В четверг, 2 апреля, состоялось заседание Генассамблеи ООН, посвящённое борьбе с коронавирусом. Резолюцию России о временной отмене санкций отвергли из-за противодействия нескольких стран. Наряду с тем, что Совет Безопасности ООН до сих пор ничего не предпринял для борьбы с пандемией, это доказывает, что организация продолжает терять потенциал для решения мировых проблем.

Россия призывала к международному сотрудничеству в противодействии пандемии, а также к прекращению торговых войн и отмене односторонних санкций, введённых в обход ООН. К РФ присоединились 28 стран. Как и ожидалось, документ не поддержали США, Великобритания, государства Евросоюза и Украина. Генассамблея на этот раз собиралась в режиме видеоконференции, поэтому были изменены правила голосования: для принятия резолюции требовалось не простое большинство голосов, а поддержка всех 193 членов. Это и предопределило поражение российской инициативы. Вместо неё была принята декларация, повторяющая её основные положения, но без пункта о снятии санкций.

Фото: Albin Lohr-Jones/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Документ ООН не предусматривал никаких конкретных действий, как и декларация по итогам виртуальной встречи G20. Реальные инструменты воздействия есть у Совбеза, но с момента возникновения эпидемии он хранит молчание. Эксперты предполагают, что этот орган может так и не оправиться от удара, нанесённого его репутации непростительным бездействием на фоне самой большой угрозы мировой безопасности со времён Второй мировой войны. По данным The New York Times, обсуждение в Генассамблее было как раз призвано побудить СБ ООН к действию.

Совет Безопасности совершенно самоустранился, — подчёркивает представитель правозащитной организации Human Rights Watch Луи Шарбоно, — Мы находимся в ситуации, всеми признанной острейшим кризисом, огромная часть мирового населения затронута карантином, а Совет Безопасности ничего не может предпринять.

Вместо созыва СБ генеральный секретарь ООН Антониу Гуттериш ограничивается словесными призывами к сотрудничеству и остановке локальных конфликтов, хотя боевые столкновения в Сирии, Йемене, Афганистане, Мали и Колумбии всё равно продолжаются.

Ситуация кажется ещё более странной, учитывая, что шесть лет назад Совбез уже принимал резолюцию по борьбе с африканской лихорадкой Эбола, позволившую мобилизовать мировые усилия в сфере здравоохранения, причём без промедления.

Консенсус на уровне Совбеза позволил мобилизовать ранее недоступные финансовые, административные и политические ресурсы, создать специализированные фонды и государственно-частные партнёрства, мотивировать глобальные и региональные банки развития, дать дополнительные возможности той же ВОЗ и другим профильным структурам ООН, — отмечает генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов.

По мнению эксперта, сегодня такой консенсус невозможен, потому что любое решение Совбеза затронет национальный суверенитет стран-участниц. Каждая страна сегодня борется с эпидемией по-своему: Япония и Швеция, например, вводят как можно меньше карантинных мер, Италия и Франция же действуют жёстко, заставляя своих граждан сидеть дома. Если Совбез решит предпринять реальные шаги, ему придётся привести к общему знаменателю хаотичные и, надо признать, довольно эгоистичные действия различных государств. Это гораздо сложнее, чем бороться с лихорадкой в отдалённых частях Африки. Поэтому, по прогнозам Андрея Кортунова, если Совбез всё-таки соберётся (есть сообщения, что это произойдёт на следующей неделе), результатом его работы станет ни к чему не обязывающая резолюция.

Антониу ГутерришФото: Salvatore Di Nolfi/XinHua/Global Look PressАнтониу Гутерриш

Если до пандемии работу Совбеза тормозили противоречия между постоянными членами — Россией и США, обладающими правом вето, то сегодня борьба разворачивается между Вашингтоном и Пекином. Две мировые державы перекладывают друг на друга ответственность за возникновение пандемии, не гнушаясь обвинениями в заговоре. России остаётся только наблюдать за этим со стороны.

Недавний виртуальный саммит G7 продемонстрировал градус этих противоречий. США в этом году председательствуют в «семёрке» и подготовили текст итоговой декларации, в котором COVID-19 назывался «уханьским» и «китайским» вирусом. Другие члены объединения возразили, указав, что подобные формулировки являются проявлением расизма, и отказались её подписывать. Результатом стало принятие нескольких деклараций. Если крупнейшие мировые державы не могут договориться о терминологии, наивно ожидать от них более сложных, непопулярных решений.