Отношения России и Германии переживают непростой период: власти ФРГ заявили о причастности страны к хакерской атаке на бундестаг в 2015 году. Берлин инициировал запуск специального механизма Евросоюза, предусматривающего введение санкций. Посол Германии в РФ Геза Андреас фон Гайр в интервью NEWS.ru рассказал о том, как этот эпизод может сказаться на развитии германо-российских отношений, а также обозначил позицию правительства ФРГ по новым санкциям США в отношении проекта газопровода «Северный поток — 2» и по урегулированию ситуации на востоке Украины.


Мирное сосуществование и киберсанкции

— Господин посол, канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что Германия в отношениях с Россией будет придерживаться концепции «мирного сосуществования». Означает ли это изменения во внешнеполитическом курсе страны? Можно ли ожидать ухудшения двусторонних отношений?

— В германо-российских отношениях по-прежнему много света, но, к сожалению, не обходится и без тени. Во-первых, имеется прочный фундамент многолетнего сотрудничества в области экономики, культуры, науки. И в первую очередь, как и прежде, впечатляют то многообразие и та глубина человеческих контактов, которыми проникнуты эти отношения.

В то же время, к сожалению, имеется и ряд серьёзных проблем и разногласий, разделяющих нас — под «нами» я имею в виду не только Германию, но и многие другие европейские и прочие государства. Сюда по-прежнему относится противоречащая международному праву аннексия Крыма и российские интервенции на востоке Украины — и та и другая территория является частью суверенной страны. В настоящее время Берлин особенно озабочен двумя инцидентами в Германии, где замешаны российские госструктуры; эти дела неспроста находятся на рассмотрении органов правосудия. Это массивная хакерская атака на германский бундестаг, то есть самое сердце нашей политической системы, факт которой доказан. И убийство в берлинском районе Тиргартен. Всё это вместе затрагивает в том числе и весьма принципиальные вопросы, дополнительно негативно влияя на политическую атмосферу.

Однако о том, что мы в целом исключительно заинтересованы в добром сосуществовании, вы можете судить на основании того факта, что осенью этого года мы начнём проводить Год Германии в России. С помощью большого количества мероприятий и проектов мы стремимся приобщить людей в России к Германии, к живой реальности в нашей стране. Это подчёркивают и многочисленные визиты нередко высокопоставленных делегаций на федеральном и земельном уровнях, которые прошли до начала пандемии коронавируса.

— Есть ли в Берлине консенсус по вопросу введения «киберсанкций» в отношении России в связи с хакерской атакой 2015 года? Есть ли какие-то временные рамки, и какие сферы они затронут?

— Атака на информационно-технические системы германского бундестага является тяжким уголовным преступлением, которое к тому же затрагивает суверенитет Федеративной Республики Германия. Генеральный прокурор Германии в начале мая этого года выдал ордер на арест гражданина России, а федеральное правительство приняло решение выступить за применение нового «киберсанкционного» режима ЕС в отношении ответственных за эту атаку лиц. Всё это означает необходимость дополнительной тщательной проверки, в том числе и из-за того, что следы ведут в Россию. Федеральный канцлер Меркель дала этому чёткую оценку, как и по поводу убийства в районе Тиргартен.

Поскольку в прошедшие годы заметно усилились кибератаки на информационные системы, которые представляют собой внешнюю угрозу для Евросоюза или его членов, ЕС почти год назад принял решение о введении специального санкционного режима, с помощью которого партнёры по ЕС смогут отреагировать на кибератаки сообща и решительно. Он позволяет замораживать имущественные активы и вводить ограничения на въезд лиц, замешанных в этих деяниях, и организаций, которые стоят за ними. Сейчас в ЕС запущена конкретная процедура.

Судьба «Северного потока — 2»

Геза Андреас фон ГайрГеза Андреас фон ГайрNikita Markov

— Продолжая тему санкций: США готовятся ввести новые рестрикции в отношении проекта строительства газпоровода «Северный поток — 2». Последует ли какой-либо ответ от Берлина? Будет ли он скоординирован с Москвой?

— Прежде всего я хотел бы со всей определённостью заявить: мы, немцы и европейцы, вполне можем сами решать, как нам лучше всего обеспечить нашу энергетическую безопасность и как нам диверсифицировать своё энергоснабжение. Американский законопроект, на который вы намекаете, предполагает всё более активное вмешательство в наши суверенные решения, причём посредством экстратерриториальных санкций. Мы решительно выступаем против этого. Сейчас эта тема обсуждается с нашими партнёрами в ЕС — и, конечно, это обсуждение интенсивно ведётся и с ответственными представителями США: ведь законодательный процесс по данному вопросу пока идёт. Вместе с тем мы, разумеется, осуществляем тесный обмен мнениями с фирмами, сотрудничающими в проекте «Северный поток», и с российской стороной.

— Есть ли в Берлине уверенность, что «Северный поток — 2» будет достроен? Если да, то в какие сроки? Может ли решение германского регулятора — не выводить проект из-под газовой директивы ЕС — быть пересмотрено?

— Новые планы американцев ничего не меняют в позиции федерального правительства Германии по «Северному потоку — 2». Произойдут ли дальнейшие задержки в строительстве, будут решать участвующие в проекте фирмы.

Что касается решения Федерального сетевого агентства, то оно в полной мере принимается на основании законодательства Германии и ЕС. Это подразумевает в том числе и то, что решение может быть обжаловано, и в таком случае последует его пересмотр судом. Так или иначе, компания сможет начать эксплуатацию трубопровода только в соответствии с положениями действующего в Германии энергетического законодательства.

— Отношения Германии и России помимо хакерской атаки осложняет и такой эпизод, как убийство в Берлине Зелимхана Хангошвили. Есть ли взаимодействие между странами по этому вопросу? Получила ли Германия от России необходимые данные?

— По факту этого убийства Генеральная прокуратура Германии только что выдвинула обвинение в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Это важный шаг в данном процессе. Тема серьёзная. Обвинительное заключение, как можно понять из сообщения Генеральной прокуратуры, сформулировано вполне однозначно.

Конфликт на Украине

— В Берлине с официальным визитом побывала украинская делегация. До этого столицу Германии посетил замглавы администрации президента Дмитрий Козак. Можно ли говорить о том, что Германия взяла на себя инициативу по сближению позиций стран на фоне пробуксовки с выполнением парижских соглашений?

— Парижская встреча в «нормандском формате» в декабре прошлого года была первым саммитом за прошедшие три года. Хорошо, что в Париже удалось на высшем уровне договориться о перечне конкретных шагов для продвижения в направлении разрешения ситуации в Донбассе. Но, к сожалению, с тех пор реализация этих шагов по-настоящему не сдвинулась с места — а страдают от этого люди, которые становятся жертвами продолжающихся нарушений режима прекращения огня и бедствий гуманитарного характера. Вместе с Францией германские дипломаты хотят помочь, поэтому мы проводим интенсивные переговоры на разных уровнях, причём с обеими сторонами: ведь ответственность несёт и Россия.

Необходимость реализации Минских соглашений при этом распространяется и на многие другие сферы политики, которые в настоящий момент не смогли по-настоящему проявить свой потенциал.

— Когда может пройти новая министерская встреча «нормандской четвёрки»? Будет ли она очной? Есть ли предпосылки для проведения саммита?

— Министры иностранных дел четырёх стран пока собрались в формате видеоконференции в конце апреля. Сейчас необходимо, прежде всего, добиться конкретных подвижек в реализации парижских договорённостей на техническом уровне. Об этом ведутся самые интенсивные переговоры в так называемой трёхсторонней контактной группе. Если ситуация будет развиваться таким образом, что потребуются политические импульсы, исходящие от министров, то мы готовы к этому. То же касается и саммита.

— Как в Германии оценивают идею об инициации переговоров по Донбассу в «будапештском формате». Не противоречит ли она усилиям «нормандской четвёрки» и Минским соглашениям?

— Я по-прежнему рассматриваю «нормандский формат» как те политические рамки, в которых можно и необходимо добиться подвижек в реализации минских договорённостей. Сейчас все должны сосредоточиться на сути дела, не отвлекаясь на другие форматы. Речь идёт об исключительно трудной, но необходимой детальной работе, ради сохранения перемирия, разведения сил, разминирования, решения гуманитарных вопросов и формирования политического процесса. Все должны проявить подлинную волю, чтобы двигаться к цели, о которой мы вместе договорились, и приложить к этому все свои усилия.

Авиасообщение и парад Победы

Геза Андреас фон ГайрГеза Андреас фон ГайрNikita Markov

— В СМИ проходила информация о готовности России возобновить авиаперелёты с рядом стран с 15 июля. Есть ли в их списке Германия?

— Правительству России предстоит выяснить, в какой последовательности, с какими странами и насколько скоро оно желает возобновить авиаперелёты, которые оно само же и прекратило. Вместе с тем речь идёт о возможности въезда лиц, мобильность которых в настоящее время крайне ограничена в обоих направлениях из-за профилактических медицинских мер, введённых как Россией, так и Германией и ЕС. Я исхожу из того, что послабления произойдут, как только эпидемиологическая ситуация это позволит. Ведь в конечном итоге для экономического обмена, который мы все хотим вновь активизировать, наряду с движением товаров и услуг потребуется свобода передвижения людей.

— В Москве планируют провести парад Победы 24 июня. Планирует ли кто-то из представителей ФРГ посетить его?

— Если я правильно понимаю, в этом особенном из-за пандемии году на параде будет присутствовать особый круг зарубежных гостей. Пока точных сведений мы не получили, но в настоящее время я исхожу из того, что представителей Германии не будет.

Добавьте наши новости в избранные источники