На фоне протестов в Иране из-за смерти Махсы Амини, предположительно погибшей из-за действий иранской полиции нравов, правительство страны отчиталось об успешном запуске «космического буксира», который может перемещать спутники между орбитами. Официальное название аппарата — испытательный космический корабль «Саман». Впервые его представили еще в 2017 году, но тестовый запуск произошел только сейчас. В ближайшее время иранская сторона надеется, что этот эксперимент имеет большое будущее.

Совсем недавно мировые СМИ уже обращали внимание на космическую программу Ирана. В августе этого года на орбиту вышел иранский спутник «Хайям», названный в честь персидского поэта Омара Хайяма. Правда запустили его иранцы не совсем самостоятельно — «Хаяма» отправили на орбиту с космодрома «Байконур» на российском носителе. В задачи входит мониторинг поверхности земли, в том числе для нужд сельского хозяйства.

Хотя Иран уверяет, что его космическая программа преследует исключительно мирные цели, соседний Израиль и страны Запада этому не очень верят. В 2019 году США решили в очередной раз подчеркнуть, что они ни разу не ошиблись, выйдя из ядерной сделки с Ираном. Тогда Госдепартамент заявил, что мирная любовь Ирана к космосу — эта ширма, за которой Тегеран хочет тайком совершенствовать навыки запуска военных ракет.

В докладе Госдепартамента упоминалось, что технологии, которые разрабатывает Иран в рамках космической программы, почти идентичны или по крайней мере взаимозаменяемы с теми, которые можно использовать для запуска военных баллистических ракет с ядерными боеголовками.

Орбитальный тягач Ирана: народ идет на протесты, власти — в космосФото: Iranian Defence Ministry/Keystone Press Agency/Global Look Press

В итоге Иранское космическое агентство (ИКА), которое занимается разработкой спутников связи, дистанционного зондирования и ракетами-носителями попало под американские санкции. Заодно под них попали две дочки организации — Иранский центр космических исследований и Научно-исследовательский институт астронавтики ИРИ. С тех пор любая материальная поддержка этим организациям может привести к санкциям со стороны США.

Возможно именно с целью добиться снятия санкций с гражданской космической инфраструктуры, в 2020 году элитное иранское военно-политическое формирование «Корпус стражей Исламской революции» (КСИР) публично заявило, что у них есть собственная космическая программа. Правда, отмене санкций это не помогло, так как Запад все равно считает Иранское космическое агентство полувоенным проектом.

На самом деле Иран интересовался космосом еще задолго до исламской революции и режима аятолл. Еще в 1957 году Тегеран вместе с 17 другими странами создал специальный комитет по международному сотрудничеству в космосе при ООН. Два года спустя Иран стал одной из 24 стран — основателей Комитета ООН по использованию космического пространства в мирных целях. Также ИРИ подписала договор о космосе в 1967 году. Какие-то попытки показать себя на космическом поприще были и в 1998 году, но по-настоящему Тегеран занялся космосом лишь к концу 2003 года, создав Иранское космическое агентство.

Так или иначе, с американскими санкциями или без них, но дела у Иранского космического агентства почти всегда шли не лучшим образом. Впервые Иран заслужил свое место в списке космических держав в 2008 году, когда он успешно вывел на орбиту первый спутник «Омид». С того момента и по сегодняшний день Ирану удалось вывести на орбиту еще несколько недолговечных спутников. Апогей космической программы страны наступил в 2013 году, когда иранцы запустили в космос самца макаки по имени Фаргам. Весь полет продлился около 15 минут. Ракета с Фаргамом на борту взлетела на высоту в 120 км, а затем благополучно приземлилась.

Разработчики надеялись, что вскоре вместо Фаргама в космос на иранской ракете сможет впервые отправиться человек, но впереди иранскую космическую отрасль ждала серия неудач. Так, с 2017 года иранским ученым год за годом не удается доработать ракету-носитель легкого класса «Симург», названную в честь мифического царя всех птиц. Примерно раз в год разработчики проводят тестовый запуск «Симурга», но каждый из них заканчивается аварией либо на земле, либо в воздухе. К слову, бывало и такое, что Тегеран на словах заявлял об успехе, а по факту оказывалось, что ракета просто взрывалась.

Можно заметить, что иранцы любят давать своим ракетам пафосные названия, отсылающие к истории или религии. Одна из космических ракет получила название «Зульджанах» в честь коня внука пророка Мухаммада — Хусейна. Считается, что этот конь попытался ценой своей жизни спасти Хусейна от стрелы, а теперь его изображение украшает иранскую ракету.

«Зульджанах» должен был стать флагманом иранской космонавтики. На нем гипотетически мог состояться первый полет человека. В июне этого года Иран заявил, что «Зульджанах» успешно прошел все испытания. Тем не менее западные аналитики в этом сомневаются и обращают внимание на то, что все видеоматериалы с места событий обрываются почти сразу после запуска.

Этот длительный неуспех в космической отрасли многие списывают на то, что Иран сам на время свернул программу покорения космоса, по крайней мере ее официальную часть. По некоторым данным, в 2008 году бюджет, выделенный на космические программы в Иране, был $3,9 миллиарда, в 2014 — $137 миллионов, а в 2017 — всего $4,6 миллиона. Тем не менее в некоторых западных медиа утверждают, что Тегеран сейчас, напротив, готовится вернуться в «космическую гонку». Считается, что именно на это указывает недавний запуск с Байконура. Более того, в Сети даже упоминается информация о том, что у Ирана есть планы по запуску человека на Луну к 2025 году. Так это или нет, точно неизвестно, но пока Иранское космическое агентство активно снимает рекламные материалы о своих успехах.

На август 2022 года у Ирана в космосе находится три спутника. Первый — это «Сина-1», построить и запустить который помогла Россия в 2005 году, второй — «Нур-2», запущенный КСИР в марте 2022 года, а последний — уже упомянутый «Хайям». «Нур-2» так же, как и «Хайям», посылает в Иран снимки земной поверхности. Впрочем, израильские и американские эксперты считают, что технологии и оборудование там слишком слабые, чтобы принести какую-либо практическую пользу, и все это скорее нужно для отчета.

Впрочем, если сравнивать космические возможности Ирана с соседними странами, то с ним соперничать могут разве что Саудовская Аравия, ОАЭ и Израиль. Причем у них нет своих пусковых установок и почти во всем они полагаются на западные компании, включая Boeing и Blue Origin.

Впрочем, в некоторых рейтингах вроде «топа космических держав» Иран встречается довольно часто. Космические любители иногда даже ставят его сразу после стран Евросоюза. При этом в соцсетях любят смеяться над бесконечными неудачами Исламской Республики и ее попытками достичь космического величия и сравняться с ведущими космическими странами. Но поклонники Ирана уверяют, что в авариях и неудачах при запуске ракет нет ничего странного. Та же американская космическая компания SpaceX богатейшего бизнесмена Илона Маска часто сталкивается с неудачами. К тому же у Ирана крайне ограниченные ресурсы из-за санкций, под которыми страна находится чуть ли не с начала своего основания. В этих условиях один лишь запуск обезьянки Фаргама в космос уже достаточное достижение, чтобы дать Ирану столь желанный статус космической державы.