Подавляющее большинство россиян, проживающих в крупных городах, не может из своего дохода откладывать деньги в счёт будущей пенсии. Такие выводы сделали в Райффайзенбанке, опубликовав итоги соответствующего опроса. Какое событие двухмесячной давности, возможно, послужило импульсом к обнародованию этих данных и какие новые проблемы пенсионного обеспечения обнажаются — в материале News.ru.


После отшумевших в сентябре инициатив правительства по новому проекту накопительных пенсий в форме «Гарантированного пенсионного продукта» (ГПП), — введение которого, кстати, уже запланировано на январь 2021 года, — цифры мониторинга прозвучали если не громом среди ясного неба, то, во всяком случае, стали своего рода резким сигналом «стоп» всем дальнейшим разговорам, которые активно поддерживал Минфин, о том, что проблема размера пенсий в РФ вполне решаема и осуществимо получение страной в обозримом будущем источников длинных денег.

Как можно всерьёз говорить о предсказуемости процесса откладывания дополнительных денег на свою будущую старость, если всего 5% жителей крупных российских городов, как следует из опроса, могут себе позволить делать это более-менее регулярно? Только 8,3% респондентов рассказали, что на постоянной основе сберегают средства для жизни на пенсии, 16,3% откладывают их периодически.

Надеющихся хоть на какой-то позитив с будущими пенсиями несколько больше — 34% участников опроса подтвердили свою уверенность в том, что половину или большую часть их доходов на пенсии составит страховая пенсия, которую им выплатит государство. Заметим, что 7% респондентов рассчитывают только на неё. 71% опрошенных предполагает, что объём их государственной пенсии будет в пределах 20 тыс. рублей.

Показательно, что мониторинг, проходивший в летние месяцы текущего года, затронул мегаполисы и города-миллионники (либо приближающиеся по числу постоянных жителей к ним): Москву, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Челябинск, Омск, Самару, Ростов-на-Дону, Уфу, Красноярск, Пермь, Воронеж и Волгоград. Возрастной диапазон опрошенных — от 20 до 50 лет.

Сергей Лантюхов/News.ru

Как известно, в пику специалистам из Минфина и Минэкономразвития, которые активно продвигали ГПП, 27 сентября председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко в интервью РИА Новости раскритиковала идею гарантированного пенсионного продукта — в том виде, в каком он вышел в публичное пространство из недр обоих министерств, прямо указав, что у россиян просто недостаточно накоплений для того, чтобы этот закон заработал в полную силу.

Хотя спикер Совфеда и признала, что практика увеличения пенсии за счёт личных сбережений — обычное дело, если исходить из мировой практики, но в то же время подвергла сомнению целесообразность её быстрого введения в России.

На мой взгляд, сейчас значительная часть населения имеет доходы, из которых им просто нечего выделять на увеличение пенсионного обеспечения в будущем, — считает глава верхней палаты Федерального собрания.

Таким образом, спустя считаные недели после известия о законопроекте по ГПП и высказываний о нём Матвиенко и других видных парламентариев появляется сообщение о социологическом исследовании Райффайзенбанка, которое номинально если и является частной инициативой, всё же демонстрирует показательную синхронность действий с той частью властной верхушки, которая позиционирует своё несогласие с рядом непродуманных и непопулярных изменений. К ним, помимо провозглашённой пенсионной реформы, можно отнести и запуск проекта ГПП.

В числе претензий этой части российской элиты ко всему блоку пенсионных изменений — гражданам страны не объяснены механизмы расчёта и начисления пенсии. Причины тому лежат, что называется, на поверхности: в этой сфере постоянно идут изменения, которые окончательно запутали россиян, что и куда можно откладывать. И также люди не чувствуют гарантий, что через пять или семь лет правительство снова, как это уже было в беспокойном 2014 году, не заморозит «до лучших времён» накопительный компонент.

Росстат, в свою очередь, фиксирует: средний размер назначенных пенсий в России в сентябре 2019 года был равен 14 198 рублям, явив таким образом прирост на 6,1% в годовом сопоставлении и на 0,2% к предыдущему месяцу. Но реальный размер (с учётом инфляции) средней ежемесячной пенсии повысился в сентябре лишь на 2% в годовом выражении и на 0,3% — в сопоставлении с августовским показателем текущего года.

Ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Владимир Филатов не сомневается в правдивости данных, которые опубликовал банк, поскольку в отличие от государственных органов ему незачем приукрашивать статистические выкладки. Насколько презентативно это исследование — сложно сказать, но в любом случае обнародованные сведения о почти двух третях населения с низкими и очень низкими доходами должны заставить власть, как полагает собеседник News.ru, серьёзно задуматься о проводимой социальной политике государства.

Заинтересованность Райффайзенбанка в получении подобных данных по-своему понятна и совершенно оправданна, делает вывод Филатов, так как если люди будут больше вкладывать средств в этот или другие частные банки, то процесс финансового оборота будет обоюдовыгодным, и он наглядно покажет взаимозависимость уровня потребительского спроса и платёжеспособности населения с устойчивостью положения и банковских структур.

Банкам нужны «длинные деньги», в том числе и от пенсионных накоплений. И в этом плане опрос дал хороший ответ на вопрос, который в нашем общественном мнении будировался в сентябре — о введении так называемого «гарантированного пенсионного продукта», призванного аккумулировать накопительную составляющую пенсий.

Владимир Филатов

ведущий научный сотрудник Института экономики РАН

В принципе, прежде чем заводить профессиональный разговор о пенсионных накоплениях, надо невзыскательно проанализировать, убеждён экономист, — а что у нас делается с заработной платой в стране. У нас же не принято каким-либо образом регулировать её размер — в соответствии с тарифной сеткой, например. В результате мы имеем то, что МРОТ на самом деле занижен, что индексация рядовому составу работников то ли проводится, то ли нет; а государство при этом делает вид, что всё идёт нормально, что это — рынок и т.д.

Так что пока, к сожалению, в этой области мы не так далеко ушли от идеологии 90-х, — заключает эксперт.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен