Отказ США продлить исключения в рамках антииранского эмбарго способен обострить экономическую ситуацию в Исламской Республике. Тегеран, однако, пытается делать вид, что включение нефтяных санкций на полную мощность не повлияет на ход его дел. Если учесть, что крупнейшим покупателем иранской нефти является Китай, можно предположить, что старт американской политики «нулевого импорта» рассчитан прежде всего именно на него. На фоне продолжающихся тарифных войн Соединённым Штатам важно получить ещё один формальный повод для давления на китайские власти.

В Исламской Республике Иран ответили на решение Соединённых Штатов ввести режим «нулевого импорта» против иранской нефти. По мнению МИД Ирана, эти действия «не имеют никакого значения». В то же время в иранском внешнеполитическом ведомстве заявили о консультациях, проводящихся сейчас с зарубежными партнёрами, на предмет последних действий Вашингтона. Реакция последовала и от основных торговых партнёров Тегерана в области поставок энергоносителей.

В частности, ключевой партнёр Ирана Китай одним из первых высказал своё мнение по поводу ужесточения американских рестрикций. МИД Поднебесной назвал подобные решения результатом политики «юрисдикции длинной руки» и отказался их выполнять.

Китай выступает против односторонних санкций. Сотрудничество Китая и Ирана открытое, транспарантное и законное. Это нужно уважать. Правительство Китая будет всеми силами защищать законные интересы своих компаний, — цитирует РИА Новости официального представителя МИД Китая Гэн Шуана.

Незадолго до этого КНР нарастила объём импорта нефти из Исламской Республики до рекордных значений, обновивших максимум с декабря 2017 года. Так, в феврале 2019 года импорт из Ирана вырос на 22% по сравнению с январём текущего года до значений в 1,96 млн тонн в месяц.

Фото: Ahmad Halabisaz/Global Look Press

Анкара также не осталась в стороне и высказала свою позицию по вопросу закупок иранской нефти.

Турция выступает против такого рода шагов и подобного давления. Указывать, у какой страны вместо Ирана нужно приобретать нефть, это значит переходить границы дозволенного, — сказал министр иностранных дел Турецкой Республики Мевлют Чавушоглу.

В свою очередь, в Индии заявили о том, что «изучают последствия» решения Вашингтона, а Япония выразила готовность работать с США над компромиссным вариантом.

22 апреля Белый дом объявил, что политика «нулевого импорта» в отношении иранской нефти вступает в силу: все, кто не исполнит требования Соединённых Штатов после 2 мая, подвергнутся санкционному давлению. Ранее, в ноябре 2018 года, власти США разрешили восьми странам на 180 дней не исполнять «нефтяные» запреты против иранских компаний, рассчитывая, что наиболее зависимые от иранского сырья импортёры постепенно диверсифицируют источники поставок энергоносителей. К апрелю этого года такие шаги предприняли только Греция, Италия и Тайвань. В то же время Китай, Турция, Южная Корея, Япония и Индия остаются неизменными потребителями нефти из Ирана. Помощник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон призвал иранское руководство изменить своё «дестабилизирующее поведение», которое только вредит гражданам Исламской Республики. Однако аналитики полагают, что главная мишень ужесточения санкций — это КНР, с которой у США продолжаются торговые споры. Антииранские меры помогли бы найти Вашингтону ещё один формальный повод надавить на Пекин в преддверии грядущего подписания торгового соглашения между Дональдом Трампом и главой Китая Си Цзиньпином в мае в Японии для получения наиболее выгодных условий в рамках текущей сделки. Вашингтон развязал торговую войну с Пекином ещё в сентябре 2018 года, что привело к введению взаимных торговых пошлин на ряд товаров. В декабре сторонам удалось договориться о «перемирии» и начале переговоров по заключению торгового соглашения, которого все ожидают не позднее июня 2019 года.

 Помощник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон Фото: Alex Edelman/Global Look Press Помощник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон

До отмены Вашингтоном исключений из антииранских санкций наблюдатели уже фиксировали относительное падение уровня экспорта иранской нефти. Так, агентство Reuters, ссылаясь на данные Refinitiv Eikon и других аналитических фирм, отмечало, что объём закупок в апреле достиг самого низкого в 2019 году уровня. По этой информации, объём поставок чёрного золота из Исламской Республики в апреле в среднем составил менее 1 млн баррелей в сутки. Это меньше, чем в марте. Тогда показатель достигал 1,1 млн баррелей. В снижении экспортных объёмов аналитики видят признаки того, что иностранные компании начали сокращать закупки в ожидании ужесточения ограничительных мер США.

В то же время неизвестно, насколько решительно настроены Соединённые Штаты, поскольку, по некоторым данным, в Вашингтоне не собираются отказываться от «политики исключений» по отношению к партнёрам Тегерана. Так, источники агентства Reuters в администрации Трампа сообщили, что недавние санкции США против Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) распространяются далеко не на всех. Так, Госдепартамент утвердил список исключений для властей зарубежных государств, предприятий, а также некоммерческих организаций (НКО). Этот список разрешает главам иностранных компаний, которые взаимодействуют с Корпусом, а также находящимся на Ближнем Востоке гуманитарным организациям не опасаться рестрикций со стороны Соединённых Штатов. Впрочем, американская исполнительная власть оставила за собой право вводить ограничительные меры против тех чиновников, компаний или НКО, которые помогают элитной военно-политической организации материально.