Михаил Смирнов, главный редактор портала «Алкоголь.Ру», капитан команды в знаменитой викторине «Что? Где? Когда?», по просьбе News.ru прокомментировал вероятность развития виноделия на Марсе. Ранее сообщалось, что Грузия заявила о намерении покорить Марс в рамках миссии Илона Маска и уже в 2024 году начать выращивать виноград на Красной планете.

— Оцените, пожалуйста, потенциал Грузии. Сможет ли эта страна стать пионером виноделия на других планетах?

— У Грузии всегда был хороший потенциал. Им очень повезло — у них великолепная погода. Количество солнечных дней очень большое, а для винограда это крайне важно. Почвы очень хорошие — трудные для винограда. Не жирные почвы, а с большим содержанием щебня и камней, склоны хорошо ориентированы, орошение таково, что корни не гниют, а вода стекает. В результате вырастает очень хороший виноград, из которого делают вино. В виноделии считается, что чем труднее винограду — тем вкуснее вино. Есть уникальный виноград, в провинции Шаранта, из него производят коньячный спирт. Слой земли там примерно 20 см и 10 метров мела. И пока корень доберётся до воды — лоза находится на грани смерти. Но из неё получается лучшее вино, из которого делают лучший коньячный спирт. Не на всякой почве можно вырастить хороший виноград для вина. В Грузии почвы удачные.

Какое-то время назад в России засомневались в качестве грузинского вина. Ситуация изменилась?

— Да, был такой эпизод несколько лет назад. Во времена Саакашвили грузины делали дешёвые вина и отправляли их к нам. И их министр обороны высказался совершенно грязно, что, мол, отправь в Россию хоть каловые массы — всё равно купят. После этого последовал резкий ответ — закрыли доступ грузинским винам на российский рынок. Грузины, пока запрет действовал, модернизировали виноделие в стране, поставили суперсовременное оборудование, пригласили спецов, которые наладили им технологии. И у них очень высококлассные вина. Кроме того, они стали в ощутимых масштабах производить оранжевые вина, в кувшинах квеври. Эти кувшины закопаны в землю, и виноград туда загружается вместе с косточкой, вместе с гребнем — веткой, к которой крепятся ягоды. И всё это постепенно отдаёт цвет. Ведь цвет в основном содержится в шкурке, собственно сок виноградный — он прозрачный. Плюс семечки отдают виноградное масло, очень полезное. И всё это бродит, бродит, бродит, затем по особой технологии они всё это вскрывают и получают вкуснейшие оранжевые вина.

— Это, должно быть, очень древняя технология.

— В Грузии вообще очень старые винодельческие традиции. Считается, что царица Тамара пришла к ним с христианским крестом, в котором две виноградные лозы были перевязаны её волосами. И виноделие существует там много тысячелетий. И грузины сумели доказать, что первое виноделие было именно в Грузии. В мире идёт большая долгая ругань — где первое вино сделали. И грузины продавили историческое исследование, подтвердившее, что в товарных количествах вино впервые появилось именно у них.

— Как вы полагаете, Грузии удастся наладить виноделие на Марсе?

— Ни черта там не вырастет. Магнитного поля у Марса нет. Понятно, что мощная солнечная радиация, а защищаться от неё нечем. Значительные колебания температуры, до минус 100 градусов. Никакое растение не выдержит.

Фото: NASA/public domain/wikipedia.org

— Возможно, что-то станут выращивать в закрытом куполе.

— Не знаю, есть ли смысл. Вырастить, теоретически, можно, и можно, конечно, сделать там вино. Но что это будет за вино и какой виноград там вырастет? На самом деле же лоза растёт четыре года, прежде чем она сможет дать виноград, из которого можно сделать более-менее приемлемое вино. Даже если они отправят лозу на Марс с экспедицией Маска — никто ею заниматься не будет. Виноделием нужно заниматься очень серьёзно. Астронавтам Маска делать нечего, как только выращивать виноград. Я вообще сомневаюсь, что они туда доберутся живыми-здоровыми.

— Что же им помешает?

— Мощнейшее излучение солнечное. Радиация. Чтобы от него укрыться, защитить себя, нужно 3–4, а то и 5 см свинца. И какой же мощности космического корабля хватит? Да никакой. И на самом Марсе скафандры не спасут от солнечного излучения. Как они там будут жить — не знаю. Напоминает сюжет фильма «Козерог-13», когда полёта на самом деле не было, была лишь имитация. И даже если астронавты долетят до Марса, то очень быстро вымрут.

— Вино выпить не успеют?

— Выпить успеют. Сделать не успеют. Я думаю, что здесь в другом дело. Грузины наладили производство хорошего, качественного вина. Но пока они отсутствовали на российском рынке, их нишу заняли другие экспортёры. Вино делать они научились, но экспорт из Грузии резко упал. И говоря об участии в экспедиции Маска, грузины хотят разрекламировать своё вино.

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

— Насколько уменьшилась представленность в России грузинских вин по сравнению с «доскандальными» временами?

— Сейчас в Россию вино из Грузии поставляет очень небольшое количество компаний — шесть или семь. И они занимают 1–3% рынка, не более. А раньше их ниша была порядка 10–12%. Когда в виноделие вмешивается политика, это всё плохо заканчивается для виноделия.

— Россия в целом много вина импортирует?

— У нас под виноградниками примерно 300 тысяч гектаров, а надо нам раза в три больше. Поэтому импорт в Россию необходим, без него не обеспечить потребностей. Закупают и бутылочное вино, и розливом, чтобы потом разливать на территории России. Но компенсировать всю недостачу вина в России грузины точно не смогут, даже если им это позволят.

— Куда ещё идут грузинские вина?

— Очень небольшое количество, порядка 1000 бутылок, поступает в Европу. Фактически для коллекционеров или для продвинутых магазинов. В Китай они стараются продавать, но Китай и сам активно производит вино. А потом, если им предложат вино из Франции и из Грузии, то понятно, в пользу кого будет сделан выбор. Виноделие дело дорогое. Дорого обходятся содержание виноградников, сам процесс виноделия. Высококачественное вино должно долго выдерживаться, а это зарплата, электричество, это расходы, налоги и так далее. Поэтому все стараются делать вино по ускоренной технологии. Не всё так просто. Грузины могут делать и лёгкие вина, и выдержанные, но непонятно только, куда они будут их сбывать. Хорошо известны грузинские вина только в России.