Кандидат в новые российские послы в Белоруссии Евгений Лукьянов уже прошёл согласование в профильном парламентском комитете, и нет никаких сомнений в том, что он будет утверждён в этой должности и получит белорусский агреман. В истории двухсторонних отношений был только один случай, когда направляемый в Минск Дмитрий Аяцков встретил непонимание Александра Лукашенко, поскольку заранее позволил себе критику тамошнего режима. Видимо, кандидатура Лукьянова обсуждалась президентами в ходе их недавней встречи в Сочи.

Теперь экспертам предстоит только гадать, связана ли такая срочная замена Дмитрия Мезенцева с тем, что он, как утверждают, после всего двух лет работы в Минске заменит Григория Рапоту на посту госсекретаря Союзного государства. Или всё-таки новые соглашения, достигнутые в Сочи за закрытыми дверями и так до конца и не преданные гласности, требуют на ответственном дипломатическом посту другого человека. Между тем Лукьянов, которого срочно перебрасывают из Риги, станет фактически третьим российским послом в Белоруссии за три года.

Всё началось с Михаила Бабича, который почти сразу после своего прибытия в Минск резко изменил вялую риторику и манеру поведения своих предшественников. Дипломат позволил себе не слишком приятные для Батьки высказывания, в частности о значительном субсидировании Россией белорусской экономики и отсутствии заметного прогресса в двусторонней интеграции.

Деятельность Бабича означала качественную перемену во взглядах Кремля на замерший интеграционный процесс и нежелание впредь «кормить» Минск в обмен исключительно на красивые заявления о вечной дружбе. В конечном итоге Лукашенко договорился об отзыве так раздражавшего его посла. Утверждают, что речь шла о целой сделке со взаимными уступками, но, как водится, свою часть обязательств Батька до конца так и не выполнил.

Михаил БабичФото: kremlin.ruМихаил Бабич

На смену Бабичу, который после своего недавнего назначения в Федеральную службу по военно-техническому сотрудничеству окончательно отошёл от формирования политики в отношении СНГ и Белоруссии в частности, был направлен сенатор Мезенцев. В Минске тогда шутили, что вместо злого следователя прислали доброго. Притом что, может быть, в менее резкой и публичной форме, но давление Москвы на Минск с целью оживления фактически замороженного процесса интеграции продолжилось.

Понятно, что после очередного переизбрания Батьки, массовых уличных акций протеста и усилившегося западного давления фон наших отношений с Белоруссией кардинально изменился. Притом что Лукашенко в своём стиле пытается выиграть время для стабилизации правящего режима и, вероятно, выторговать себе максимальные международные гарантии безопасности в случае ухода.

Впрочем, если верить утечкам, то в Сочи якобы были достигнуты соглашения о дорожной карте ухода Батьки, которая включает в себя выработку поправок в конституцию страны, референдум по их всенародному утверждению (Белоруссия станет в меньшей степени президентской республикой) и новые выборы главы государства. Если это верная информация, то новый посол и должен быть «оком государевым», контролирующим выполнение всех этих непростых договорённостей.

И, видимо, выбор на такую роль Лукьянова, работавшего в Совбезе с Николаем Патрушевым и имеющего уже немалый дипломатический опыт, неслучаен. Трудно предположить, что Александр Григорьевич уже смирился со своим скорым уходом и не попробует растянуть свои проводы на ближайшие несколько лет. России же важно не просто сохранить своё влияние в соседней стране, продвинув нужного ей кандидата в преемники, но и подтвердить в целом это влияние в зоне исторической ответственности. Считается, что по известному сценарию в ближайшее время в Минске появится новый премьер, который и станет преемником. При условии, что он, конечно, устроит и местные элиты, и Россию, и Запад.