Итак, сенсации не произошло, равно как пока и серьезного раскола в рядах либерал-демократов. После избрания Леонида Слуцкого главой фракции ЛДПР в Госдуме многие политические пифии уже были уверены в том, что его кандидатуру поддержит Кремль, где, видимо, уже не испытывают особых иллюзий в отношении будущего старейшей партии постсоветской России. Бессменного руководителя партии Владимира Жириновского, умершего в начале апреля, заменить реально некем, но политический институт, представленный в парламенте, должен как-то функционировать.

Фактически на финише партийцы должны были делать выбор между Леонидом Слуцким, олицетворяющим в некоторой степени связь и с властными, и с финансовыми кругами, и хабаровским губернатором Михаилом Дегтяревым, лицом скорее регионального актива партии. Слуцкий, заседающий в Госдуме уже более двадцати лет и собравший немалую коллекцию различных орденов, изначально выглядел более управляемым и понятным.

Правда, степень своей публичной узнаваемости он резко повысил после обвинений его в харассменте, которые выдвинули против него несколько журналисток, аккредитованных в парламенте. Но принадлежали они, мягко говоря, не к проправительственным изданиям. К тому же их акция, осуществленная отнюдь не по горячим следам, откровенно вписывалась в развернутую во всем мире кампанию metoo по защите женского достоинства, а потому и выглядела чересчур конъюнктурно. Словом, скандал затих сам собой. А европейские угрозы не взаимодействовать с таким политиком, который уже тогда возглавлял комитет по международным делам Госдумы, растворились в общем охлаждении отношений Москвы с коллективным Брюсселем.

Станет ли Леонид Слуцкий могильщиком ЛДПРФото: ldpr.ru

К тому же начало нового этапа в политической карьере Слуцкого неудачно совпало с его серьезным ляпом по поводу возможного обмена арестованного украинского политика Виктора Медведчука на плененных «азовцев». Во всяком случае, такое заявление обесценило поездку Слуцкого в Донбасс, где такой возможный поворот в судьбе форменных убийц вызвал всплеск возмущения. Слуцкому пришлось отыгрывать назад, но такая оплошность выглядела неудачной прелюдией к партийному съезду. Впрочем, вполне возможно, что он просто выполнил просьбу по тестированию реакции гражданского общества на такую перспективу. Реакция оказалась жестче, чем можно было предположить. И если так, то Леонид Эдуардович уже принял эстафету от основателя партии, которого частенько использовали таким образом.

Наконец, есть основания подозревать, что особое внимание к неудачной фразе Леонида Эдуардовича было привлечено не без участия партийной группировки, все еще ориентирующейся на сына Жириновского, ставшего ныне, если верить СМИ, Давидом Гарсией. Наследник основателя явно опасается претензий на семейное имущество со стороны партии. А это еще один полюс внутреннего напряжения в рядах ЛДПР.

В целом к руководству некогда самой экстравагантной партии пришел профессиональный аппаратчик, который изначально окончил Московский станкоинструментальный институт, но не работал по своей специальности, перейдя с комсомольской работы в органы власти новой России. А когда еще в 1994 году возглавил секретариат тогда вице-спикера Госдумы Александра Венгеровского, бывшего некоторое время правой рукой Жириновского, его дальнейший путь стал ярко обозначен. Характерно, что докторскую диссертацию по экономике Слуцкий защитил уже будучи депутатом.

Удивительное совпадение. Пока одного Слуцкого готовили на роль преемника Жириновского, другой Слуцкий, тренер, обвалил казанский клуб «Рубин» в низшую футбольную лигу. Боюсь, эта фамилия может стать совсем непопулярной.

А пока осенние выборы в регионах станут первым экзаменом на способность партии сплотиться вокруг нового лидера.