Пока Кремль пытается примирить бывшего президента Киргизии Алмазбека Атамбаев с нынешним — Сооронбаем Жээнбековым, Бишкек договаривается с Душанбе об урегулировании приграничных конфликтов. Демаркация госграницы — одна проблема из целого списка, который достался Жээнбекову по наследству от Атамбаева. Причём последний, непосредственно перед передачей власти преемнику в 2017 году, успел испортить отношения не только с Казахстаном, но и с Таджикистаном. Тогда он упрекнул советников Рахмона в незнании реалий и рекомендовал им вспомнить «24-й или 23-й год, когда вообще даже Таджикистана не было». В ходе нынешней встречи главы Киргизии и Таджикистана попытались снять напряжённость и призвали местное население к миру, однако затянувшийся процесс делимитации и демаркации границ требует политической воли.


Главы республик Сооронбай Жээнбеков и Эмомали Рахмон 26 июля провели совместную встречу с представителями общин и старейшинами на участке таджикистанско-киргизской границы — между сёлами Ак-Сай (Киргизия) и Ворух (Таджикистан). Они указали на необходимость совместного и объективного расследования недавнего столкновения и призвали местных жителей жить в мире и согласии. Затем переговоры президентов продолжились в расширенном формате в комплексе «Ориён» города Исфара. 27 июля в городе Чолпон-Ата (рядом с озером Иссык-Куль) будут подведены итоги встречи. Это вторая поездка Эмомали Рахмона в Ворух за последние 26 лет.

Несколько дней назад — 22 июля — на перекрёстном участке произошёл очередной конфликт, в результате которого погиб один человек и около 30 получили ранения. Поводом стал флагшток, который попытались установить жители таджикского села там, где раньше была надпись «Ак-Сай».

Это возмутило граждан Кыргызстана. Обе стороны стали закидывать друг друга камнями, стрелять из огнестрельного оружия. В результате пострадали 14 человек, — заявили в МВД Киргизии и указали, что среди пострадавших есть пограничники и сотрудники милиции.

По некоторым данным, когда чиновники и силовики Киргизии проводили разъяснительную работу на месте, со стороны Таджикистана были произведены два выстрела, один пограничник получил ранение в ногу. В итоге ситуация обострилась настолько, что за два дня из Ак-Сая было эвакуировано 674 жителя. Однако уже 25 июля автодороги Баткен — Исфана и Исфара — Ворух были вновь открыты для проезда, и в этот же день все жители вернулись домой.

Споры возникают не только из-за неразрешённого земельного вопроса, но и из-за водных ресурсов, незаконного пересечения территорий и межэтнических разногласий.

В сентябре 2018 года киргизы протестовали из-за строительства водопровода в таджикский посёлок, находящийся в эксклаве. В марте жители приграничных сёл закидывали друг друга камнями из-за строительства объездной дороги Ак-Сай — Тамдык со стороны Киргизии. Власти таджикского города Исфара тогда заявили об одном погибшем и трёх раненных в ходе столкновений. После этого инцидента власти двух республик подписали протокол об урегулировании ситуации, но в мае конфликт возник уже между пограничным нарядом Таджикистана и киргизами, причём — из-за сарая, который находится в 5-6 метрах от условной линии границы на территории Таджикистана.

Протяжённость общей границы между республиками — 976 км, из которых делимитирована и демаркирована примерно половина — 504 км. Процесс демаркации не может завершиться с момента распада Советского Союза. Двусторонняя межправительственная комиссия так и не может прийти к согласию: в Душанбе предлагают взять за основу карты за 1924–1927 годы, в Бишкеке — документы двусторонних комиссий 1958–1959 и 1989 годов, где Ворух отмечен как анклав Киргизии. При этом жители Воруха давно предлагают властям Таджикистана проявить политическую волю и решить вопрос анклава либо выделением коридора, либо передачей эквивалентной площади Киргизии в другом месте.

Переговоры Сооронбая Жээнбекова и Эмомали Рахмона с населением на перекрёстном участке границы — само по себе знаменательное событие, однако не факт, что за ним последуют конкретные решения. Такое происходило уже не раз: после очередного инцидента приезжали чиновники, договаривались об очередной комиссии, но затем её работа зачастую намеренно блокировалась неожиданным кадровым решением. Надежда на то, что местным лидерам удастся сделать то, что не удаётся президентам, есть, но вопрос всё-таки требует политического решения, тем более что некий драйвер в этой ситуации есть: президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев демонстрирует реальное желание согласовать вопросы по спорным участкам, и это в целом может позитивно сказаться на решении территориальных проблем в треугольнике Узбекистан — Киргизия — Таджикистан.