Военизированные формирования, созданные на основе арабского клана аль-Барри, столкнулись с шиитской милицией в Алеппо. С учётом низкого уровня дисциплины, царящей в рядах лояльных сирийскому правительству сил, такие сообщения кажутся естественными, если бы не один важный аспект. Ополчение аль-Барри считается подопечным российского военного командования в Сирии. Инцидент, вероятно, в очередной раз высвечивает проблему российско-иранского соперничества в рамках сирийского конфликта.


О том, что командиры ополчения аль-Барри мобилизовали сотни бойцов для военной операции против иранской милиции, сообщила местная пресса. По этим данным, лидеры соединения собрали как минимум 2 тыс. человек в районе международного аэропорта Алеппо, чтобы нанести удар по иракскому военизированному движению «Харакат ан-Нуджаба». Причиной противоречий стало, как сообщается, похищение, пытки и убийство племенных лидеров. В том, что против влиятельных племенных фигур из окрестных районов были применены меры репрессивного характера, обвинили «неместных» — шиитские формирования. В связи с этим наблюдатели отмечают, что в городе Алеппо регулярно происходят боевые столкновения между иранскими ополченцами и другими соединениями, которые поддерживаются в том числе российской стороной.

Mouneb Taim/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Подобные столкновения с участием клана аль-Барри были и в 2018 году. Базирующаяся в Британии Сирийская обсерватория по правам человека тогда сообщала, что столкновения наблюдаются на севере Алеппо с участием формирований клана аль-Барри и боевиков из населённых пунктов селения Фуа и Кефрая. В то время, как отмечали наблюдатели, конфликт начался из-за имущества сирийских беженцев, которые были схвачены в этих двух анклавах. С финальной фазой борьбы против группировок умеренной сирийской оппозиции схватка за имущество и недвижимость в различных районах, подконтрольных лояльным официальному Дамаску силам, стала более ожесточённой и менее скрытой. Однако в экспертной среде полагают, что регулярные стычки между проправительственными соединениями отражают ещё и растущее соперничество за контроль над населёнными пунктами и потоками контрабанды.

Город Алеппо в этом смысле представляет собой хорошую иллюстрацию. Весной этого года боестолкновения наблюдались между палестинскими добровольцами из «Лива аль-Кудс» с одной стороны и бойцами 4-й танковой дивизии и шиитскими ополченцами — с другой. В сообщениях о боях делался широкий акцент на то, что «Лива аль-Кудс» рассматривается как российская креатура (подразделение участвует в операциях российских военных с 2016 года), а 4-я дивизия и замеченные в боях отряды ополчения — иранские подопечные. Кроме того, 4-я дивизия имеет соответствующую репутацию: ей командует известный своими тесными связями с иранской военной и политической элитой брат президента Сирии Махер Асад. В сводках о столкновениях с «людьми Махера» нередко фигурировал и 5-й корпус сирийской правительственной армии, который по факту управлялся российским военным командованием.

Mouneb Taim/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Передел зон влияния виден и на более высоком уровне. Продолжающиеся аресты крупных сирийских предпринимателей и ограничительные меры против них отчасти могут свидетельствовать о желании сирийского режима повлиять на «спонсоров» шиитских формирований. Между некоторыми фигурами, которые подверглись рестрикциям, и лояльным Ирану ополчением действительно есть некоторые связи. Покровителем иррегулярных иранских формирований, к примеру, считался двоюродный брат сирийского президента Рами Махлуф, который недавно также стал жертвой экономического и административного давления со стороны официального Дамаска.

Одним из последних эпизодов в скандале вокруг сирийских предпринимателей стала встреча представителей сирийского бизнес-сообщества в отеле Sheraton в Дамаске. Переговоры, которые были организованы под эгидой президентского дворца, почтили своим присутствием даже те, кто ранее покинул страну. Встреча проходила без широкого освещения в СМИ, однако в социальных сетях и арабских СМИ была распространена информация о «дворцовой кампании», инициированной с целью вынужденной конфискации средств влиятельных фигур бизнес-элиты. Известный предприниматель Самер Фоз, по этим данным, «пожертвовал» $10 млн, которые пошли на поддержку сирийской лиры. Откажутся ли бизнесмены от финансовой поддержки шиитской милиции, покажет только время.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен