Уходящий 2018 год для российской внешней политики был отмечен рядом важных событий на азиатском направлении. News.ru вспоминает наиболее яркие из них и анализирует достижения Москвы в контексте общих трендов в регионе.


Общий фон

2018 год был ознаменован явным смещением в Азиатско-Тихоокеанский регион основных геополитических противоречий. На состоявшемся в начале декабря саммите G20 в Аргентине фактически была оформлена новая глобальная архитектура, где определяющими державами отчётливо выступили США и Китай. Наиболее это актуально для стран Юго-Восточной Азии, которым в скором времени, как предсказал премьер-министр Сингапура Ли Сяньлун на саммите АСЕАН в ноябре, придётся выбирать, чьим союзником быть. Речь идёт о группе стран с общим населением свыше 600 миллионов человек. Китай же явно нацелен на освоение новых рынков, к чему его дополнительно подталкивает начавшаяся торговая война с США.

В экономической сфере у Вашингтона есть очевидный козырь — высокие технологии, однако он не может инвестировать в Юго-Восточную Азию столько же, сколько Пекин. США делают ставку больше на политические и идеологические аргументы, как готовность защищать союзные государства от территориальных претензий КНР и распространять свою модель демократии. В ответ на экономическую экспансию Китая в Юго-Восточной Азии Соединённые Штаты собирают некое подобие военно-политического блока, стараясь привлечь туда не только Японию и Южную Корею, но и Индию.

Нацеленность Вашингтона на решение вопросов региональной безопасности наглядно проявилась в попытке урегулирования проблемы с ядерной программой Северной Кореи. После обострения отношений между США и КНДР, взаимных обещаний уничтожить друг друга в ядерной войне, лидеры двух государств Дональд Трамп и Ким Чен Ын в июне провели переговоры в Сингапуре. Их итогом стал формальный отказ Пхеньяна от проведения новых испытаний атомного оружия.

Россия пыталась участвовать во всех значимых для Азии мероприятиях и влиять на важные для региона процессы.

Дружба с Китаем

Си Цзиньпин и Владимир ПутинСи Цзиньпин и Владимир Путинkremlin.ru

Одним из важных направлений внешней политики России в Азии стало развитие отношений с Китаем. В течение 2018 года президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин провели двусторонние переговоры четыре раза: в июне во время саммита ШОС и госвизита Путина в Китай, в июле на полях саммита БРИКС, в сентябре на Восточном экономическом форуме во Владивостоке и в декабре на саммите лидеров G20. Помимо этого были встречи между главами правительств двух государств, министрами иностранных дел и парламентскими делегациями. О каждой подобной встрече российские СМИ писали как о подтверждении крепнущей дружбы Москвы и Пекина.

В то же время российско-китайское экономическое сотрудничество серьёзно отстаёт от политического. Формально между государствами постоянно растёт товарооборот, стороны подписывают новые инвестиционные контракты, а Россия остаётся крупным партнёром Китая в военно-технической сфере. Однако масштабы взаимодействия, выраженные в абсолютных цифрах, не способны поразить воображение. По итогам первого полугодия 2018 года товарооборот между странами составил $50 млрд, к 2020 году есть план выйти на ежегодный уровень в $200 млрд. Это значительно меньше, чем товарооборот между Китаем и США (в 2017 году он составил $600 млрд против $84 млрд с Россией в тот же период) или между Китаем и Евросоюзом ($500 млрд).

О значимости экономического сотрудничества с РФ для КНР говорит тот факт, что китайские банки опасаются иметь дело с российскими компаниями. Формально Пекин не присоединялся к западным санкциям, однако пытается лишний раз не сотрудничать с предприятиями и лицами, попавшими в санкционный список. При этом далеко не все кредитно-финансовые учреждения этой страны имеют специалистов по санкционной политике США и Евросоюза, а потому во избежание любых негативных последствий замораживают переводы с пометкой «Россия» — в условиях торговой войны с США Китаю не остаётся ничего, как пытаться сохранить намного более важные американские рынки.

Переговоры с Индией

Индия считается надёжным партнёром России. В 2018-м Владимир Путин и премьер-министр Индии также встречались четыре раза. В первый раз Путин и Моди вели переговоры 21 мая в Сочи в ходе рабочего визита индийского политика. 26 июля руководители государств общались на полях саммита БРИКС. Двусторонние встречи состоялись также 4−5 октября во время официального визита Путина в Индию и 1 декабря на саммите G20 в Аргентине.

На каждой встрече руководители государств подтверждали желание укреплять дружбу, способствовать миру на планете, развивать БРИКС и ШОС, наращивать товарооборот. Но если в процентном отношении взаимная торговля действительно демонстрирует устойчивый рост, то в абсолютных цифрах она до сих пор находится на довольно низком уровне: в 2017-м товарооборот составил около $9 млрд, к 2025 году намечен план выйти в $25 млрд. Для сравнения: товарооборот Индии с США в 2017 году составил около $50 млрд. В Дели продолжают тесное военно-техническое сотрудничество с Москвой, хотя Россия здесь давно не монополист. В соответствии с ранее подписанными контрактами, РФ должна поставить в Индию системы противовоздушной обороны С-400, боевые самолёты и другую военную технику, помочь построить фрегаты проекта 11356. Пока Индия не отказалась от прежних контрактов и даже заключает новые, но рассуждения экспертов о том, что сотрудничество с Россией в военной сфере может ждать сокращение из-за давления США, постоянно просачиваются в индийскую прессу. Впрочем, публикации в индийской прессе с провокационным содержанием — устоявшаяся практика борьбы лоббистских групп.

Торг с Японией

Владимир Путин и Синдзо АбэВладимир Путин и Синдзо АбэKremlin Pool/Global Look Press

Не менее интенсивными в 2018 году выдались переговоры между Владимиром Путиным и премьер-министром Японии Синдзо Абэ. В мае российский президент принимал Абэ в Кремле, в сентябре главы государств виделись во Владивостоке на Восточном экономическом форуме, в ноябре — во время саммита АСЕАН в Сингапуре и в декабре — на встрече глав G20.

Российско-японские переговоры сопровождались подписанием соглашений о сотрудничестве, однако главная тема в повестке — тема Курильских островов. В сентябре крупнейшая японская газета «Иомиури» сообщила, что в Токио якобы согласовали позиции и готовы отказаться от притязаний на два из четырёх островов гряды. Дискуссии японских экспертов и политологов сводились к тому, может ли Токио заключить с Москвой мирный договор после передачи двух островов, либо должен требовать всё и сразу, в России же снова стала популярной тема «сдачи Кремлём Курил». Однако кто реально может здесь пойти на компромисс — до сих пор открытый вопрос. А пока, на фоне споров о территориальных претензиях и буксующем экономическом освоении островов, в мае был открыт перекрёстный год России и Японии.

«Российско-японские перекрёстные годы проводятся впервые. С инициативой их организации выступили наши японские коллеги, и мы эту инициативу, разумеется, поддержали», — заявил тогда в Кремле Владимир Путин.

Общие итоги

Азиатское направление остаётся для российской внешней политики второстепенным. На первом плане до сих пор налаживание отношений с Западом и снятие санкций. В то же время контакты с азиатскими странами для Кремля — это практически всегда источник хороших новостей: встречи между Путиным и лидерами азиатских государств проходят в дружелюбной атмосфере и не обременены конфликтностью, характерной для отношений с США и членами Евросоюза.

К тому же Россия не вставала на чью-либо сторону в многочисленных спорах между государствами Азии. Она находится в стороне от взаимных претензий Индии и Китая, конфликта на Корейском полуострове, давних разногласий между Индией и Пакистаном или между Китаем и Вьетнамом. Москва готова вести диалог со всеми и обсуждать сотрудничество на самых разнообразных площадках.

В то же время растущие экономики азиатских «тигров» становятся всё меньше заинтересованы в сотрудничестве с Москвой. Одновременно падает и значимость возможной политической поддержки Москвы на международной арене. Азиатские лидеры понимают, что вопросы экономики или безопасности в большей степени зависят от США и Китая, нежели от России.

Добавьте наши новости в избранные источники