Несмотря на то что безработица в России даже поле завершения острой фазы пандемии продолжила рекордно расти, власти сделали серьёзную ставку на повышение соответствующих пособий. Можно ли сказать, что это то самое долгожданное восстановление, или рынок просто ускорился и людей теперь проще нанимают, а также увольняют? Эксперты прогнозировали, что осенью настанет время считать те сегменты бизнеса, которые уничтожила пандемия. NEWS.ru разбирался, стоит ли ожидать второй волны безработицы и почему власти сделали такую серьёзную ставку на повышение выплат «жертвам кризиса».

Сейчас правительство продолжает проводить политику удержания безработицы на минимально возможном уровне. А в качестве основного инструмента для этого используется старый и проверенный способ максимального сокращения времени поиска новой работы безработными гражданами. На практике это означает, что система страхования по безработице настроена максимально жёстким образом, что не позволяет россиянам сколько-нибудь долго оставаться без работы и заработной платы. Потому что всерьёз говорить о жизни на пособие не приходится.

Желания что-то менять в текущей политике на рынке труда в действиях российских властей пока не просматривается. Так что любые изменения здесь, вероятно, нужно воспринимать как косметические, считает эксперт информационно-аналитического центра компании Hamilton Антон Гринштейн. Пример — индексация на инфляцию, либо — последнее увеличение минимального размера пособия с 1500 рублей до 4500 рублей.

Вместе с тем давать прогнозы по российскому рынку труда сейчас довольно сложно. И трудности заключаются в том, что помимо привычной для экономических кризисов циклической безработицы мы наблюдаем и серьёзный рост структурной безработицы, которая для большинства экономических спадов достаточно редка.

Циклическая безработица подразумевает классический кризис перепроизводства, с V-образной формой восстановления, когда быстрое сжатие сменяется таким же быстрым расширением в той же самой структуре профессий, как это было, например, в период кризиса 2008–2009 годов.

Антон Гринштейн эксперт информационно-аналитического центра Hamilton

А вот структурная безработица сопровождает кризисы структурного характера. Такие кризисы происходят гораздо реже, они примерно в два раза дольше циклических и имеют W-образную форму. Во время такого коллапса меняется и структура занятости, появляются новые профессии, а часть старых уходит в небытие. Если мы угодили именно в него, а судя по всему, так и есть, то тогда в ближайшие полгода нас ждёт ещё одна волна экономического спада, которая обязательно принесёт с собой дополнительное увеличение уровня безработицы.

Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Между тем эксперт Академии управления финансами и инвестициями Алексей Кричевский пояснил NEWS.ru, что данные Росстата — это официальная статистика и она, как правило, оказывается чересчур положительной. Гораздо более реальная цифра — это 8–10% безработных из числа экономически активного населения, просто далеко не все регистрируются как безработные. Вместе с тем ведомство говорит о том, что в июле число официально зарегистрированных в службах занятости выросло на 18,8% по сравнению с июнем и превысило 3,3 млн человек. Как таковой уровень безработицы вырос на 0,1 процентного пункта, до 6,3%.

Не нужно забывать, что по стране закрылись порядка 15% всех работавших предприятий, и подавляющее большинство из них — это малый бизнес. Количество банкротств растёт в арифметической прогрессии. Только за первое полугодие количество банкротств физических лиц, в том числе ИП, выросло в 1,5 раза относительно того же периода 2019-го (более 42 тысяч против 29 тысяч).

Банками одобрено более 1,3 млн запросов на реструктуризацию долгов. Разве это говорит о разворотном тренде на рынке труда? Абсолютно нет. Показатели за август, которые говорят о том, что принятых работников стало больше, чем уволенных, — это свидетельство того, что население стало опускаться на ступень ниже как по доходам, так и по карьерной лестнице.

Алексей Кричевский эксперт Академии управления финансами и инвестициями

По его словам, это объясняется тем, что работодатели осознают — квалифицированного специалиста в текущей конъюнктуре можно нанять дешевле, чем год назад. К тому же бюджет на зарплаты тоже серьёзно пострадал, поскольку в кредитах на то, чтобы оплатить простой в пандемию, отказывали 80% компаний, даже несмотря на отчётность ведущих банков страны, которая, как и Росстат, показывала более позитивную картину.

Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Осень в плане трудоустройства и безработицы будет очень напряжённой, поскольку люди начнут возвращаться с самоизоляции, в которой они могли провести и всё лето. Нужно помнить, что ряд отраслей всё ещё не может начать полноценную работу, соответственно, потребность в сотрудниках там очень ограничена. При этом нельзя сказать, что активно создаются рабочие места, поскольку благодаря этому снижался бы даже официальный показатель по безработице.

Гипотетическая вторая волна безработицы будет зависеть от двух факторов — скорости восстановления экономики и ситуации с пандемией. Если страна вновь уйдёт в самоизоляцию, то малый бизнес рухнет окончательно, и тогда может начаться кризис невиданных масштабов. Тут имеется два противовеса — вакцина, которая будет проходить испытания на 30–40 тысячах человек, и внезапно на несколько дней активировавшийся сайт propusk.gosuslugi.ru, из которого якобы вытаскивали данные для анализа и забыли закрыть. И при любом раскладе картина не самая радужная, поскольку даже официальный показатель безработицы не упадёт ниже 6% ещё как минимум полгода, если Росстат вновь не займётся «подкруткой» данных.