Представители алжирской правящей элиты выдвинули 82-летнего тяжелобольного Абдельазиза Бутефлику на пятый срок, но из-за протестов его кандидатура была снята, а выборы — отсрочены. Сейчас те же люди публично приветствуют озвученное решение и призывают к дальнейшему гражданскому диалогу. Простые алжирцы называют последние действия власти «полупобедой» и не собираются прекращать массовые акции протеста. Попытки правящей верхушки удержать власть любой ценой не решают ключевых проблем, стоящих перед Алжиром, и дальнейшее развитие ситуации в стране предсказать невозможно, полагают эксперты. 


Правящая партия Алжира  Национальный освободительный фронт — 12 марта опубликовала заявление, в котором выразила удовлетворение решением президента Абдельазиза Бутефлики перенести выборы и созвать Общенациональную конференцию  переговоры между властью, обществом и оппозицией о характере реформ в республике.

«Эти решения дают реальную возможность политическому классу и представителям гражданского общества, включая людей из мира науки и культуры, присоединиться и внести свой вклад в строительство республики»,   говорится в заявлении.

В правящей партии объявили о готовности «работать над реализацией этих решений вместе со всеми национальными силами, с тем чтобы удовлетворить чаяния людей, особенно молодых людей». Ранее о необходимости диалога с алжирской молодёжью заявил также назначенный недавно вице-премьером Алжира глава МИД Рамтан Ламамра. В эфире Radio France International (RFI) он призвал принять участие в Общенациональной конференции представителей алжирской оппозиции.

«Существует необходимость в диалоге для того, чтобы мы могли без каких-либо скрытых мотивов собраться <…> и вместе построить Алжир завтрашнего дня», — пояснил Ламамра.

Вечером 11 марта президент Алжира Абдельазиз Бутефлика не только снялся с предвыборной гонки, но и отправил в отставку правительство страны, возглавляемое Ахмедом Уяхьёй. Место председателя правительства займёт экс-глава МВД Алжира Нуреддин Бедуи. Кроме того, в стране появился пост вице-премьера: его и занял действующий глава МИДа Ламамра. Бедуи и Ламамра вместе должны сформировать правительство, после чего в стране будет созвана Общенациональная конференция, которая должна определить дату президентских выборов. 

«У меня никогда не возникало никаких вопросов (о пятом сроке. News.ru). Учитывая моё состояние здоровья и возраст, мой последний долг перед алжирским народом – способствовать строительству новой республики», — заявил Бутефлика.

Решение Бутефлики не выдвигаться на пятый срок одобрил глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан, выразивший надежду, что в республике «установится новая динамика, способная ответить надеждам и чаяниям алжирского народа». В самом Алжире тысячи демонстрантов снова вышли на улицы, но не для протестов, а чтобы отпраздновать эту новость как свою победу. В то же время представители оппозиции и простые алжирцы в социальных сетях расценивают действия правящей верхушки как «полупобеду» и призывают к массовым манифестациям 15 марта. Новые требования алжирской оппозиции уже сформировались в лаконичные лозунги «Нет смене власти во главе с тем же кланом!» и «"Да" отставке, "нет" — отсрочке!».

Farouk Batiche/dpa/Global Look Press

Эксперты также полагают, что решение 82-летнего президента Алжира может удовлетворить запросы общества лишь частично. Перенеся дату выборов, президент (или кто за ним стоит) фактически продлил сроки своих полномочий, считает обозреватель издания BBC Рана Джавад. Удовлетворить алжирских граждан может только уход Бутефлики.

«Алжирцы показали, что они больше не желают принимать статус-кво, и это (акции протеста. — News.ru), несомненно, продолжится до того момента, как будут оглашены результаты президентских выборов», — прогнозирует Джавад.

Похожие идеи высказывает в своём Twitter французский политический аналитик Бернар-Анри Леви, которого многие в России считают одним из идейных вдохновителей «арабской весны». С одной стороны, он приветствует решение Бутефлики не выдвигаться на пятый срок, поскольку с его уходом закончится «неприличная комедия, подобная советской геронтократии». С другой, дальнейшее развитие ситуации в республике, по мнению Леви, будет зависеть от способности алжирцев к мобилизации, а также от поведения «грозных алжирских спецслужб… которые, видимо, не сказали ещё своего слова». 

Ключевым событием в алжирской политике 11 марта является вовсе не снятие кандидатуры Бутефлики с президентских выборов и не отставка правительства, а перенос выборов на неопределённый срок. В итоге получилось, что Бутефлика ещё какое-то время будет управлять страной из инвалидного кресла. То есть мы имеем дело с примитивной и наглой попыткой сохранить власть, пуская народу пыль в глаза. Формально Бутефлика выполнил условия оппозиции – снял свою кандидатуру, но он всё равно остаётся у власти. Рокировки в правительстве показывают, что в алжирской элите нет новых людей — Бедуи и Ламамра уже долгое время занимают ключевые посты в кабинете министров.

Вопрос в том, как отнесётся к подобной уловке правящей элиты оппозиция. Не исключено, что умеренная часть протестующих согласится на эти уступки, а остальные будут объявлены властью недоговороспособными экстремистами — так было в 2001 году, когда власти с помощью вертолётов и танков подавили «кабильскую весну» — массовые выступления представителей кабильской народности против арабизации. Исключать этот вариант нельзя, хотя и говорить о нём серьёзно пока что рано.

Другое дело, что попытки алжирского истеблишмента тянуть время не решают никаких ключевых проблем, стоящих перед страной. С одной стороны, республика имеет рычаги управления: в случае смерти или недееспособности президента его полномочия исполняет председатель парламента. Но это формально. В реальности Конституция Алжира — это филькина грамота, а само государство — источник дохода для семьи Бутефлики и его ближайшего окружения. Что будет со страной в случае смерти президента, не ясно.

Вариант с переносом выборов «пробрасывали» в декабре 2018 года «легальные исламисты» — в частности, эту идею озвучивал один из их лидеров Омар Гуль. По факту «легальные исламисты» являются используемой властью ручной оппозицией, собранной режимом из остатков недобитых в 1990-е годы террористов. С другой стороны, они серьёзно усилились во власти. У военных, например, у главы алжирских спецслужб генерала Атмана Тартага, давно чешутся руки расправиться с лидерами исламистов. И кто даст гарантии, что исламисты после смерти Бутефлики не посчитают себя свободными от обязательств?

В общем, дальнейшее развитие ситуации зависит не только от алжирской власти и оппозиции, но и от внешних игроков, которые пока что активно не вмешиваются во внутренние дела Алжира, а могут решиться подлить масла.

Сергей Балмасов

эксперт Института Ближнего Востока и Российского совета по международным делам