способны оказать САР Россия и Иран. Тем более что Москва и Тегеран никогда не пытались заменить собственно сирийскую военную компоненту своими силами, а лишь усиливали ее недостающими элементами и оказывали иного рода поддержку. Такая помощь, однако, всегда была ограничена, а ведущая роль во всех операциях отводилась соединениям Сирийской арабской армии (САА — сухопутные войска САР).

Турция, Россия или Иран — кто из них сильнее в СирииФото: Anas Alkharboutli/Xinhua/Global Look press

Турция в Сирии и около

В настоящее время численность турецкой группировки непосредственно в Сирии, в регионе Идлиб на северо-западе страны, вряд ли превышает 8–12 тысяч человек, и это может вводить в заблуждение по поводу военных возможностей Турции в этой стране. Но следует иметь в виду, что у Анкары есть все возможности нарастить свою группировку в течение суток, увеличив ее вдвое, а то и втрое. Кроме того, турецкие вооруженные силы способны проводить военные операции со своей территории в любой точке протяженной турецко-сирийской границы. И практически везде они могут создать численное превосходство и обеспечить полное господство в воздухе.

Последнее особо важно, с учетом наличия на вооружении Турции более 250–280 боевых самолетов F-16, что примерно в десять раз больше чем группировка ВКС РФ в САР. Не говоря уже о превосходстве турецких ВВС над боеспособной частью устаревшего парка ВВС САР, чьи основные боевые самолеты, которые поддерживаются в боеготовности, это в первую очередь Су-22, еще советского производства 1970-х годов.

За сирийское, впрочем, как и за иракское направление, отвечает 2-я армия сухопутных войск Турции. Это одно из старейших общевойсковых стратегических объединений турецких вооруженных сил. Ее исторические корни уходят еще ко 2-й османской армии со штабом в Алеппо, действовавшей в тех же регионах, что и турецкие военные сейчас. Она участвовала в Первой мировой войне, обеспечивая фланги действующих в Ираке и на Кавказе османских армий.

В состав 2-й армии, насчитывающей около 100 тыс. человек, входит 6-й и 7-й армейские корпуса со штабами в Адане и Диярбакыре, которые и предназначены для прикрытия границ с Ираком и Сирией. А 4-й корпус 2-й армии находится в резерве, в Анкаре, отвечая за контроль над внутренними районами странами.

Вместе с тем на Сирийском и Иракском направлениях вместо 4-го корпуса 2-й армии может быть задействован 8-й корпус из 3-й турецкой армии, которая традиционно, еще с позднеосманских времен, отвечала за кавказское направление, как и в настоящее время.

8-й корпус занимает позиции как раз между 6-м и 7-м турецкими корпусами 2-й армии и способен оперативно оказать им поддержку. Все три корпуса располагают одной пехотной дивизией и 17 танковыми, мотопехотными бригадами и бригадами «коммандос».

Остальные силы из других турецких армий и корпусов могут прибыть на тревожные направления также достаточно оперативно.

Турция, Россия или Иран — кто из них сильнее в СирииФото: snapshot-photography/B.Shamlo/

Сирийская армия и «мертвые души»

В отличие от турецких вооруженных сил, сирийские войска после десяти лет гражданской войны серьезно дезорганизованы. Вряд ли они выдержат удар такого противника, как Турция. Их подразделения потеряли большую часть бронетехники, и многие части превратились из механизированных в моторизованные, то есть чьим средством транспорта вместо БМП и БТР стали обыкновенные грузовые автомобили.

Достаточно вспомнить, что еще в 1998 году Сирия, тогда располагавшая одной из самых мощных армий в арабском мире, насчитывающей до 400 тыс. человек и 4 тыс. танков, все равно была вынуждена пойти на уступки, заставив покинуть страну лидера Рабочей партии Курдистана (РПК) Абдуллу Оджалана под давлением Турции, опасаясь прямого конфликта с ней.

Сейчас значительная часть сирийских дивизий остаются только на бумаге, в реальности насчитывая не более 4 тыс. человек в каждой вместе с гражданским персоналом и службами тыла, вместо 12–15 тыс. человек согласно штатному расписанию.

В то же время, начиная с 2015 года, российские военные советники возглавили переподготовку и переоснащение нескольких дивизий САА: «Силы Тигра», 1-й, 9-й, 10-й и 11-й дивизии. Эти соединения получили российскую подготовку и снаряжение, причем основное внимание было уделено «Силам Тигра», 1-й, а затем 11-й дивизиям, которые в большей степени восстановили боеспособность.

Также благодаря российским усилиям были сформированы 4-й и 5-й штурмовые корпуса, способные решать ограниченный круг задач.

В свою очередь иранцы активно работают с 4-й дивизией и Республиканской гвардией, в составе которой из проиранских ополченцев была сформирована 30-я дивизия Республиканской гвардии.

Но наиболее боеспособные и мобильные части САА ограничены 25-й дивизией спецназа — бывшими «Силами Тигра», в повышение боеспособности которых большой вклад внесли российские военные советники, а также некоторыми бригадами из 4-й дивизии (42-я бригада) и Республиканской гвардии.

Российское присутствие в Сирии неизменно

Также вряд ли стоит доверять постоянно появляющимся слухам об уходе или сокращении российской группировки в Сирии, на что ссылаются авторы статьи в Türkiye.

Если говорить в целом о российском присутствии в САР, то Россия никогда там не держала значимую по численности и боевым возможностям группировку собственных сухопутных сил. Основа российского присутствия там — несколько батальонов военной полиции небольшой численности (до 300 человек в каждом) с легким вооружением. Для решения тех или иных задач Москва прибегала к формированию лояльных себе сирийских соединений, де-факто подчиненных непосредственно российскому командованию в Хмеймиме, таких как 5-й корпус. Переброска российских подразделений из Сирии на Украину привела бы лишь к ослаблению российского влияния на Ближнем Востоке, но при этом существенно не сказалась бы на ходе проведения военной операции на Украине из-за малочисленности собственно российской сирийской группировки.

В то же время каких-либо данных о сокращении группировки ВКС РФ в САР, которая и является основным компонентом российского присутствия, не поступало, в том числе и из враждебных РФ пропагандистских ресурсов.

Иран воюет по доверенности

В свою очередь Иран предпочитает воевать «по доверенности», обретя большой опыт прокси-операций. То есть непосредственное иранское присутствие в САР также ограничивается в основном иранскими военными советниками и специалистами.

Поэтому Иран вряд ли мог сократить свои силы в Сирии, так как собственно иранские сухопутные части КСИР или же армии в Сирии никогда и не были развернуты. В то же время иранские «прокси», действующие в Сирии, в той ли иной степени интегрированы непосредственно в сирийские вооруженные силы и давно де-юре стали частью сирийской, а не иранской армии. Тем более что многие подобные проиранские группировки формировались непосредственно из сирийских граждан.

Собственно такие соединения, как 4-я дивизия или 30-я дивизия Республиканской гвардии и служат зонтиком для интеграции в их состав различных проиранских фракций.

Это касается и иностранных шиитских группировок. Например, иракская фракция «Лива аль-Имам Хуссейн» или иракские отряды из «Катаиб Хезболла» в Сирии вошли в состав 4-й дивизии, а иракская же «Лива Абуль Фадль аль Аббас» — в состав Республиканской гвардии и т. д.

В то же время есть сведения, что Иран не сокращает, а, наоборот, увеличивает военную помощь САР. Так, по некоторым данным, в последние месяцы в Сирию через Иран в рамках сделок по усилению противовоздушной обороны прибыли новые системы постановки помех и раннего предупреждения, а также другие системы противовоздушной обороны корейского и китайского производства. Кроме того, сообщается, что за последние две недели Иран перебросил в пригород Дамаска ЗРК Bavar-373 собственного производства. Они способны бороться с целями на расстоянии 152 км, но Иран работает над увеличением дальности примерно в два раза.