Вступление в Североатлантический альянс Швеции и Финляндии, что официально подтвердили в Стокгольме и Хельсинки, наталкивается на оппозицию с совершенно неожиданной стороны. Турция, обладающая второй после США по величине армией в НАТО, но всегда бывшая L'Enfant terrible западного военно-политического союза, готова устроить обструкцию новичкам. Такое поведение Анкары вызывало бы когнитивный диссонанс, если не знать, что союз Турции с НАТО всегда был браком по расчёту, а не по любви. NEWS.ru выясняет, могут ли два кандидата на членство в НАТО и Альянс в целом повлиять на упрямого союзника, чтобы тот перестал вставлять палки в колёса Блоку.

Чувство безопасности

Сегодня, 16 мая, финны и шведы празднуют, пусть неофициально, но по царящей в стране атмосфере нечто вроде Дня народного единства или первой брачной ночи. В понедельник Риксдаг (парламент Суоми) будет голосовать по поводу одобрения заявки страны на присоединение к НАТО — шаг, означающий в определённом смысле потерю геополитической девственности для страны, которая целых 70 лет после выхода из Второй мировой войны сопротивлялась приставучим ухажёрам как с Востока, так и с Запада.

Нейтральный статус Финляндии до последних недель казался настолько незыблемым, что даже президент Украины Владимир Зеленский приводил её как пример, который подошёл бы его стране после того, как РФ завершит свою военную спецоперацию.

Финляндия прошла в нейтральном и внеблоковом статусе через полстолетия холодной войны, не изменила его даже в дни Карибского кризиса в 1962 году и советского вторжения в Чехословакию в 1968-м, но дрогнула после того, как войска бывшей метрополии перешли границы Украины (тоже части бывшей империи).

Безопасность Финляндии — это не игра с нулевой суммой. Когда безопасность Финляндии максимизируется, она ни от кого не уходит. Это больше об изменённом мышлении, это даёт вам чувство безопасности, — объявил президент Саули Ниинистё.

В Хельсинки подчёркивают, что их решение было согласовано и синхронизировано с западным соседом — Швецией (к слову, с другой бывшей, до XVIII века, метрополией). Но если сантименты и фобии финнов ещё как-то можно понять, потому что в географическом и историческом срезах они могут найти что-то общее с украинцами, то решение вступить в НАТО со стороны Швеции стало ещё более серьёзным потрясением основ.

Королевство всегда держало порох сухим, не лезло в глобальную политику едва ли не со времён Полтавской битвы и, в отличие от Финляндии, прошло через обе мировые войны в пусть и сомнительном, но нейтральном статусе. Однако, видимо, нанесённая Петром Первым «родовая травма» никогда у шведов не заживала, и в Стокгольме наконец нашли повод перестать притворяться, что их хата с краю.

Шведский парламент обсуждает вступление страны в НАТО тоже в понедельник, и наблюдатели уверены в том, что Риксдаг одобрит такой шаг, тем самым превратив Балтику во «внутренне море» НАТО. Параллельно специальная шведская делегация вылетела в Анкару, где займётся разрешением недоразумений с потенциальным — и очень неоднозначным — союзником (подробнее об этом — дальше в тексте).

Наблюдатели иронизируют, что президент Реджеп Эрдоган поменялся ролями с президентом Владимиром Путиным: если российский лидер де-факто инициировал «девятую волну» расширения НАТО, подвигнув две традиционно нейтральные страны пересмотреть свой внеблоковый статус и сделал устаревшим само понятие «финляндизация», то турецкий лидер, напротив, всячески тормозит этот процесс (хотя, казалось бы, должно было бы быть с точностью до наоборот).

А Турция против: смогут ли Швеция и Финляндия вступить в НАТОФото: Сергей Бобылев/ТАСС

Если формальное вступление Швеции в НАТО мало что меняет в терминах военной безопасности для России (равно как и для Швеции), так как по факту королевство всегда было «внештатным членом» Альянса, причём настроенным к Москве намного подозрительнее, чем полноправные страны Блока, то в случае с Финляндией этого не скажешь.

Присоединение Суоми к НАТО одномоментно растягивает «фронт» для России более чем в два раза, так как финско-российская граница превращается в самый протяжённый участок прямого соприкосновения Блока и РФ. До сих пор таким «обнажённым нервом» являлись только короткие и территориально не составляющие единое целое участки сухопутной границы с Эстонией, Латвией, Норвегией плюс калининградский эксклав и морская граница с США через Берингов пролив.

Граница с Финляндией для России является самой протяжённой из стран, не входящих в ОДКБ (за исключением Китая и Монголии), и заполучить страну НАТО на сплошном 1335-километровом участке действительно заставит руководство РФ ощущать себя неуютно.

Напряжённость растёт

Кажущаяся маломощность финских вооружённых сил (их личный состав в мирное время не превышает 30 тысяч штыков) не должна расхолаживать: можно вспомнить, в какие потери обошлась Красной армии пиррова победа в 1939–1940 годах. Лозунг «Можем повторить» в случае с «Суоми-красавицей» поэтому явно звучит не так красиво, как применительно, скажем, к Германии. Напротив, в Москве всячески подчёркивают, что никакой угрозы для Финляндии Россия не представляет; зато допущенная Хельсинки и Стокгольмом «ошибка» будет иметь «далеко идущие последствия» (пока без уточнения, какие именно).

Никаких иллюзий о том, что мы будем с этим просто мириться, у них быть не должно, так же, как и в Брюсселе, Вашингтоне и других натовских столицах, — заявил 16 мая замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков. — То есть общий уровень военной напряжённости возрастёт, а предсказуемости в этой сфере станет меньше. Жаль, что здравый смысл приносится в жертву каким-то фантомным представлениям о том, что следует делать в складывающейся ситуации.

Заметно изменение интонаций, с какими представители РФ говорят о девятой волне расширения НАТО, потому что ещё в начале апреля представитель Кремля Дмитрий Песков отмечал, что вступление двух этих стран в Альянс не представляет для РФ «экзистенциальной угрозы».

А Турция против: смогут ли Швеция и Финляндия вступить в НАТОФото: Lidia Maria Veles/NEWS.ru

Но главное, что вся территория от Финского залива до Лапландии окажется «аэродромом подскока» для сил Альянса в разы более обширным, чем в состоянии предоставить Эстония и Латвия (по размерам сами немногим больше аэродрома). Ведь Финляндия и Швеция — это не Эстония и Латвия, «только больше размером», сказал NEWS.ru военный эксперт Олег Пономаренко.

Эстония и Латвия, у которых даже нет собственных военно-воздушных сил, интересны НАТО только как плацдарм. Другое дело Швеция и Финляндия, которые обладают весомыми ресурсами и которые в военно-техническом смысле уже многие десятилетия интегрированы в НАТО. В отличие от стран Балтии, они добавят Альянсу реальный военно-экономический потенциал, а формальное вступление их в союз сделает координацию военного строительства более «бесшовным».

Олег Пономаренко эксперт Центра стратегической конъюнктуры

Тем не менее трудно предсказывать, как может выглядеть участие Блока в целом в каких-то гипотетических конфликтах с участием этих стран, поскольку до сих пор не было ни одного прецедента, который можно было бы использовать в качестве примера.

Хотя все члены НАТО всегда цитируют ст. 5 его Хартии, нет никакого обязательного механизма, который бы описывал, как Блок будет участвовать в помощи стране, ставшей жертвой агрессии. Будет ли это отправка вооружений, развёртывание боевых подразделений или как-то ещё вопрос открытый. Не исключено, что всё ограничится передачей союзнику военной техники, как это мы видим на примере Украины. Поэтому для членов НАТО, нынешних и потенциальных, уйти под его флаг означает скорее декларацию общих ценностей и общих угроз, чем какие-то сиюминутные боевые преимущества, резюмирует эксперт.

План Эрдогана

Сенсационной оказалась позиция Турции, которая хоть и привержена «политике открытых дверей», но в расширении Альянса на север положительных сигналов не находит. Дело в том, что турецкие власти обеспокоились вопросом национальной безопасности. Такая политика Анкары оправдана многолетней борьбой против деятельности курдских леворадикалов, для которых скандинавские страны за столько лет стали чуть ли не «гостевым домом» или, как говорит Эрдоган, «очагом для террористических организаций».

В апреле этого года Турция начала масштабную наступательную операцию на севере Ирака против боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК). Министр национальной обороны Хулуси Акар заявил, что кампания преследует единственную цель — предотвратить трансграничные нападения леворадикальной группировки и защитить границы. Принятие сторонников РПК добрыми и щедрыми Швецией и Финляндией возмущает Эрдогана и заставляет противодействовать их вступлению в Альянс.

Стоит сказать, что российского следа в этой истории искать не стоит — вряд ли турецкие власти пытаются как-то подыграть Кремлю. Здесь Анкара преследует исключительно свои цели и интересы.

Впрочем, вступление Швеции и Финляндии в Североатлантический альянс для Турции представляет собой не меньшую угрозу, чем для России. За последнее время количество проживающих в Швеции курдов перевалило за отметку в 100 тыс. человек. К Финляндии у Анкары вопросов меньше, но и там сторонники создания независимого курдского государства пользуются множеством привилегий.

При этом курдское население умело работает с парламентом страны и принимает активное участие в политических решениях. Тому доказательство — интригующая политическая игра в Риксдаге. Прошедшие в ноябре прошлого года выборы премьер-министра Швеции закончились крупным торгом Магдалены Андерссон с депутатом курдского происхождения Аминой Какабве. Свой решающий голос за социал-демократов Какабве отдала только после заключения «прокурдского» договора, который углубил сотрудничество Стокгольма с курдской автономией на северо-востоке Сирии. Согласно этому договору беженцы-курды имеют право получать или продлевать себе право на убежище в Швеции, государственным служащим запрещается называть курдских бойцов террористами и ещё много других пунктов, защищающих интересы «Курдистана».

А Турция против: смогут ли Швеция и Финляндия вступить в НАТОФото: pixabay.com

Сценарий, где курдские противники Эрдогана вклинятся в НАТО и сядут с ним за один стол, разумеется, не устраивает турецкого лидера. Тем более что во второй раз наступать на одни и же грабли Анкара не собирается — с первого дня членства в НАТО Турция и Греция живут как кошка с собакой из-за раздражающего обе стороны кипрского вопроса. Да и сам Альянс получил немало проблем от этого противостояния. Возникновения аналогичной ситуации со Стокгольмом и Хельсинки Анкара всячески избегает.

До этого была ошибка в связи с Грецией. Вы знаете о поведении Греции в Альянсе в отношении Турции. Второй ошибки Турция совершать не хочет, — отметил турецкий лидер.

Вместе с тем Анкара не против вступления в НАТО новых членов, но Эрдоган как восточный человек, похоже, намерен поторговаться. Свои условия турецкая сторона уже выставила.

Ясно, что они (Швеция и Финляндия. — NEWS.ru) не должны позволять представителям РПК (признана в Турции террористической организацией. — NEWS.ru) вести свою деятельность, а также им стоит покончить с существованием организаций, отдельных лиц и другими формами присутствия <...> в этих странах, — пояснил представитель турецкого президента Ибрагим Калын.

Стороны готовы вести переговоры в поисках консенсуса. Так, правительство Швеции направит своих представителей в Турцию для «разрешения существующих недоразумений». В Америке телодвижения Анкары также воспринимают с осторожностью. Глава Госдепа США Энтони Блинкен осведомил, что американские власти «работают над прояснением» позиции Турции. При этом Анкара может использовать шанс и надавить на Вашингтон, чтобы снять санкции с военно-промышленного комплекса. Как известно, Турция оказалась в чёрном списке США после покупки российских систем ПВО С-400 в 2019 году. С тех пор оборонный бизнес между двумя странами претерпевает свои худшие дни.

А Турция против: смогут ли Швеция и Финляндия вступить в НАТОФото: pixabay.com

Но если американцы и без того склоняются к смягчению своей позиции по отношению к Анкаре, то европейцы в этом вопросе более категоричны и уже пригрозили Турции исключением из Альянса.

Любой, кто поставит под вопрос сплочённость в НАТО, будет изолирован внутри сообщества. Если обе страны сами хотят [вступить в НАТО], то Финляндия и Швеция являются её частью, тут нет вопросов. Нет никакого основания замедлять это или блокировать, — отметил глава ведущей фракции Европарламента Манфред Вебер.

Стоит отметить, что тут сказываются напряжённые отношения Анкары и Брюсселя. Турция уже давно бьётся в двери к европейским друзьям, но её то и дело обвиняют в нарушении прав человека и называют далёкой от демократии страной. Многолетние попытки Анкары доказать обратное по сей день не увенчались успехом. И даже активная посредническая роль турецких властей в конфликте на Украине пока не изменила мнения европейцев. В этом, по словам Эрдогана, Евросоюз «отошёл от своих основополагающих принципов».

Сейчас необходимы солидарность, сотрудничество, как и во времена, когда закладывались основы европейской интеграции. Ситуация на Украине — это трагедия, которая разворачивается в центре Европы на глазах всего мира, которая также является предупреждением для ЕС, — отмечает Эрдоган.

Однако в Анкаре присоединение к НАТО Швеции и Финляндии пока что не увязывают с вступлением Турции в ЕС. Потому, по всей видимости, свою позицию Эрдоган со временем смягчит, но для этого северным странам придётся признать РПК экстремистской организацией либо же экстрадировать запрашиваемых Анкарой 33 человека, которые являются членами запрещённых организаций.

Масло в огонь

От такой сделки Швеция и Финляндии уже отказались, поэтому и дальше будут вестись переговоры для получения гарантий безопасности, заявил в беседе с NEWS.ru турецкий политолог Тогрул Исмаил. При этом эксперт отметил, что Эрдоган использует свой потенциал для своих интересов и никаких других целей больше не преследует.

У каждого государства есть свои национальные интересы. Борьба с террористическими организациями — главная тема, которая интересует Турцию. К сожалению, Финляндия и Швеция — одни из тех государств, которые активно поддерживают террористические организации и создают для них возможности на своей территории, несмотря на многочисленные предупреждения Турции. Сегодня ситуация сложилась таким образом, что у Турции появилась возможность надавить на эти государства. Эта ситуация на руку турецкому государству. Анкара пользуется этим моментом, — говорит Исмаил.

По его словам, хотя и Турция не выступает против расширения Альянса, так как сама является его членом, стоит признать, что вхождение новых членов на данном этапе лишь «подливает масло в огонь» и нагнетает и так сложную обстановку в мире.

В украинском кризисе Анкара придерживается позиции посредника, потому что, несмотря на то что Турция является членом НАТО, военные действия (спецоперация России на Украине. — MEWS.ru) вредит и геополитическим, и экономическим национальным интересам страны. Регион становится нестабильным, а это нам невыгодно, — сказал Исмаил.

Турция, впрочем, не единственная страна НАТО, которая выступает против его расширения.

Скептицизм по этому вопросу также выразил президент Хорватии Зоран Миланович, призвав в пятницу не раздражать «русского медведя» тем, что войска НАТО окажутся в 50 километрах от Санкт-Петербурга. Политик забыл, что уже два десятилетия позиции войск НАТО комфортно просматриваются невооружённым глазом из Ивангорода Ленинградской области, и «русский медведь» к этому давно привык как к данности.

При этом и в Анкаре, и в Загребе за деревьями не видят леса: свою позицию и там и там обосновывают сугубо внутриполитическими соображениями. Для Турции это «укрывательство» Швецией курдских сепаратистов, для Хорватии — оппозиция Финляндии повышению статуса боснийских сербов.