С 11 по 13 октября в Москве проходит визит главы МИД Армении Зограба Мнацаканяна. 12 числа он провёл переговоры с российским коллегой Сергеем Лавровым, обсудив обострение вокруг самопровозглашённой Нагорно-Карабахской Республики (НКР). Встрече предшествовал ряд других событий: от обсуждения 9 октября ситуации в НКР с представителями Армении и Азербайджана и объявления перемирия в гуманитарных целях до сообщений о его нарушениях.

Министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян прибыл в Москву спустя сутки после переговоров, на которых стороны при посредничестве России, казалось бы, договорились о прекращении огня. Однако в тот же день (10 октября — в день окончания десятичасовой встречи в особняке МИД) был обстрелян азербайджанский город Мингячевир: местные средства противовоздушной обороны сумели нейтрализовать угрозу при помощи зенитных ракетных систем С-300. Спустя сутки, 11 октября, под обстрел попал второй по величине город Азербайджана — Гянджа. По официальным данным, одна из ракет оперативно-тактического комплекса «Эльбрус» поразила жилой дом, приведя к гибели по меньшей мере девяти человек и ранению более 30.

Оба населённых пункта находятся в глубине республики, поэтому, несмотря на встречные обвинения Еревана в сторону Баку в нарушении перемирия, армянские аргументы звучат не столь убедительно, тем более что 20% территорий Карабаха признаются международным сообществом как оккупированные Арменией. Поэтому в Ереване сразу же опровергли обстрелы азербайджанских городов, поскольку это являлось бы официальным объявлением войны. Между тем фото- и видеодоказательства ударов по Мингячевиру и Гяндже облетели все мировые СМИ.

В этих условиях переговоры для Зограба Мнацаканяна в Москве предстояли непростые, тем более что армия Азербайджана с 27 сентября на ряде направлений взломала оборону Армении и НКР и взяла под контроль десятки населённых пунктов. Поэтому в прежнем виде процесс политического урегулирования, который все эти годы был откровенно выгоден Еревану, потерял свою актуальность.

Если перед трёхсторонними переговорами министров иностранных дел Армении, Азербайджана и России участники отказались от традиционного вступительного слова, то на встрече Лаврова с Мнацаканяном оно даже несколько затянулось. Глава МИД РФ тактично подчеркнул, что переговоры были плановые и Нагорный Карабах на них — не единственная тема, хотя и, безусловно, центральная.

Лавров напомнил коллеге о результатах пятничной «трёхсторонки», которые предусматривали перемирие, и посетовал, что оно не выполняется.

Была достигнута важная договорённость, мы видим, что пока эта договорённость соблюдается не в полной мере и боевые действия продолжаются, — подчеркнул Лавров.

Мнацаканян, со своей стороны, сразу обозначил акцент, интересовавший Ереван. Он отметил, что в иных условиях стороны могли бы долго говорить о союзнических отношениях, но в сложившихся обстоятельствах главное внимание будет уделено Нагорному Карабаху.

Сегодня нам необходимо остановить боевые действия. Роль России в этом является крайне важной, — заявил глава МИД Армении во вступительном слове.

Зограб МнацаканянФото: mid.ruЗограб Мнацаканян

После этого Мнацаканян начал зачитывать длинный список претензий к Азербайджану и фактов нарушения перемирия. На середине его речи камера оператора при МИД неожиданно уехала в потолок, и трансляция протокольной части переговоров оборвалась — видимо, организаторы встречи посчитали, что армянский дипломат начал выходить за рамки вступительного слова. Но Мнацаканян зачитал то же самое послание и во время совместной итоговой пресс-конференции — все необходимые ему тезисы были распечатаны на нескольких страницах, которые глава ведомства принёс с собой.

Впрочем, вряд ли министры за закрытыми дверями два часа обсуждали тот самый список претензий. Армянский министр традиционно использовал пресс-подход, чтобы донести свою позицию, которая на площадке в Москве может быть воспринята как солидализированная с российским руководством. Тем не менее эксперты не раз подчёркивали, что Кремль по карабахскому конфликту занимает нейтральную позицию, так же как и ОДКБ, механизмы которой не могут быть задействованы в условиях отсутствия угрозы для непосредственно армянской территории. Кроме того, в Москве не остались незамеченными и попытки Еревана интенсифицировать переговоры с Европой и США, тем более что при премьере Пашиняне в правительство попали откровенно прозападные фигуры.

После встречи оба министра подтвердили приверженность принципам, достигнутым на трёхсторонних переговорах 9–10 октября, но констатировали: главный из них — о прекращении огня — всё ещё не выполняется. Без этого, подчеркнул Мнацаканян, невозможно перейти и к выработке механизмов проверки выполнения условий перемирия.

Идут конкретные консультации по этим вопросам, — ответил армянский министр на вопрос о механизмах верификации. — Но мы пока не достигли уровня, при котором мы можем перейти к работе по первому пункту нашего заявления.

Сергей Лавров не уточнил, что за уровень имел в виду его коллега, но заметил: проблемы верификации обсуждались и в телефонных разговорах российского лидера Владимира Путина с премьером Армении и президентом Азербайджана и решение вопроса о переходе к мирному урегулированию нельзя затягивать.