Белорусская оппозиция начала подготовку к президентским выборам, которые должны состояться не позже августа следующего года. Партии и движения, критикующие действующего главу государства Александра Лукашенко, обсуждают возможную стратегию поведения. В то же время большинство активистов оппозиции считает голосование не столько реальной возможностью сменить президента, сколько тестом на современное состояние организаций, недовольных властью.


Четверть века у власти

Александр Лукашенко избрался главой государства в 1994 году, неожиданно для многих победив тогдашнего президента Станислава Шушкевича. Белорусские граждане, как и жители других бывших союзных республик, переживали сложные времена, которые характеризовались развалом экономики, отменой многих прежних социальных гарантий, разгулом криминала, и, прежде всего, утратой идеологических ориентиров. На этом фоне простые и понятные лозунги Лукашенко о необходимости взять лучшее из советского времени быстро завоевали симпатии простых обывателей. Одним из наиболее популярных призывов была мысль об интеграции с Россией, которая в массовом сознании была воспринята как призыв восстановить СССР — страну, где каждый чувствовал уверенность в завтрашнем дне.

Став президентом, Лукашенко действительно попытался свою политику максимально приблизить к советским образцам. Ставка была сделана на имеющийся в стране промышленный потенциал и одновременное развитие самодостаточного сельского хозяйства (в советское время Белоруссия, находящаяся в зоне рискованного земледелия, не могла полностью обеспечить себя продовольствием). При этом над всей экономикой довольно быстро был установлен неусыпный контроль со стороны государства. Принятые меры позволили Белоруссии стать одной из первых стран постсоветского пространства, где ВВП смог достичь уровня 1990 года. Одновременно многие работники, оказавшиеся не у дел в начале 1990-х, вновь почувствовали себя нужными.

Благодаря ностальгическим настроениям в белорусском обществе и ощутимым успехам в экономике Лукашенко побеждал на президентских выборах несколько раз. Он умело использовал образ народного лидера, который не дал новым жуликам обманывать простых людей. Одновременно глава государства сумел практически сразу маргинализировать оппозицию. В 1996 году Лукашенко удалось провести конституционную реформу, которая укрепила его власть, уменьшила полномочия парламента, но главное — практически вывела из него организации оппозиции. С тех пор представительный орган избирается по одномандатным округам, в большинстве которых побеждают сторонники президента. Лишенные парламентской трибуны партии и движения власть смогла представить в виде небольших разрозненных групп, которые не хотят нормального развития страны и ратуют за возвращение неустроенности начала 1990-х.

Митинг белорусских оппозиционеров против Александра Лукашенко в Минске. 1996 годМитинг белорусских оппозиционеров против Александра Лукашенко в Минске. 1996 годТолочко Виктор/Фотохроника ТАСС

С избранием президентом России в 2000 году Владимира Путина серьёзно изменилась государственная риторика и у восточного соседа Белоруссии. Руководство РФ стало использовать в своих речах такие понятия как «патриотизм» и «державность», положительно отзываться о советском опыте, усиливать роль государства в экономике. У многих белорусов могло сложиться впечатление, что Москва решила поучиться у Минска. То есть собственной аудиторией Лукашенко стал восприниматься как автор модели развития, которая пригодилась не только Белоруссии, но и России. Идея интеграции с Россией, о которой ранее постоянно говорил Лукашенко, приобрела новый смысл: теперь союз двух государств стал представляться как единение стран, развивающихся схожим образом. На волне этих настроений Лукашенко с убедительным результатом побеждал на выборах 2001-го (75,65% голосов), 2006-го (82,6%) и 2010-го (79,65%).

В 2015 году инерция прежних настроений продолжала действовать — Лукашенко набрал 83,49% голосов. Но в тот раз победа была обеспечена и тем, что Лукашенко смог использовать лозунги более тесного сотрудничества с Европой. К тому времени выросло уже новое поколение, которое не могло голосовать за Лукашенко на контрасте его правления с 1990-ми, а идеи свободного рынка и дружбы с Западом не воспринимало как априори деструктивные призывы. К тому же, к моменту голосования Россия уже вовсю оказалась втянута в украинские события, которые были восприняты белорусами далеко не однозначно. Лукашенко почувствовал изменение общественных настроений, увеличил в своих выступлениях количество фраз о сотрудничестве с Европой. Лакмусовой бумагой новых настроений белорусского лидера стал его отказ признать Крым российской территорией.

Нынешняя риторика Лукашенко в преддверии новых выборов сильно отличается от той, что использовалась ещё несколько лет назад. Акцент сделан на том, что Белоруссия — это успешная современная страна, которая всегда была в лоне европейской цивилизации. В некоторой степени Лукашенко удалось перехватить даже лозунги националистов. Политологи обратили внимание, что недавно назначенный премьером Сергей Румас, когда возглавлял Белорусскую федерацию футбола, разрешил фанатам вывешивать на трибунах флаг «Погоня», который символизирует единство исторического пути страны не с Московским царством, Российской империей и Советским Союзом, а с Великим княжеством Литовским. В 2018 году в Белоруссии был открыт первый памятник лидеру Польского восстания 1794 года Тадеушу Костюшко.

Памятник Тадеушу КостюшкоПамятник Тадеушу КостюшкоWoloh/wikipedia.org/CC BY-SA 4.0

Сейчас стабильность белорусской экономики во многом держится за счёт различных преференций со стороны России. Минск покупает у Москвы по сниженным ценам газ, может закладывать в бюджет государства пошлины от продажи российской нефти западным государствам. Однако сейчас в российском правительстве рассматриваются различные сценарии, которые должны существенно сократить российские вливания. Лукашенко в этой ситуации избрал наименее проигрышную риторику. Из его слов можно сделать вывод, что Белоруссия намерена продолжать сотрудничество с Россией, но до тех пор, пока это будет выгодно, а стратегический курс взят на расширение связей с Европой.

Таким образом, на президентские выборы Александр Лукашенко выйдет как лидер, который продолжает заботиться о простых гражданах, но при этом уже не старается быть частью «русского мира», а готов прислушиваться ко всем силам в обществе.

Брожение оппозиции

К сегодняшнему дню оппозиция в Белоруссии во многом превратилась в «вещь в себе». Внутри многочисленных партий и движений бурлит дискуссия о форме участия в выборах, но все варианты политологам кажутся малоперспективными.

Во-первых, у оппозиции давно нет единого сильного лидера, который бы смог объединить разрозненные силы. Во время предыдущих голосований ближайшие конкуренты Лукашенко во многом были случайными людьми и почти не имели за собой костяк из верных сторонников. В 2001-м беспартийный кандидат от демократической оппозиции Владимир Гончарик ещё смог набрать 15,65% голосов. Но в 2006-м единый кандидат Александр Малинкевич смог заручиться поддержкой только 6,2% избирателей. В 2010-м второе место занял беспартийный выдвиженец организации «Европейская Беларусь» Александр Санников, получив всего-навсего 2,43%. В 2015-м ближе всего к результату победителя подобралась представитель Социал-демократической партии Беларуси (Грамады) Татьяна Короткевич, набравшая 4,42% голосов. То есть если в 2001-м люди были готовы голосовать просто за нового человека, олицетворявшего перемены, то позже перестали верить в саму возможность перемен. О реальных настроениях общества сегодня может свидетельствовать тот факт, что сейчас некоторые оппозиционеры всерьёз рассуждают на тему, может ли стать объединённым кандидатом от противников Лукашенко высланная из Таиланда Анастасия Вашукевич (Настя Рыбка).

Анастасия Вашукевич в суде  Анастасия Вашукевич в суде Антон Кардашов/АГН «Москва»

Во-вторых, у демократической оппозиции никогда не было собственной позитивной повестки. Лидеры протеста критиковали Лукашенко за пророссийский курс, за долгое пребывание у власти, за слабые связи с Европой, за русский язык, который стал государственным. Но при этом до конца не было ясно, как оппозиция видит развитие страны. Исторические отсылки в Великому княжеству Литовскому, нарочитое использование во время агитации белорусского языка, разговоры о евроинтеграции не могли ответить на вопрос, за счёт чего республика будет строить экономику. В результате среди белорусов укоренилось мнение, что, может, Лукашенко и не подарок, но хотя бы ответственный руководитель, а вот оппозиция способна лишь критиковать и устраивать внутренние дискуссии о мнимом единстве.

В-третьих, белорусская оппозиция не имеет чёткой организационной структуры вроде польского профсоюза «Солидарность», к опыту которого любят обращаться противники Лукашенко. Оппозиционные силы представлены более чем десятком партий и движений. Некоторые из них представляют из себя лишь небольшие ячейки, а некоторые, как Белорусский народный фронт (БНФ), сейчас могут похвастаться разве только большим опытом борьбы с Лукашенко, нежели массовым проникновением в низовые структуры гражданского общества вроде профсоюзов, редакций журналов и университетских кафедр.

Сейчас в среде белорусских оппозиционеров рассматривается вопрос бойкота грядущих выборов. Однако сами оппозиционеры признают, что это глубоко провальная тактика. Она годится для самоуспокоения несистемных белорусских политиков, отказавшихся участвовать в «фарсе», но не найдёт поддержки в обществе: на всех предыдущих президентских выборах явка составляла более 80%.

Российский фактор

В последнее время среди белорусской элиты обострились разговоры о возможных попытках Москвы использовать грядущие выборы и сместить Лукашенко. В пользу этой версии говорят недвусмысленные намёки от руководства России. Например, во время встречи глав правительств Союзного государства в декабре прошлого года в Витебске глава кабинета министров РФ Дмитрий Медведев напомнил о тезисах Путина 2002 года, когда тот предложил Белоруссии войти в состав России на правах шести субъектов Федерации. В ответ Лукашенко несколько раз заявил, что суверенитет для белорусов это святое и они готовы защищать его. Сейчас тема сохранения независимости стала ключевой в белорусском политическом истеблишменте.

«Лукашенко понимает, что у Запада рычагов его сместить нет, но они есть у России», — говорит белорусский политолог Игорь Тышкевич.

Но важно отметить, что даже яркий лозунг о защите независимости в полной мере может быть использован в предвыборной кампании не оппозицией, а именно Александром Лукашенко. Если оппозиция может критиковать главу государства за слишком тесные связи с Москвой в предыдущие годы, то президент готов отчитаться о реальных шагах, которые должны уменьшить зависимость от России. Например, белорусскому правительству удалось начать привлекать китайские инвестиции. Только за последние полгода в Белоруссии заработали завод по производству суперконденсаторов, завод двигателей внутреннего сгорания «МАЗ-Вейчай», предприятие по выпуску электромобилей Zotye, исследовательский центр по лазерным технологиям, новая линия по производству ракет на заводе, изготавливающем реактивные системы залпового огня (РСЗО) «Полонез», началось строительство солнечных электростанций в чернобыльской зоне. В белорусский бюджет на текущий год уже заложен возможный ущерб от потери нефтяных пошлин на поставляемую российскую нефть, так что нынешний торг Минска и Москвы идёт не за выживание Белоруссии, а за дополнительные, уже незапланированные, доходы. Сейчас Минск активно продвигает совместный проект с Киевом по разработке газовых скважин на Украине специалистами «Беларусьнефти», что должно заметно снизить зависимость Белоруссии от российского газа.

Уйти от российской зависимости Белоруссия пытается даже в военно-технической сфере. Минск отказался размещать в стране российскую базу, зато открыл собственную систему залпового огня «Полонез», которая, как выяснилось, была создана совместно с китайской госкомпанией. КНР, как следует из рассекреченных белорусской стороной контрактов, должна помочь Белоруссии также создать зенитно-ракетный комплекс и оперативно-тактический ракетный комплекс. Кстати, в военной доктрине Белоруссии главной угрозой названы не войска НАТО, а «гибридные войны», в ведении которых Запад часто обвиняет Россию.

Одновременно власти Белоруссии стали подвергать репрессиям сторонников «русского мира». Через суд уже прошли четыре священника Русской православной церкви, журналисты агентства Regnum.

Обладая властью, Лукашенко предпринимает усилия к исключению сценария поглощения страны Россией. Свои действия он может выдать как реальную защиту суверенитета. При этом раздробленная оппозиция, не имеющая альтернативной программы развития, ярких лидеров и дисциплинированных низовых структур, вынуждена будет лишь со стороны наблюдать за тем, как Лукашенко умело использует в свою пользу любые вызовы и прекрасно реагирует на смену общественных настроений.