Действующий президент США отправился во Вьетнам с политическим облаком, нависшим над его головой. Он хотел показать прогресс в остром внешнеполитическом вопросе, о который сломали зубы многие его предшественники. Но по возвращении из Ханоя, он обнаружил, что тучи вокруг него лишь сгустились: и из-за провала переговоров с Ким Чен Ыном, и, в частности, из-за показаний его бывшего адвоката Майкла Коэна.


Чрезмерно распиаренная встреча Дональда Трампа с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном распалась из-за разногласий по поводу санкций, связанных с программой ядерного разоружения Пхеньяна. Одновременно с этим Майкл Коэн, бывший адвокат американского президента, обвинил главу США в нарушении закона, назвав при этом расистом и аферистом. Оба эти события произошли в один день, 28 февраля, и, по совокупности, вылились в потенциально опасное русло развития событий для американского президента.

По всем фронтам

Трампу приходится нелегко: помимо двух перечисленных проблем, он столкнулся и с другими. К их числу относятся чувствительные переговоры с Китаем по торговой сделке, медленный кризис в Венесуэле, напряжённость между Индией и Пакистаном и попытка Конгресса «убить» чрезвычайное положение, введённое президентом ради обеспечения финансирования строительства стены на границе с Мексикой. Помимо этого, специальный советник США Роберт Мюллер может уже в ближайшее время закончить расследование о вмешательстве России в президентские выборы 2016 года, что гарантирует, что спекуляции о роли главы американской исполнительной власти и его избирательной кампании будут продолжать появляться в газетах.

Ханой: выигрыш или провал?

Дональд ТрампДональд ТрампThe White House/flickr.com

Вьетнамская встреча закончилась раньше положенного времени, а декларация так и не была подписана. Ким Чен Ын попытался повысить ставки, сыграв на внутриполитических проблемах Соединённых Штатов. Трамп не пошёл на это, хотя и раздавал северокорейскому лидеру множество авансов.

Соратники по партии оправдали поступок президента. Действующий председатель Национального комитета Республиканской партии, политтехнолог Ронна Макдэниел защитила американского главу в отношении итогов саммита во Вьетнаме.

«Он (Трамп) ушёл правильно, сказав, что мы не собираемся снимать санкции, если вы не собираетесь денуклеаризоваться», — так выглядит резюме от Макдэниел.

С точки зрения республиканцев, президент в итоге получил кредит доверия за то, что ушёл от плохой сделки с северокорейцами. Демократы, однако, придерживаются иного мнения. В их глазах неспособность достичь соглашения с Северной Кореей знаменует собой неудачу Трампа.

Жидкие показания Коэна

Глава американского государства постоянно находится под прессингом у себя дома из-за мнимых связей с Россией и, в частности, из-за показаний Майкла Коэна. До того, как уехать во Вьетнам, в частном порядке Трамп сетовал на то, что демократы будут форсировать дачу свидетельских показаний Коэна, нарушая неписаное правило, — не нападать на президента пока он пребывает за границей. Находясь во Вьетнаме, он постоянно был в курсе допроса Коэна, за которым следил из своего номера в отеле Ханоя, несмотря на двенадцатичасовую разницу во времени. События в стране не порадовали американского президента.

Майкл КоэнМайкл КоэнDouglas Christian/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

«Трамп был очень недоволен тем, что они проводили слушания, пока он был за границей, — приводит Reuters слова собеседника агентства, предпочитающего остаться неназванным. — Он также был очень недоволен тем, что расследование Мюллера не было завершено до его отъезда. Трамп почувствовал, что над ним нависли тучи».

Однако окончательный вывод ближайшего окружения Трампа позитивен: он вышел из всех переделок, которые ему принесла уходящая неделя, без репутационных потерь. От саммита не ждали быстрых результатов, а в показаниях Коэна не было чего-то особенно нового.

«На этой неделе не было никаких сюрпризов, — сказал Кристофер Радди, консервативный медиамагнат и близкий друг президента Трампа. — Мы знали, что Северная Корея — крепкий орешек, и что Майкл Коэн собирается сказать много гадостей. Однако, я не думаю, что это меняет политический климат для президента Трампа».

США, напомним, находится в новом избирательном цикле — очередные президентские выборы пройдут уже в 2020 году. И хотя общий рейтинг одобрения действий действующего президента в среднем по стране слегка подрос (с 38% в 2017 году до 40% в 2018 году; данные Gallup — Ред.), в целом ситуация тревожит его соратников по партии. Успехи Трампа во внешней политике не очевидны. Что же касается остальных его обещаний, то особенно опасной, по мнению некоторых западных аналитиков, ситуация может стать в том случае, если строительство стены на границе с Мексикой (один из шагов, на котором он набрал баллы среди избирателей), не станет реальным выходом из тупика с массовой миграцией мексиканцев.

Как ощущает себя сам Дональд Трамп и до какой степени сильно одобрение в рядах его соратников по партии, прояснится очень скоро — 2 марта, в субботу, когда американский лидер проведёт ежегодную встречу с дружественной ему аудиторией в рамках Конференции консервативных политических действий (CPAC). Пока же News.ru обратился к политологам с просьбой рассказать, чем чреваты для американского лидера события уходящей недели, и каким образом «тучи над головой» Трампа могут отразиться на российско-американских отношениях.

Если говорить о показаниях Коэна, то, действительно, республиканцы хотели перенести его допрос, но демократы настояли на своём. Возможно, демократам было приятно сделать неприятное Трампу. На ход саммита это никак не повлияло, и не могло повлиять. Для Трампа показания его бывшего адвоката морально неприятны, но не более. Трамп поругался с Коэном, Коэн отомстил Трампу. На импичмент здесь ничего не тянет. Показания Коэна вредят президенту США скорее с моральной точки зрения, чем с юридической. Здесь нет состава преступления. Коэн прямо признался, что у него нет никаких доказательств. А вот с моральной точки зрения — да, здесь есть чему повлиять на рейтинги. У Трампа после этого будут серьёзные проблемы. Вполне возможно, они будут нерешаемыми. Но это уже другой вопрос. Расследование может идти ещё очень долго, Мюллер может ещё года четыре искать доказательства вмешательства России в выборы в США, но это становится уже совершенно никому не интересно: близятся следующие выборы, и говорить сейчас о предыдущих — бессмысленно.

Вполне вероятно, что Трамп в качестве реванша за неудачный саммит в Ханое захочет ухудшить отношения с Россией. И он будет их пытаться ухудшать, требуя от России невозможного. Санкции будут ужесточать, но не обязательно всё и не обязательно сразу. Это будет длительный, я бы даже сказал, очень длительный процесс, в котором санкции — рычаг давления. В каком виде они будут опасны для России — сказать трудно. У нас слишком большая страна, чтобы санкции могли её серьёзно задеть.

Ухудшение отношений между Россией и США идёт уже давно: встречи отменяются; формат Патрушев — Болтон, который с самого начала показал себя не очень эффективным, вообще окончательно сдулся; из ДРСМД США вышли. Ухудшаться они будут и дальше — до того момента, пока участники процесса не нащупают дно, относительно устойчивое. Но поможет ли Трампу ухудшение отношений с Россией? Я бы сказал, что не поможет.

Ситуация сложная, напряжённая для Трампа. Следует понимать, что вопрос, который будет реально стоять перед республиканцами — это стоит ли им соглашаться на безальтернативное выдвижение Трампа на второй срок? Его рейтинг давно не растёт и находится на той отметке, которая критически опасна для всей республиканской партии. Пока всё складывается не в пользу действующего президента.

Владимир Брутер

эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований

Если говорить о выступлении Коэна в сенате, то слушания в общей сложности длятся три дня. Они проходят в закрытом режиме — информация для прессы будет минимальная. Мы можем только предполагать, к каким результатам придут члены Конгресса, и как это может повлиять на расклад, в первую очередь, на расклад во внутрипартийной борьбе. Сейчас, как никогда, обостряется борьба между республиканской и демократической партиями уже в преддверии новых выборов президента США. И ситуация непростая: республиканцы контролируют сенат, демократы — палату представителей; баланс очень сложный. Думаю, что Коэн даст определённые разъяснения, как Трамп был связан с Москвой, принимал ли он участие в финансировании строительства в Москве или не принимал, насколько это было серьёзно и какие он обязательства давал. Кроме связей с Россией, есть ещё ряд других вопросов к Коэну. Это также и финансовые операции Трампа — насколько они были законны с точки зрения налогообложения, и возможно ли было их проводить в те или иные сроки — вот о чём речь в первую очередь. Через несколько дней всё это будет понятно; надо будет посмотреть на комментарии членов палаты представителей.

С американской стороны уже прозвучало, что необходимо усиливать давление на Россию, если сохранится статус-кво. Но это прозвучало уже после переговоров с Порошенко, в рамках предвыборной кампании на Украине. Я бы не стал сгущать краски и говорить о том, что США нацелены на ухудшение российско-американских отношений, которые и без того уже находятся на таком уровне, что наносят вред США, и в первую очередь на рынке углеводородов.

Александр Петров

главный научный сотрудник Центра Североамериканских исследований ИВИ РАН

Никакого конкретного содержания, доказывающего связь Трампа с Россией, у Мюллера нет. Допрос Коэна показал, что ничего серьёзного нет. Есть уже известные факты: попытка Трампа строить в России небоскрёб — это бизнес-история, к которой нельзя привязать политику. Там есть деньги за молчание Сторми Дэниелс, но эта тема тоже уже не новость. Там есть ничем не подкреплённое заявление Коэна о том, что Трамп — расист и ненавидит чернокожих. Всё это вещи, достаточно солидно звучащие, но недоказанные — это не состав обвинения. И как бы ни хотелось противникам Трампа в Конгрессе, как бы ни хотелось Мюллеру довести своё расследование до какой-то конкретики, и как бы ни хотелось другим, скажем так, исследователям жизни Трампа на посту президента, что-то найти — ничего существенного против Трампа у них нет. Сейчас будет развиваться яркая дискуссия в медийном пространстве, будут выпущены колонки, будет проведён анализ всего произошедшего. Но рейтинг Трампа делают не читатели WashingtonPost или NewYorkTimes. Его делает молчаливое американское большинство, которое ждёт от Трампа выполнения его предвыборных обязательств. Если совсем упрощать, то избиратель Трампа ждёт, когда Трамп принесёт мир в Северную Корею (не очень зная, где находится эта страна). Этот избиратель ждёт строительства стены на границе с Мексикой, потому что для него вопрос мигрантов — важный и болезненный. Этот избиратель ждёт вывода, хоть в каком-нибудь виде, вывода войск из горячек точек. И этот же избиратель, как ни парадоксально, ждёт маленькой победоносной войны, которая принесёт демократию и американский образ жизни, например, в Венесуэлу.

Показания Коэна — не те обстоятельства, которые помогут оппонентам Трампа привести его к импичменту. Это не те обстоятельства, которые докажут связь Трампа с Россией в рамках расследования Мюллера. Это не те обстоятельства, которые помогут конгрессменам инициировать дело об импичменте. Это всего лишь показания бывшего юриста, которые спасает свою свободу (будем политкорректны). Не думаю, что это сильно скажется на рейтинге Трампа. Трамп умеет выправлять свой рейтинг широкими международными жестами. Он умеет управлять своим рейтингом, даже просто размещая посты в Twitter.

Конгрессмены продолжат искать нечто, что позволит им говорить об импичменте или, как минимум, о невозможности выдвижения Трампа на второй срок. Но пока, на мой взгляд, результаты допроса Коэна ничего им не дали. Иначе процесс пошёл бы более динамично.

В приоритете у Трампа — его предвыборные обещания, которые, по всей видимости, переходят уже на его следующий срок, как обещания, которые «не дали выполнить враги». Его цель — превзойти Обаму, а для этого ему нужно получить Нобелевскую премию мира. Очевидно, он попросил своего японского коллегу заявить о выдвижении. Для этого Трампу понадобился второй саммит с Ким Чен Ыном в Ханое, хотя проведение саммита в Ханое, в городе, где стоит памятник сбитому американскому самолёту, несколько не комфортно. Но Трамп пошёл и на это.

Я думаю, что у него есть план, в том числе, вполне вероятно, непредсказуемый и эксцентричный. Этот план может быть связан с чем угодно — возможно, с попыткой переформатировать Совбез ООН, возможно, с попыткой переиграть правила ВТО и так далее. Возможно, это будут какие-то жёсткие решения, связанные с Венесуэлой. Может быть, Трамп пойдёт на уступки Конгрессу и отменит чрезвычайное положение, перенеся строительство стены на границе с Мексикой уже на свой следующий срок. Сложно предположить что-то конкретное, но Трамп, очевидно, борясь за рейтинг, работает на простого обывателя, который его любит, несмотря на истерику, раздуваемую в СМИ. Считается, что рейтинг Трампа — тефлоновый, к нему не прилипает.

Александр Асафов

политолог

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен