Мишустинский кабмин спешит успокоить паникующее население страны: пиковый спрос на продукты, наблюдавшийся в марте на фоне новостей о распространении коронавирусной инфекции и ослаблении рубля, якобы уже благополучно пройден. Волноваться нам, мол, не надо. Но вот стоит ли верить на слово пока ещё столь юному правительству? Насколько граждане защищены суетой решений и бесконечными словесными мантрами исполнительной власти? Смогут ли уже надломившиеся малые и средние предприятия обеспечить продовольственную и медицинскую безопасность страны? На эти вопросы мы попросили ответить экономиста, управляющего партнёра Фонда стратегического управления Management Development Group Inc., члена федерального политического совета «Партии Роста» Дмитрия Потапенко.


Дмитрий Валерьевич, как обстоит ситуация с продовольствием и товарами первой необходимости на самом деле, чтобы уж нам не впадать в транс от эфемерных политических увещеваний властей?

— Карантинные меры — они как яд, ими можно лечить, а можно калечить. Но применять карантинные и ограничительные меры нужно избирательно, как средство очень тонкой, локальной изоляции того или иного сегмента.

Панический спрос людей на товары первой необходимости показывает, что предпринимаемые шаги и информационная политика властей категорически неверны и пока в большей степени провоцируют на потребление мобилизационного толка, как во время военных действий. Именно паническое потребление базовых продуктов, на которых никто толком заработать не может — ни производитель, ни ретейл, но они раскупаются массово.

Сергей Киселев/АГН «Москва»

В сетях крупы, консервы, макароны и другие товары длительного хранения будут восполняться. Но насколько их хватит, будет зависеть от того, как долго продолжатся нагнетание и запугивание, панические заявления от власти о жёстких мерах, контроле за ценами и торговлей в целом. Другие меры, кроме окриков и угроз, не принимаются.

— Что может быть с продуктами и товарами жизненной необходимости при худшем раскладе протекания пандемии и падения нефтяных котировок?

— Если продолжатся угрозы и истерики, нагнетание обстановки, то продуктов хватит ненадолго, а если власть возьмёт себя в руки, перестанет демонстрировать свой страх и неумение управлять ситуацией в кризис, то с продуктами всё будет хорошо.

Поэтому ключевой вопрос — насколько долго будут ещё идти эти страшилки и угрозы «сломать хребет» со стороны исполнительной власти. Как только сказали, что будут наказывать за завышенные цены на медицинские маски, они тут же исчезли из продажи совсем. С гречкой произошло то же самое.

Ретейлу легче не связываться с такими рисковыми категориями, чтобы не попасть на штрафы со стороны проверяющих, которым нужно отчитаться и предъявить нарушителей.

Спрос на базовые продукты вырос колоссально, но на всё остальное рухнул, и сейчас все работают себе «в минус» — и производители, и ретейл, и логистика, и весь бизнес. Спрос упал в целом на 30–40%. Ограничение на передвижение граждан «выжигает» малый и средний бизнес, то же самое можно сказать и о крупном бизнесе.

Дмитрий Потапенко/vk.com

— Какой можно предложить нашему правительству выход из сложившейся ситуации вместо их волшебных речей о том, что всё, дескать, в порядке (на фоне потерь бизнеса, зарплат и т.д.)?

— Законы экономики работают очень жёстко. Можно сколько угодно делать вид, что вы летите, а на самом деле махать руками, но в конце концов вы упадёте. Правительство должно было ещё три месяца назад собрать всех промышленников и сказать: «Ребята, все работаем на экспорт», обнулить пошлины на ввоз аппаратов ИВЛ, лекарств, масок, респираторов, перчаток, сырья для их производства.

Все производители должны были быть наполнены беспроцентными субсидиями и льготными кредитами. Налоги нужно было обнулить и для граждан, у кого минимальные зарплаты, и для предприятий. Договориться, что за этот год государство не получит в кубышку ничего. Они привыкли, что налоги — это само собой разумеющееся, но в этом году этого не будет. Можно не давать сейчас бизнесу ничего, но и не требовать никаких платежей в виде налогов.

— А теперь, извольте, ваш беспощадный прогноз: как упадёт платёжеспособность россиян в этой ситуации и как это ударит по национальному рынку в итоге?

— В этом году 70–80% малого бизнеса закроется полностью, скрытая безработица будет на уровне 7–8 млн человек. Мы сейчас находимся в посттравматическом синдроме. Люди будут выходить из этого состояния очень долго, у многих снизятся доходы. Потребление будет восстанавливаться несколько лет.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен