Свершилось. Нурсултан Назарбаев, которого уже почти официально похоронили, появился со своим телеобращением к нации. Таким образом было наконец покончено с азартом обсуждавшимися вариантами то ли его эмиграции через Киргизию, то ли нахождения в коме, в полном несознании.


Появившийся экс-президент страны официально подвёл черту под своим тридцатилетним безраздельным правлением и половинчатой конструкцией полупередачи власти Касым-Жомарту Токаеву. Окончательно стала достоянием истории ситуация, при которой Назарбаев мог бы играть роль теневого верховного арбитра, контролируя правящую партию и всех силовиков через возглавляемый им Совбез и основные рычаги экономики страны, оказавшиеся в руках его ближайших родственников. Токаеву в этой властной структуре явно отводилась представительская роль под «отеческим присмотром» национального лидера. Неудивительно поэтому, что для многих казахстанский президент № 2 выглядел временной фигурой переходного периода.

А потому одной из версий, объясняющей суть недавних кровавых событий на юге страны и в исторической столице Алма-Ате, было стремление некоторых членов Семьи, опасающихся крайнего ухудшения здоровья Назарбаева, оседлать первые чисто экономические протесты и силой, продемонстрировав властную импотенцию и общую изоляцию Токаева, решить вопрос о власти.

Видимо, правы оказались политические провидцы, полагавшие, что длительное отсутствие в казахстанских реалиях Елбасы, превратившегося как бы в призрак, это отражение упорного торга команды Токаева, команды победителей беспрецедентного в недолгой истории страны кризиса, и семьи Назарбаева, проигравшей, но способной ещё выторговать себе условия почётной капитуляции.

И когда всё было решено и разрулено, когда доверенные лица Назарбаева покинули командные силовые высоты, а зятья — экономические, первый президент Казахстана вышел в эфир и явно по телесуфлёру и не очень уверенно прочитал заранее согласованный текст, официально объявив себя пенсионером, а Токаева — полновластным президентом, возглавляющим и Совбез.

Нурсултан НазарбаевНурсултан НазарбаевAlexei Nikolsky/Kremlin Pool/Global Look Press

Собственно, теперь Токаеву не только решать вопросы распределения доходов от нефти, газа и урана, но и находить консенсус с национальными элитами, впавшими в ступор от роковой динамики всего случившегося. Этим он уже и занимается в течение пары недель, демонстрируя одновременно и общий контроль над ситуацией внутри страны, и тщательное уважение национального суверенитета. А потому при первых признаках стабилизации сразу поставил вопрос о выводе сил ОДКБ и одновременно поспешил сформировать правительство, представляющее разные кланы и группы влияния. Включив в такой кабинет несколько фигур откровенных русофобов, мало приемлемых для российского общества. Причём в ключевых сферах коммуникаций и образования.

А что касается дальнейшей судьбы клана Назарбаева, то, как говорится, возможны варианты. Сам Нурсултан Абишевич, скорее всего, останется в столице в качестве исторического символа и, может, гарантии того, что активно отбывающие за границу родственники не будут позволять себе оппозиционную деятельность. Тем более что у Назарбаева действительно серьёзные проблемы со здоровьем, которые все заметили во время его предновогоднего визита в Санкт-Петербург. Подозревают у него онкологию. И вполне вероятно, что при его жизни ни памятник ему не будет восстановлен, ни таблички с названиями улиц в его честь вновь не появятся на зданиях. Пока с его культом окончено. А что будет потом — покажет время.