В России на фоне паники вокруг коронавируса резко растут продажи «Арбидола», который и так на протяжении 12 лет остаётся одним из самых продаваемых препаратов в стране. Он даёт гигантские прибыли, которые сосредотачиваются под контролем одного человека — владельца компании «Отисифарм». Тем не менее является ли это вещество действенным лекарством — вопрос до сих пор открытый. Так, по словам российского академика, доктора медицинских наук Василия Власова, китайский профессор, рассказавший СМИ о том, что «Арбидол» якобы борется с новым коронавирусом, имел финансовый интерес и связан с производителем вещества. Как путём продажи препаратов с неподтверждённой эффективностью под аккомпанемент сомнительных рекламных трюков и не без помощи чиновников высочайшего уровня зарабатывает свои миллиарды крупнейшая в стране фармацевтическая империя — в расследовании NEWS.ru.


«Исследования доказали...»

25 февраля власти обратили внимание на транслируемые по радио ролики, в которых «Арбидол» преподносится как лекарство от коронавируса — Федеральная антимонопольная служба возбудила дело о ненадлежащей рекламе. До 6 марта производитель препарата должен предоставить доказательства эффективности лекарства от названной болезни.

В мире увеличивается количество заболевших новым коронавирусом, вызывающим опасную пневмонию. Вирус передаётся от человека к человеку. Риск заражения высок. Исследования доказали: «Арбидол» активен даже против коронавируса, — гласил рекламный ролик, транслировавшийся в начале года как минимум четырьмя радиостанциями: «На семи холмах», «Ретро ФМ», «Европа Плюс» и «Авторадио».

19 февраля российские СМИ сообщили со ссылкой на китайские источники, что Национальная комиссия здравоохранения Китая включила российский противовирусный препарат «Арбидол» в новую версию плана диагностики и лечения коронавирусной инфекции. Позже выяснилось, что он всего лишь внесён в план тестирования наравне с 30 другими веществами. Никаких выводов об эффективности препарата в первоисточнике не было.

Новость разошлась, причём не без участия крупнейших пабликов в соцсети «ВКонтакте». Например, паблик «Твоё ВПШ», в котором состоят более 2 млн человек, выставил новость о том, что «Арбидол» якобы показал эффективность против коронавируса, аж три раза, в том числе два дня подряд — 6 и 7 февраля.

NEWS.ru

Дело, однако, уже сделано. С 27 января по 2 февраля продажи «Арбидола» выросли на 14%, за первую неделю февраля — на 15%, за вторую — на 24%. В некоторых аптечных сетях, таких как «Асна», «Неофарм» и «Столички», рост продаж  «Арбидола» составил от 91% до 250%.

Член комиссии по борьбе со лженаукой РАН Василий Власов объясняет происходящее агрессивным лоббизмом.

Вы представляете, сколько такая рекламная кампания стоит? Да, вряд ли можно найти кого-то, кто расскажет про лоббирование «Арбидола». Все знают, но не скажут, потому что все повязаны между собой. Целый ряд людей связан с «Арбидолом» и «Фармстандартом». Они заложились в рекламу и в связи с коронавирусом. И в этой ситуации всплыли их контакты с китайцами. Они с китайцами контактируют, и этот китайский профессор, который рекламирует «Арбидол», он работает в контакте с «Отисифармом». Есть такой академик — конечно же, он деньги получает от производителя «Арбидола».

Василий Власов

доктор наук, член комиссии по борьбе со лженаукой РАН, член Общества специалистов доказательной медицины

По всей видимости, речь идёт об эксперте китайского Минздрава, члене Инженерной академии Ли Ланьцзюань, которая первой заявила СМИ, что «Арбидол» эффективен против нового коронавируса.

Эта история, кстати, не нова. В 2009–2010 годах, когда в России свирепствовал свиной грипп, продажи «Арбидола» скаканули на 102%. Сему предшествовали публичные рекомендации спасаться от новой болезни не иностранными средствами, а отечественным «Арбидолом», которые неоднократно звучали из уст тогдашних министра здравоохранения Татьяны Голиковой и главного санитарного врача Геннадия Онищенко.

Апогеем стал вышедший на федеральном телевидении сюжет, в котором тогдашний премьер Владимир Путин во время визита в Мурманск зашёл в аптеку проверить, есть ли там «Арбидол». Название прозвучало в сюжете. Ещё до этого препарат оказался в перечне жизненно необходимых лекарств, что обеспечило ему место в плане госзакупок для тысяч больниц.

А ведь уже на 2008 год этот препарат и так лидировал в стране по продажам, его рентабельность тогда составляла 60%. Объём его продаж почти постоянно рос и оценивался в дальнейшем от 5 до 7,5 млрд рублей ежегодно, с прибавкой год от года на 25 и более процентов. Так было до 2012 года, когда препарат уступил первенство гепатопротектору эссенциале французской Sanofi. Тогда «Арбидол» продали уже всего на 4,9 млрд рублей. В 2014-м его популярность упала ещё на 24%. Судя по данным, которые предоставила NEWS.ru компания DSM Group, анализирующая фармацевтический рынок, продажи «Арбидола» к концу 2010-х годов рухнули более чем в два раза — это сопутствовало общему падению рынка. В 2018-м лекарство было продано на 2,7 млрд рублей, в следующем году — на 2,5 млрд. Как бы дальше колебалась эта динамика, неизвестно, но коронавирус, судя по всему, пришёл «вовремя», чтобы её исправить. Всего за семь недель 2020 года объём продаж превысил полмиллиарда рублей.

Кстати, объявление об эффективности «Арбидола» против коронавируса до сих пор висит на главной странице сайта компании-производителя.

NEWS.ru

Вожделенный список

На сайте производителя «Арбидола» указывается, что лекарство признано Всемирной организацией здравоохранения под международным названием «Умифеновир» и включено в группу препаратов с прямым противовирусным действием. Ему был присвоен код J05AХ13 в международном классификаторе лекарственных средств.

От разработки молекулы до регистрации препарата «Арбидол» прошло 14 лет, — гласит реклама препарата. — За этот период в ходе множества экспериментов были получены исчерпывающие сведения о механизме действия препарата, о его высокой безопасности и эффективности в ходе ряда успешных экспериментов на животных и при изучении клинического действия препарата.

Однако на сайте ВОЗ в преамбуле к перечню, в котором и встречается название «Арбидол», говорится прямым текстом: «Включение того или иного имени в списки международных непатентованных наименований не подразумевают каких-либо рекомендаций по применению данного вещества в медицине».

Присвоенный лекарству код нужен только для того, чтобы собирать статистику о его использовании во всём мире. По сути, в официальных источниках нет конкретных научных данных о том, что «Арбидол» приносит реальную пользу. Напротив, в резолюции заседания президиума Российской академии медицинских наук от 2007 года содержится рекомендация правительству «немедленно изъять из перечня лекарственных средств, по которому осуществляется лекарственное обеспечение в программе ДЛО (дополнительное льготное обеспечение), устаревшие препараты с недоказанной эффективностью», среди которых указан «Арбидол».

Никакой позиции по отношению к «Арбидолу» у ВОЗ нет, — говорит академик Василий Власов. — Эта организация вообще не занимается экспертизой лекарств, думать так — большая ошибка. Компания «Отисифарм» года два назад заявляла, что ВОЗ одобрила «Арбидол»​. Но на самом деле она его просто классифицировала как химическое вещество, употребляемое в некоторых странах в качестве лекарства. Это не имеет никакого отношения к эффективности или безопасности.

Так можно ли «Арбидол» считать лекарством? Власов отвечает на этот вопрос широко.

Fei Maohua/Keystone Press Agency/Global Look Press

Лекарством может считаться любое вещество, про которое имеется какая-то информация о том, что оно от чего-то там помогает, — замечает учёный. — При этом есть официально зарегистрированные и незарегистрированные лекарства. И те, и другие могут быть эффективными или неэффективными. «Арбидол»​ является лекарством, которое официально зарегистрировано. Это, конечно, не означает что официально признана его эффективность. Обычно говорят, что у нас регистрируются только эффективные и безопасные лекарства, поэтому на рынке находятся только такие препараты. Это не так. Есть множество лекарств, которые по определению не могут быть эффективными. Например, лекарства компании «Материа Медика Холдинг», которые, по сути, гомеопатические. У них не может быть никакой эффективности, но они находятся на рынке как лекарства. «Арбидол»​ — не гомеопатическое средство, у него может быть эффективность, но она, к сожалению, плохо доказана. Некоторые основания для того, чтобы считать этот препарат эффективным, есть. Но «некоторые основания» и «достаточные основания» — большая разница. Эти «некоторые» основания появились ещё 20 лет назад, а достаточных оснований до сих пор не появилось.

Комментируя заявления производителя о многочисленных исследованиях якобы подтвердивших действенность «Арбидола», Власов пояснил, что их качество оставляет желать лучшего и для науки они пока недостаточны.

Обычно существует совокупность разных исследований, в принципе, все их можно в той или иной степени принимать во внимание, но для медицины этого недостаточно, — рассказал доктор медицинских наук. — Для людей, которые лечатся лекарствами, важны только контролируемые, рандомизированные слепые испытания. У «Арбидола» одно такое испытание есть, но оно не очень высокого качества, поэтому мы относимся к этому скептически. Почему производитель не проводит качественные испытания? Обычно это говорит о том, что производитель не уверен в том, какой результат он получит в их ходе, и его устраивает текущая ситуация. Это характерно для всех производителей лекарств, они очень мало проводят исследований, в которых лекарства сравниваются между собой. Потому что если ты начнёшь испытывать, твоё лекарство может оказаться хуже. Это будет очень неприятно. Поэтому, на всякий случай, сравнительных испытаний проводится очень мало.

Тем самым, по словам Власова, в каком-либо эффекте «Арбидола» остаются сомнения. С учётом этого он считает попадание препарата в перечень жизненно необходимых лекарств, обязывающий клиники закупать «Арбидол» за государственный счёт, следствием коррупции и лоббизма.

В этом перечне в своё время тоже бывали и гомеопатические средства, активированный уголь и так далее, — говорит он. — Минздрав систематически удаляет оттуда препараты с недоказанной эффективностью, а потом возвращает вновь. Почему? Никто не знает. Медведев, ещё будучи президентом, приказал сформировать перечень критериев для включения препарата в список. Его составили. И в тот же год внесли в перечень кортексин, который вообще не имеет положительной доказательной базы — только болтовня всякая. Поскольку попадание в этот перечень гарантирует стабильный уровень продаж, все стараются туда попасть.

Сумма бюджетных денег, потраченных за 20 лет на госзакупки «Арбидола», подсчёту не поддается. Это связано ещё и с тем, что больницы приобретают его относительно мелкими партиями не у производителя, а у посредников — аптечных сетей. Непосредственный производитель  «Арбидола» — АО «Отисифарм» — в госзакупках не участвует. Зато участвует её материнская компания — «Фармстандарт», из которой «Отисифарм» в своё время была выделена. «Фармстандарт» за всю историю своего существования получил госконтрактов на космическую сумму — 245 млрд рублей. Разумеется, речь шла далеко не только о поставках «Арбидола», но порядок цифр представить можно.

От молекулы до госзакупки

«Арбидол» был разработан ещё в Советском Союзе. Патент был зарегистрирован в 1974 году на имя шестерых учёных московского Всесоюзного научно-исследовательского химико-фармацевтического института им. Серго Орджоникидзе. Он был разрешён к медицинскому применению на основании приказа Министерства здравоохранения СССР № 229 от 23 марта 1988 года.

NEWS.ru

В 90-е годы два предпринимателя Александр Шустер и Виталий Мартьянов из компании «Мастерлек» скупали у государственных предприятий — преемников советских НИИ — фармакологические разработки. Среди них оказался «Арбидол». Бизнесмены наладили его производство и начали агрессивную рекламную кампанию. Первым делом они подняли цену на «Арбидол» в несколько раз — мол, хорошее лекарство не может стоить дёшево.

В 2005 году академик Роберт Глушков, тот самый, что в своё время, будучи директором института, продал права на «Арбидол» коммерсантам, выступая на коллегии Минздрава РФ, порекомендовал это лекарство для борьбы с эпидемиями гриппа. В итоге приказом ведомства его внесли в минимальный необходимый ассортимент аптечных сетей. Накануне истечения срока патентной защиты на «Арбидол» Шустер и Мартьянов продали свою компанию. В 2006 году её купило предприятие «Фармстандарт», среди владельцев которого в то время был Роман Абрамович. Последний в 2008 году вышел из капитала компании, и в последующие годы доли постепенно консолидировал в своих руках миллиардер Виктор Харитонин. Сейчас он посредством офшорных структур полностью контролирует «Фармстандарт». В 2013 году из этой компании выделили «Отисифарм», которой отдали производство безрецептурных препаратов — её выручка на сегодняшний день составляет около 28 млрд рублей в год. 

СМИ приписывали Харитонину дружбу с бывшим министром здравоохранения Татьяной Голиковой и её мужем, экс-главой Минпромэнерго, а после Минпромторга Виктором Христенко. Голикова стала министром в 2007 году, как раз когда «Фармстандарт» стал активно «подсаживаться» на госзакупки. Сам Харитонин утверждал, что с Голиковой и Христенко у него исключительно рабочие нейтральные отношения.

Однако некоторые обстоятельства намекают на обратное. Например, в 2010 году компания «Фармстандарт» создала научно-исследовательский центр «Научтехстрой плюс». Позже в состав учредителей вошли Андрей Дементьев и Андрей Реус, которые ранее работали в правительстве вице-премьера Христенко, а также были его заместителями в Министерстве промышленности и энергетики России. Также все четверо — Реус, Дементьев, Христенко и Голикова — были среди учредителей Благотворительного фонда возрождения Успенского монастыря.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен