Продолжающийся политический кризис в Белоруссии ставит перед российским руководством вопрос о том, каким образом стабилизировать ситуацию в сопредельной республике, чтобы соблюсти свои интересы. По мнению ряда аналитиков, в РБ вполне может быть применён «молдавский сценарий» — с прозападной парламентской оппозицией при наличии условно пророссийского президента. Это вполне укладывается в логику Кремля, который в Молдавии действует достаточно сдержанно и грамотно, не отпуская страну из своей орбиты, но избегая откровенной конфронтации с Западом. Однако в случае с Белоруссией ситуация сложнее.

Спекуляции о том, что в РБ может быть реализован «молдавский сценарий», появились уже с самого начала протестов в Минске и в других белорусских городах. Политологи активно обсуждают вмешательство во внутрибелорусские дела замглавы администрации президента РФ Дмитрия Козака, который курирует вопросы политики в отношении Украины. Ранее он ярко проявил себя именно в Молдавии, которая год назад фактически оказалась в ситуации правительственного кризиса: при наличии пророссийского (как принято считать) президента Игоря Додона в стране сформировалось откровенно проевропейское правительство. Посредством усилий дипломатов из Евросоюза, США и России тогда удалось стабилизировать положение.

Дмитрий КозакФото: Russian Government/Global Look PressДмитрий Козак

Хотя «молдавский сценарий» и видится наиболее логичным в условиях нынешней напряжённости в Белоруссии, по факту он едва ли реализуем. Во-первых, существенную роль играет различие в государственном устройстве двух стран. Молдавия — парламентская республика, в отличие от Белоруссии, где основная власть сосредоточена в руках президента. Во-вторых, большую роль играют и личные амбиции Лукашенко, выстроившего за 26 лет правления вертикаль власти, при которой всё руководство полностью замыкается на нём. Парламентской оппозиции в республике фактически нет — президент зачистил всё политическое поле, а внезапно заявившие о себе соперники в Национальном собрании (белорусский двухпалатный парламент) пока не представлены.

Вопросы вызывает и поведение Лукашенко в последние месяцы, а именно его яркая антироссийская риторика, усугублённая задержанием под Минском наёмников с гражданством РФ. Как отметил в разговоре с NEWS.ru член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдан Безпалько, это одна из причин, по которой «молдавский сценарий» невероятен для Белоруссии.

Лукашенко сам по себе лишь условно пророссийский политик. На самом деле он сам полностью выхолостил любые интеграционные взаимоотношения. Всего лишь в прошлом году он проводил совместные учения с британскими морскими пехотинцами. Президент Белоруссии нивелировал экономические связи, требуя для себя преференций, но запрещая продавать российские товары в республике. Можно вспомнить и предвыборную кампанию, в ходе которой он арестовал граждан России. В своём послании к народу и парламенту он прямо обвинял руководство РФ во лжи и стремлении сместить его. Что здесь пророссийского? Поэтому, если вдруг в Белоруссии сложится молдавская ситуация с условно пророссийским президентом и прозападным парламентом, это лишь усилит противоречия.

Богдан Безпалько член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ

По мнению аналитика, для Лукашенко, несмотря на внутреннюю напряжённость в республике, «молдавский» вариант тоже не слишком выгоден — за время его правления вся власть полностью подчинилась ему и его семье. Никакой парламентской жизни в республике нет, в этом смысле она похожа на Туркмению, заключает эксперт.

Александр ЛукашенкоФото: Kremlin Pool/Global Look PressАлександр Лукашенко

Особенности режима в Белоруссии, сложившегося почти за три десятилетия, остаются серьёзной проблемой для Кремля. С одной стороны, Москве, в условиях напряжённых отношений с Западом, Минск как союзник необходим: РБ выполняет роль «буферной зоны» на фоне расширения НАТО на восток и обеспечивает обходные пути для поставок товаров в условиях санкций — чего только стоят знаменитые «белорусские креветки». С другой стороны, откровенно поддерживать Лукашенко, который применяет непропорциональную силу для подавления выступлений населения, токсично. А выстроить компромиссную конструкцию, как в Кишинёве, не представляется возможным.