Власти Донецкой Народной Республики (ДНР) назначили новым мэром Мариуполя депутата городского совета Константина Иващенко, бывшего члена «Партии регионов» и «Оппозиционной платформы — За жизнь». В интервью NEWS.ru Иващенко рассказал о том, как и почему стал главой города, как будет решаться вопрос с пенсиями и компенсациями за разрушенные в результате боёв дома и каким образом Служба безопасности Украины влияет на настроения мариупольцев.


— В Мариуполе сейчас нет света, воды, интернета и мобильной связи. Есть понимание, когда хоть что-то из этого будет восстановлено?

— Нет, к сожалению. Это зависит от слишком большого числа различных факторов. Ещё идут боевые действия, ещё не разминирована полностью территория. При этом работы по подаче воды, электричества и всего остального ведутся прямо сейчас.

— Есть хотя бы сроки по разминированию?

— Я, увы, тоже не могу сказать. Это вопрос, который лучше адресовать военным и МЧС. К тому же в этом деле говорить о сроках неправильно. Нельзя давать сапёру задачу разминировать определённое количество мин к такому-то дню.

Работа кинолога с собакойРабота кинолога с собакойКирилл Зыков/АГН «Москва»

— А над разминированием чего ведётся работа?

— Насосные станции, три основных электрических подстанции. Не все мины ещё обнаружены, с этой работой поспешность не нужна, чтобы обойтись без человеческих жертв. Так что работа по разминированию идёт планово. Также идёт работа по восстановлению линий электропередачи, которые подходят к городу.

— Я говорил со многими мариупольцами и часто слышал от них о страхе, что ВСУ могут вернуться в город.

— О, это я могу прокомментировать. Много жителей выехали в Киев, Житомирскую область и так далее. СБУ не сидит сложа руки. Она выискивает, например, директоров школ или подобных людей, которые уехали, но тут имеют связи с какими-то коллективами. Через подобные каналы происходит запугивание, такие случаи нам известны. Говорят о том, что, мол, не надо сотрудничать с новой администрацией, что мы вернёмся, всех накажем и прочее. Мы всеми доступными средствами боремся с этим.

— Как например?

— Проводим беседы с людьми, доказываем, что возвращение СБУ невозможно. Показываем ролики выступления Зеленского, в которых он сам говорит, что деблокада Мариуполя на сегодняшний день невозможна. Мы-то, конечно, понимаем, что она невозможна уже никогда.

— Вы были назначены на должность мэра. Планируете избираться и есть ли сейчас понимание, когда выборы будут?

— Нет, что вы. Восемь лет не было чёткого понимания, когда настоящие выборы будут, а сейчас точно не до этого. Этой темы в повестке нет совсем, сейчас надо заняться восстановлением инфраструктуры.

Местный житель на улице МариуполяМестный житель на улице МариуполяKomsomolskaya Pravda/Global Look Press

— Кстати, будут ли компенсации за разрушенные в результате боёв дома и по какому принципу они будут высчитываться?

— Насколько я знаю, программа компенсации сейчас в разработке. Работы уже начались, и бригады работают по 8-10 часов в сутки. Все дома, которые можно восстановить, будут восстановлены. Даже в частном секторе. К сожалению, большей конкретики я пока ещё не могу дать и по срокам восстановления тоже.

— Почему главой города сделали именно вас?

— В какой-то момент после начала боевых действий мы собрали депутатов Городского совета Мариуполя и Мариупольского района. Провели, если хотите, вече, или собрание. Было около 30 человек. Это те депутаты, которые не покинули своих избирателей, в отличие от господ вроде бывшего мэра Бойченко, который сидит сейчас в какой-нибудь Польше в тёплой ванне и оттуда разглагольствует, что они ещё «придут и накажут». А мы все эти дни тут, с мариупольцами, и работаем вместе. Так вот, на собрании за мою кандидатуру проголосовало большинство, после чего к руководителю ДНР было направлено обращение с просьбой назначить главой города. Денис Владимирович Пушилин в одном из своих интервью говорил о том, что он не видит причин не назначить того человека, который был таким образом выбран мариупольцами.

— В Мариуполе в 2014 году проходил референдум о независимости и вхождении в ДНР, но это было уже давно, и ситуация сильно изменилась. Планируется ли ещё один референдум?

— А что такого могло сильно поменяться? Поверьте, взгляды мариупольцев не поменялись. Я сейчас постоянно общаюсь с народом, который прожил такие тяжёлые дни, и могу заверить, что мариупольцы всей душой хотят в Россию.

— Не считаете ли вы, что нужна амнистия для тех, кто с 2014 по 2022 год был, скажем так, замечен в чём-то, что ДНР могла бы расценить как «проукраинские действия»?

— Тут должен решать суд. Если речь о преступлении, то не думаю, что амнистия должна быть. Если человек просто поддерживал Украину публично и не участвовал в унижениях, избиениях людей, то какое до этого дело? Проблема-то была в том, что определённые люди в этот период получили право издеваться. Это было. Например, людей заставляли обращаться в магазине на украинском или третировали несчастных кассиров, чтобы они выпускали на украинском чеки. Мы все прекрасно знаем, что в аэропорту была так называемая библиотека полка «Азов» — это место, где мариупольцев пытали и убивали.

— Вы знаете, сколько мирных жителей сейчас находится на территории «Азовстали», контролируемой батальоном «Азов»?

— Даже примерного понимания нет. Мы только точно знаем, что такие люди есть, потому что уже достаточно много людей уже оттуда сбежали. Сбежали, потому что «Азов» прикрывается ими от бомбардировок как живым щитом.

Жительница Мариуполя покидает подвал дома, в котором пряталасьЖительница Мариуполя покидает подвал дома, в котором пряталасьKomsomolskaya Pravda/Global Look Press

— Мариупольцы мне говорили, что в результате боёв сгорел пенсионный архив и что теперь придётся всем доказывать свой пенсионный стаж.

— Да, это так. Мы будем все данные восстанавливать, собирать по крупицам. Над этим будет работать Министерство юстиции ДНР. Есть специальный пошаговый процесс. Какие-то документы, вероятно, остались на производстве или у человека остались какие-то справки.

— Но у многих их документы наверняка тоже были уничтожены в результате боевых действий. Как и разные предприятия вместе с архивами.

— Вполне вероятно. Но мы всё восстановим, точно.

— Есть данные о том, сколько мариупольцев выехали на подконтрольные Киеву территории?

— Когда мы анализировали эвакуировавшихся, не разбивали на то, кто куда ушёл. Могу сказать, что всего уехали около 200 тысяч человек. Насколько я осведомлён и исходя из того, что я увидел в пункте размещения в Володарске, абсолютное большинство уехали в Донецк, Таганрог или Ростов-на-Дону.

— Есть ли сейчас потребность в лекарствах, оборудовании или чём-то подобном? Может быть, вы хотите обратиться к России с какой-то просьбой?

— Россия и так поставляет в больницы топливо для генераторов и лекарства. Вот недавно привезли инсулин, привозят и другие препараты. Также недавно привезли станцию для переливания крови. Так что острого дефицита с чем-то сейчас уже нет, хотя до недавнего времени было тяжело.