На этой неделе Госдума приняла закон о чистоте русского языка. Он обязывает госслужащих избегать в речи иностранных заимствований, если в русском языке есть равноценные соответствия. Народные избранники таким образом законодательно подкрепили изменения в «Основах государственной культурной политики», которые ранее своим указом внес глава государства Владимир Путин. Согласно этому указу, одной из задач государственной политики в области народного просвещения стало «противодействие излишнему использованию иностранной лексики». NEWS.ru изучил, откуда пошло борение с иноземщиной.

Напомним, что 16 февраля Госдума приняла изменения в закон «О государственном языке Российской Федерации». Законопроект, внесенный правительством, запрещает употребление слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка (в том числе нецензурной брани), за исключением иностранных слов, которые не имеют общеупотребительных аналогов в русском языке. Документ вызвал бурные обсуждения в России.

Фото: duma.gov.ru

По заветам кардинала Ришелье

Летопись борьбы с иностранщиной в родном языке насчитывает не одно столетие. Начало ей, как и многому другому, положили французы. Точнее, знаменитый кардинал Ришелье. В 1635 году он основал Французскую академию, которая с тех самых пор следит за чистотой французского языка. «Чтобы сделать французский язык не только элегантным, но и способным трактовать все искусства и науки», как говорилось в грамоте Ришелье о создании научного учреждения.

В последние десятилетия, по мнению ревнителей чистоты звучной галльской речи, особую опасность для ее самобытности представляют заимствования из языка чопорных англичан, по возмутительному, как они считают, недоразумению сменившего французский в качестве основного средства международного общения.

Тамошние языковеды без устали клеймят проявления в родной речи так называемого франгле, для борьбы с которым в 1975 году даже был принят особый закон о защите французского языка. Однако до победы в этой упорной борьбе пока далеко. Крайне чувствительные удары по радетелям великого и могучего наречия Ронсара и Жорж Санд наносят поклонники ЭВМ. Так, красивому и понятному словосочетанию «беспроводной доступ во всемирную Сеть», которое предлагают радетели речевой чистоты, они предпочитают неказистое английское словечко WiFi. И похожих примеров можно привести тьмы и тьмы.

Правда, британцам тоже есть чем попрекнуть исконных супостатов с материка. Ведь если «английское вторжение» во французский и другие языки началось лишь в прошлом столетии, то, убеждены ревнители непорочности английского слова, галлы его осквернили еще при Вильгельме Завоевателе аж в XI веке. И ведь не поспоришь.

Почти треть корней слов в английском языке имеют французское происхождение. Еще треть — латинское. В то время как собственно англосаксонские слова составляют чуть больше четверти словаря современного английского обывателя. Так что ему проще понять того же француза или испанца, чем собрата германца — датчанина или немца. И хоть вопросу уже без малого тысяча лет, но своей остроты он не утратил до сих пор. Небезызвестный у нас Джордж Оруэлл в своих очерках называл плохими тех писателей, кто предпочитает латинские и греческие слова исконно саксонским.

Старый английский словарьФото: Shutterstock/FOTODOMСтарый английский словарь

Кстати, о германцах. В самой Германии борьба за чистоту языка Гегеля и Гейне, как нетрудно догадаться, резко усилилась в годы правления Гитлера. Особое раздражение у властей вызывало обилие в немецком языке, особенно в области науки и образовании, слов латинско-греческого, французского и еврейского происхождения. Для их искоренения под лозунгом «Тот, кто хочет вести за собой немцев, должен говорить с ними по-немецки» был разработан целый «истинно арийский новояз», в котором иноязычные понятия заменялись на «исконно немецкие». Надо сказать, это «возвращение к арийским истокам» прижилось, вероятно, потому, что в отличие от слабовольных французов, в Германии с недовольными не нянчились. Настолько, что сопротивляться нововведениям стало просто некому.

Похожим образом иноземное влияние изживали и в Италии времен Муссолини. В 1929 году он просто запретил все иностранные слова. И этим не ограничился. Возбранялось употреблять даже отдельные буквы. Точнее пять букв, которые в итальянском встречаются только в заимствованных словах — J, K, W, X, Y. Вместо запрещенных иностранных слов придумывали новые, чисто итальянские. Переиначивали на тосканский лад даже имена собственные. Так, трубача Луи Армстронга окрестили Луиджи Браччофорте.

В тех странах, где есть литературный язык, есть представление о том, каким он должен быть. Поэтому люди довольно остро переживают, когда, как им кажется, с языком что-то не то происходит. Периодически это обостряется, обычно в ситуациях резких перемен. Когда язык резко меняется, людям это не нравится, особенно пожилым, старшего поколения. Им кажется, что все рушится вокруг. Они начинают призывать к пуризму. Иногда это приобретает идеологическую окраску, как в случае борьбы с иностранными словами, — пояснила NEWS.ru ведущий научный сотрудник Института русского языка имени Виноградова РАН Ирина Левонтина.

Шишек набили немало

Кстати, на Руси борением за речевую чистоплотность занялись немногим позже французов. Еще в 1783 году государыня Екатерина Алексеевна наказывала княгине Дашковой при составлении словаря Академии Российской: «В сочиняемом академией словаре избегать всевозможным образом слов чужеземных, а наипаче речений, заменяя оные слова или древними или вновь составленными».

Фото: wikimedia.org

За прошедшие с тех пор двести с лишним лет схватки за чистоту русского языка вспыхивали с завидным постоянством.

В XVIII веке Тредиаковский, Ломоносов, Сумароков вели дискуссии по этому поводу. И если взять аргументы, которые использовались тогда, они практически неотличимы от тех, что приводятся в XXI веке. Далее хорошо известна история «шишковистов» и «карамзинистов», «архаистов» и «новаторов». Все мы помним из «Евгения Онегина»: «Шишков прости, не знаю, как перевести». У Грибоедова по этому поводу дискуссии есть про «французика из Бордо», — напомнила NEWS.ru Левонтина.

Последней по времени вспышкой «шишковщины» в нашей стране стала «борьба с низкопоклонством перед Западом» при Сталине. На великий и могучий «переводили» не только явные заимствования из других языков, но и имена собственные. После смерти вождя всех времен и народов это навязывание посконного отчизнолюбия в молодежной среде, например, привело к появлению откровенно прозападного движения стиляг.

Чем больше на молодежь давить, чтобы она не использовала в речи иностранных слов, тем больше будет иностранных слов в речи молодежи. У хиппи было очень много англицизмов. И сейчас в сленге молодежи много иностранных слов. И чем больше их воспитывать и объяснять, как нужно разговаривать, тем больше они будут создавать свой отдельный язык, — заметила в беседе с NEWS.ru Ирина Левонтина.

По мнению Левонтиной, «закон не будет работать никак — это ерунда».

С ней согласен завлабораторией лингвистической конфликтологии и современных коммуникативных практик Высшей школы экономики Максим Кронгауз.

Закон подразумевает фактически тотальный контроль за публичной речью. Он ведь распространятся не только на чиновников, но и на фильмы, спектакли, чтение литературных произведений, на СМИ и рекламу. И как можно использовать только те слова, которые есть в словарях? Мне это непонятно. В фильмах и литературных произведениях могут использоваться просторечные и жаргонные слова, которые авторы специально вводят как характеристику персонажей. В рекламе тоже есть креативная составляющая, рекламщики часто придумывают слова. Я уж не говорю просто о разного рода ошибках в произношении, ударении, которые, в принципе, тоже подпадают под этот закон. Так что здесь можно наказывать за все. Как будут наказывать, тоже пока непонятно. Пока в целом он неосуществим, — пояснил он NEWS.ru.