Минфин два года разрабатывал законопроект о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК). Главное его требование — вкладывать собственные инвестиции в имущество или уставный капитал. Таким образом государство намерено стимулировать предпринимателей вносить свою лепту в экономический рост. Смысл общего проектного режима — сформировать механизм адаптации бизнеса к изменяющимся регуляторным условиям, сообщили News.ru в Госдуме и в Минфине.

Не подпадут под действие нового закона добыча нефти и газа, игорный бизнес, алкоголь, табак и банки. Инициатива финансового министерства — «как мёртвому припарки», считают опрошенные порталом эксперты и инвесторы. Причина в том, что в стране из-за коррупции и юридического беспредела нет условий, стимулирующих бизнес идти на какие-либо вложения.

Цель законопроекта (его первое чтение в нижней палате парламента запланировано на 3 декабря) — сформировать востребованный инвестиционным сообществом инструмент для получения в копилку страны инвестиционных проектов на сумму 30 трлн рублей.

Деньги у предпринимателей есть. 30 трлн рублей на счетах лежат и не работают на экономику. Для того чтобы они заработали, необходимы условия и гарантии средств, которые вкладываются в инвестиции, гарантии отдачи от этих инвестиций и возврата этих средств. Законопроект, который мы сегодня рассматриваем, направлен на решение этих задач, — сказал на обсуждении в Госдуме пакета законопроектов о развитии инвестиционной деятельности первый зампредседателя правительства Антон Силуанов.

Инициатива Минфина предполагает, что власть и бизнес будут заключать инвестиционные соглашения, за нарушение их условий будет предусмотрена взаимная ответственность. Как сообщили News.ru в финансовом ведомстве, законопроект о защите и поощрении капиталовложений предполагает два режима. Общий, а также индивидуальный — для инвестиций свыше 10 млрд рублей (власти гарантируют неизменность налоговых и регуляторных условий для бизнеса на три года, возместят ущерб в случае их изменения).

Предлагаемый Минфином проектный режим, которым могут воспользоваться и компании с иностранным участием, предполагает фиксацию ставок по налогу на имущество, на землю и на прибыль на три года, а также трёхлетнюю отсрочку введения в действие регуляторных нормативов, которые могут вызвать неожиданные издержки для проекта, отметили в пресс-службе министерства.

Фото: Сергей Лантюхов/News.ru

Проект СЗПК предусматривает возможность заключить соглашение с Россией, с субъектом РФ, в отдельных случаях — с организациями с госучастием, позволяющее на срок реализации проекта (6, 15 или 20 лет) обрести стабильность условий ведения бизнеса в отношении налогов и законодательных условий с обязательством государства в случае, если такие договорённости разваливаются, возместить ущерб инвестору.

Законопроект Министерства финансов предполагает возможность стабилизировать вывозные таможенные пошлины, формулу тарифа на услуги естественных монополий и ряд неналоговых платежей на срок до трёх лет. Кроме того, в индивидуальном режиме оговорена возможность зафиксировать и порядок возврата НДС (хотя его Минфин фиксировать не хочет).

Единственный критерий отбора любых инвестпроектов — объём инвестиций, которые инвестор вносит в бизнес-проект. Он не требует подтверждения, просто с момента подписания возникает госответственность, когда объект уже создан, уточняет Минфин.

Претендовать на защиту своих инвестиций в рамках соглашений о защите и поощрении капвложений иностранные инвесторы смогут через российское юридическое лицо, которое осуществляет проект, отметили в министерстве.

Все соглашения должны быть заключены на срок до начала января 2030 года.

Законопроект создаёт риски для всех проектов

Специалисты независимой инвестиционной компании InfraOne сообщили News.ru, что число соглашений о ГЧП и концессиях к 2024 году может вырасти в три раза, а инвестиции в них — до 1,8 трлн рублей. По оценкам экспертов, за ближайшие пять лет рынку концессий удастся освоить даже больше, чем за первое 15-летие века.

Между тем, объяснили News.ru эксперты компании, в части инвестиций в инфраструктуру законопроект создаёт риски для новых проектов и уже запущенных.

Он создан в большей степени для промышленных проектов и не учитывает специфику инфраструктурных, которые чаще предполагают косвенные эффекты для экономики, а не рост налоговых поступлений в бюджет. Мы прогнозируем, что случае принятия законопроекта о СЗПК в нынешнем виде интерес инвесторов к инфраструктуре существенно снизится, — отметили аналитики.

Фото: pixabay.com

По данным исследования InfraOne, сегодня на рынке наиболее широкое распространение получили соглашения сроком от 5 до 30 лет, а больше всего вложено в проекты длительностью от 25 до 30 лет — 697 млрд рублей. Объём вложений в проекты длительностью свыше 30 лет составляет 374 млрд рублей. Аналитики инвесткомпании высказали прогноз относительно ожиданий на рынке. По их оценке, в середине 2019 года в продвинутой стадии обсуждения было порядка 160 проектов, которые планировались к подписанию в разных форматах ГЧП. Объём вложений в них составлял почти 4 трлн рублей. Исследователи полагают, что порядка 80 из них суммарной стоимостью до 600 млрд рублей могут запуститься в 2020–2021 годах.

Среди недавних концессий дороже 1 млрд рублей, подписанных за 10 месяцев 2019 года, по данным InfraOne, — строительство обхода Тольятти с мостовым переходом через Волгу (121 млрд рублей), создание моста через Калининградский залив (35 млрд), модернизация системы теплоснабжения Кирова (17,1 млрд), модернизация сетей теплоснабжения Воронежа (3,65 млрд), строительство школы на 1125 мест в микрорайоне № 9А Нижневартовска (1,77 млрд), создание центра ядерной медицины в Улан-Удэ (1,04 млрд).

Этот закон не для России

Внесённый в Госдуму закон Минфин и Минэкономразвития написали не для России, а прежде всего для двух офшоров, которые открылись на Дальнем Востоке и в Калининграде, сказал News.ru первый зампредседателя комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Николай Арефьев. Речь идёт о тех деньгах, которые беглые олигархи должны ввести в нашу страну, сказал он. Это, по сути, закон о том, что деньги уехавших за границу миллионеров не пропадут.

Между тем в нашей стране никаких гарантий быть не может — всё равно их деньги пропадут. Но, самое главное, деньги девать в России некуда — нет у нас инвестиционных условий. Завод построить нельзя — земельный участок не дадут, к воде не подключат, электричество не проведут, железную дорогу не подведут. Вот так у нас бизнес и работает.

Николай Арефьев первый зампредседателя комитета Госдумы по экономической политике, предпринимательству и инновационной деятельности​

Депутат привёл в пример один случай. Недавно в Госдуму приезжали предприниматели из Индии, они хотели построить фармацевтическую фабрику и просили под это государственные гарантии для безопасности вложений. Но никто обещать им этого не смог.

Главное препятствие — в постоянных «откатах». За землю, за инфраструктуру и т.д. Иностранцы этого не понимают. А это создаёт такие затраты, что выпускать лекарства в России им уже будет невыгодно. Индусы так и уехали ни с чем, — сказал Арефьев.

Он отметил, что сегодня в России иностранные инвестиции идут исключительно на фондовую биржу. Покупают акции и недвижимость для спекуляций.

Однако народный избранник убеждён, что с откатами бороться можно. Только в этом должен быть заинтересован губернатор или мэр города. Это может быть эффективным только в ручном режиме, так как система у нас не работает.

В общей оценке действующего инвестклимата в стране с депутатом Госдумы согласен управляющий инвестиционного партнёрства ABTrust. Сегодня экономические и политические условия в стране не способствуют желанию предпринимателей развивать бизнес и тем более вкладываться в инфраструктурные проекты, убеждён он.

Среди главных причин — разгул коррупции, отсутствие полноценной защиты частной собственности и отсутствие независимости судов. Последние работают только в пользу государства и тех, кто прячется за его спиной. Кроме того, стремительное тиражирование законодательства и его постоянное изменение также не способствуют проявлению предпринимательской инициативы в части инвестирования.

Алексей Бачеров директор инвестиционного партнёрства ABTrust

Эксперт полагает, что прежде чем предлагать такие законопроекты, необходимо решать более концептуальные вопросы, улучшая среду для инвестиционной деятельности, поскольку вышеперечисленные вещи не позволяют заниматься долгосрочным планированием.

Кроме того, говорит Бачеров, краеугольная беда в том, что в настоящее время основным источником наилучших инвестиций является само государство (госзаказы). У нас сегодня практически нет иностранных инвестиций, поскольку основным источником доходов являются государственные деньги, отметил аналитик.

По его словам, богатые предприниматели из-за сложившейся политико-экономической ситуации в развитии бизнеса не заинтересованы. А все, кто хорошо зарабатывает, это лица, близкие к государству. Чистый же частный бизнес — его представителей можно пересчитать по пальцам — стремится работать в сфере венчуров или IT, объясняет инвестор. Причём они хотят работать не внутри страны, а в поле иностранного законодательства, заметил Бачеров.

При этом, по словам Николая Арефьева, российский бизнес набрал долговых обязательств за рубежом столько же, сколько у нашей страны золотовалютных резервов.

Таким образом, пока у нас основным инвестором или кредитором является государство, ситуация особо улучшаться не будет. Вот почему эксперты не видят никакой реальной пользы от закона о защите и поощрении капиталовложений.