19 июля 1696 года русская армия под командованием царя Петра I и генералиссимуса Алексея Шеина взяла турецкую крепость Азов. Впервые у России появился порт в южном море, если, конечно, не считать времена Древней Руси, когда в Крыму существовало Тмутараканское княжество. О том, как Пётр I стремился на юг и что из этого вышло, — в материале NEWS.ru.

Союз с католиками

В конце XVIII века Россия имела лишь два морских порта: Архангельск на севере и Астрахань на юге. Но, к сожалению, до Архангельска не было речного пути. Сухопутная же дорога была очень долгой, отчего грузы, доставляемые в Москву через Ярославль и Вологду, дорожали порой в несколько раз. Астрахань связывала Россию лишь со Средней Азией и Персией.

Эти слаборазвитые регионы не могли предложить ничего, что интересовало русского покупателя, и поэтому Каспийский морской путь был почти заброшен. Меж тем почти вся европейская торговля шла по морю, и без собственного морского порта любое государство было обречено платить торговым посредникам очень высокую цену за любой товар.

Когда Петр I пришел к власти, перед русским государством стояли две очень важные задачи. Во-первых, добиться настоящего выхода к морю, который позволил бы начать эффективную и выгодную морскую торговлю. И во-вторых, освоить отличавшиеся мягким климатом южные степи, чрезвычайно благоприятные для ведения сельского хозяйства. Хорошей пахотной земли на Руси постоянно не хватало.

Портрет Петра I кисти Жан-Марка Натье, 1717 годФото: wikipediaПортрет Петра I кисти Жан-Марка Натье, 1717 год

Обе эти задачи толкали нашу страну на юг, тем более что северный выход к Балтике принадлежал шведам. Швеция же в то время имела славу великой военной державы, и вести войну с ней в Москве посчитали самоубийством (позднее Петр всё-таки решится на этот шаг и победит). Так что русская дипломатия сделала выбор в пользу войны с турками, которые после разгрома под Веной в 1683 году казались менее опасным противником.

Против Турции в Европе уже существовал сложившийся альянс. Он назывался «Священная лига» и объединял австрийскую державу Габсбургов, Речь Посполитую и Венецианскую республику. Это была мощная сила, в которой Австрия и Польша обеспечивали наземные силы, а Венеция предоставляла неплохой флот. И у австрийцев, и у поляков были старые счеты с Османской империей. Австрия хотела вытеснить турок из Венгрии и Трансильвании, Польша желала присоединить османский Едисан (область в районе современных Одессы и Николаева), чтобы получить выход к морю. Венеция стремилась захватить Грецию.

У России были свои интересы, направленные в сторону Азовского моря, сообщавшегося с Черным и позволявшего вести морскую торговлю. К тому же к Азову был прямой и удобный речной путь по Дону, который Россия уже контролировала.

Несмотря на то что последняя русско-польская война закончилась совсем недавно, в 1667 году, польское государство существенно ослабло и уже не предъявляло великодержавных претензий к России. Так что общий враг и отсутствие разногласий в вопросе дележа запланированной добычи привели к тому, что в 1686 году Россия присоединилась к «Священной лиге». Это было очень необычно, ведь православная страна впервые в своей истории вступила в альянс с католиками, но такова была реальная политика того времени.

В 1687 и 1689 годах русские войска совершили два похода на союзное османскому султану Крымское ханство, увы, не достигнув особых успехов. Сказалось слабое развитие транспортных возможностей — слишком тяжелым оказался сухопутный путь через причерноморские степи, где крымские татары жгли траву, травили или засыпали все колодцы.

Историк Николай Молчанов так описывал международную ситуацию перед началом войны за Азов:

Австрия и особенно Польша непрерывно требовали, чтобы Москва продолжала военные действия против Крыма, отвлекая на себя турецкие силы. Войны требовало и греческое православное духовенство, крайне задетое тем, что турки передали Святые места в Иерусалиме (Голгофу, Вифлеемскую церковь, Святую пещеру и т. п.), ранее контролируемые греками, французам-католикам. Иерусалимский патриарх Досифей писал в Москву: «Татары — горсть людей и хвалятся, что берут у вас дань, а так как татары — подданные турецкие, то выходит, что и вы турецкие подданные». Действительно, турки демонстративно третировали Москву. Когда на престол вступил новый султан Ахмед II, то всем европейским дворам было послано торжественное уведомление об этом. Кремль же игнорировали.

Поэтому война продолжилась. В России же к тому времени произошли большие перемены. В 1689 году Петр I начал править самостоятельно. Царевну Софью, считавшуюся регентшей при малолетнем царе, лишили власти и отправили в монастырь. Попытки московских стрельцов помешать этому были подавлены самым решительным образом.

В это же время австрийцы и венецианцы воевали с турками. Порой довольно успешно (взятие Белграда, захват Пелопоннеса), порой терпели поражения. Однако Россия поддержать их пока ничем не могла. Было ясно, что взять Крым, отлично защищенный самой природой, не удастся. А наступление на Азовскую крепость — важное укрепление турок в устье Дона, по мнению Петра, было невозможно без флота.

Морское дело

Петр I занялся морским делом. С 1691 по 1693 год на Плещеевом озере близ Переславля была построена Потешная флотилия, которая позволила обучить строительству кораблей русских мастеров и подготовить первые кадры для службы на флоте.

Потешные войска к тому времени уже превратились в отборную пехоту и стали кадровым резервом для регулярной армии. В 1694 году состоялись большие Кожуховские маневры, в которых петровская армия не только маршировала и перестраивалась на поле боя, но осаждала крепость, вела артиллерийский огонь. Петр посчитал, что сил теперь достаточно и поэтому неудача, подобная Крымским походам, больше не повторится. Позднее он писал:

Хотя в ту пору <...> в марсовой потехе (военных учениях. — NEWS.ru) ничего, кроме игры, на уме не было, однако эта игра стала предвестницею настоящего дела.

Под «настоящим делом» имелся в виду, конечно, же поход на Азов.

В 1694 году царь принял решение возобновить военные действия против турок. Для Петра это был вопрос принципа — первое самостоятельное внешнеполитическое решение, принятое молодым правителем, и первая проверка его воззрений на то, как должны устраиваться армия и флот. Провалить их Петр не имел права, ведь у него было немало недоброжелателей, говоривших, что перемены, которые замыслил царь, не нужны и, более того, вредны и не приведут ни к чему хорошему. Поэтому за подготовку похода на Азов взялись со всей тщательностью.

План военных действий придумал сам Петр I и изложил его своим сподвижникам зимой 1695 года. Уже в конце апреля основные силы выдвинулись из Москвы, причем шли они по рекам, на лодках, чтобы меньше утомлять солдат пешими переходами.

«Взятие крепости Азов в 1696 году». Гравюра Монталегре конца XVII векаФото: wikipedia«Взятие крепости Азов в 1696 году». Гравюра Монталегре конца XVII века

Битва

2 июля войска подошли к Азову. Крепость была хорошо обустроена, она представляла большой прямоугольник прочных каменных стен, окруженных валом и рвом. Выше по течению Дона стояли две большие башни, между которыми протягивалась тяжелая и прочная цепь. Она полностью перегораживала путь судам из Дона в Азовское море. А неподалёку от Азовской крепости был построен отдельный форт Лютик, прикрывавший подходы к главной крепости и способный обороняться самостоятельно.

Фортификационных сооружений такого масштаба русские раньше никогда не брали. Войска подготовились к осаде, начали рыть траншеи и устанавливать артиллерию для контрбатарейной борьбы по заветам маршала Вобана. К 5 июля работы были закончены, и начался постоянный обстрел крепости.

Спустя девять дней русские войска овладели Донскими башнями, но Азов не сдавался. Более того, турки регулярно устраивали вылазки, мешая русской артиллерии. Осада продолжалась до октября и выявила два критически важных фактора: слабость русской осадной артиллерии, неспособной пробить стены крепости, и невозможность вести осаду в условиях, когда турки получали припасы и пополнения по морю, чему не могли воспрепятствовать легкие суда русских. Осаду было решено свернуть, и войска отступили.

Любой другой полководец опустил бы руки, но Петр I отличался необыкновенной силой воли и совершенно не унывал. Он сделал правильные выводы из допущенных ошибок и приказал вернуться к Азову на следующий год, уже с тяжелыми морскими кораблями и усиленной артиллерией.

До весны 1695 года в Воронеже самыми быстрыми темпами строили корабли и обучали морские экипажи. Армия проводила учения. Было введено единоначалие в войско во время военной кампании: сухопутные войска подчинялись генералиссимусу Алексею Шеину, а флот был отдан под начало адмирала Франца Лефорта, им обоим молодой царь полностью доверял. В мае Петру I сообщили, что казачьи патрули заметили у Азова османские корабли. Царь немедленно прибыл к крепости и обнаружил 13 галер и множество мелких судов. Несмотря на то что русский флот в то время имел лишь девять галер, Петр приказал казакам погрузиться на корабли и со всей возможной быстротой атаковать ничего не подозревающего противника.

Успех был полным. Две галеры и множество транспортных судов были уничтожены, русским досталась огромная добыча, а оставшиеся 11 галер отступили в Азовское море, открыв подходы к крепости. Петр I приказал немедленно выдвигать войска, и 28 мая 1696 года вторая осада Азова началась.

К счастью для Петра, турки оказались беззаботны, отчего не стали чинить все те повреждения укреплений, что были получены во время первой осады. Русские войска под прикрытием артиллерийского огня насыпали мощный вал, по которому можно было взобраться на стены без помощи осадных лестниц. Лучшие австрийские военные инженеры, незадолго до этого нанятые в Вене, вели эффективную минную войну, препятствуя попыткам османов помешать строительству осадных сооружений.

К середине июня были завершены осадные работы, на позиции выдвинута артиллерия. По донским водам от Воронежа подошли новые корабли и полностью блокировали крепость с моря. На этот раз положение турок оказалось безнадёжным, и 19 июля Азов капитулировал. Условия сдачи были очень гуманными — гарнизон мог покинуть крепость с личным оружием и имуществом, также из города могли свободно уйти все желающие этого турки и татары.

«Сдача Азовской крепости». Миниатюра из рукописи 1-й половины XVIII века «История Петра I», соч. П. Крекшина. Собрание А. БарятинскогоФото: wikipedia«Сдача Азовской крепости». Миниатюра из рукописи 1-й половины XVIII века «История Петра I», соч. П. Крекшина. Собрание А. Барятинского

«Блестящее дело»

Лишь только получив в свои руки Азов, царь немедленно озаботился вопросом, где же держать новопостроенный Азовский флот. Гавань Азова была мала, переполнена мелями и вообще была крайне неудобна. Тогда Петр, осмотрев окрестности, обнаружил залив у высокого мыса с отличной гаванью. Там было приказано заложить город и порт Таганрог. 15 августа, завершив дела в Азове, Петр с основными силами отправился в Москву, оставив в крепости восьмитысячный гарнизон. Этого было вполне достаточно, чтобы отразить возможные набеги турок.

В Москве царя-победителя ждал торжественный прием. При въезде на Всесвятский каменный мост из Замоскворечья была сооружена десятиметровая Азовская триумфальная арка, через которую в пешем порядке прошли все русские полки. По своду арки шла надпись — цитата Юлия Цезаря: «Пришел, увидел, победил». Стены украшали барельефы с эпизодами осады Азова.

Вот как описывали арку современники:

При входе на каменный мост построены были триумфальные ворота, образом древних Римских торжественных ворот, с следующими украшениями: на правой стороне оных на пьедестале статуя Марсова, имеющая в правой руке меч, в левой щит с надписью: Марсовою храбростью; у ног его невольники, татарский Мурза с луком и колчаном, а за ним два Татарина скованные ... На левой стороне статуя Геркулесова на таком же пьедестале, держащая в правой руке обыкновенную его палицу, а в левой ветвь зеленую с надписью Геркулесовою крепостью. У ног его лежал паша Азовский в чалме и два скованные Турка <...>.

Во главе войск следовали Шеин, Лефорт и сам Пётр. Победителей приветствовали торжественными стихами. Солдаты волокли по земли 16 османских знамен, взятых в Азове.

Медаль за взятие Азова в 1696 году, выпущенная в начале XVIII века. Гравюра XIX векаФото: wikipediaМедаль за взятие Азова в 1696 году, выпущенная в начале XVIII века. Гравюра XIX века

Победа над Турцией не могла не поражать, ведь она была первым торжеством над ранее непобедимым врагом, еще недавно разорившим Чигирин и постоянно грабившим Южную Русь.

Русские люди впервые были порадованы блестящим делом русского оружия, — писал историк Сергей Соловьев.

Впрочем, Петр не питал иллюзий относительно масштаба успехов. Он отмечал, что Россия получила лишь «угол» Черного моря и теперь предстоят долгие труды, чтобы подчинить побережье целиком. Как известно, труды эти оказались связаны с тремя войнами против Османской империи и завершились лишь при Екатерине II завоеванием, присоединением и освоением Новороссии.

Увидев, насколько эффективными показали себя корабли при осаде Азова, Петр приказал продолжать строительство судов для Азовского флота. Для этого на Воронежские верфи были приглашены корабельные мастера из Голландии и Англии, а во время Великого посольства 1697–1698 годов Петр I сам обучался искусству корабельного инженера — сначала в Саардаме, а затем в Лондоне. Для лучшего сообщения с новыми владениями на море было приказано начать рытьё канала между Волгой и Доном.

Когда в 1700 году Турция согласилась на мир, подписанный в Константинополе, одним из важнейших факторов, подействовавших на османов, было появление на Босфоре русских военных кораблей. Турки, испуганные перспективой артиллерийской бомбардировки столицы своей империи, стали куда сговорчивее.

Азов вместе с новым городом Таганрогом отходили к России, как и все земли на побережье Азовского моря. Договор гарантировал турецкий нейтралитет, что позволило Петру I начать куда более важную войну со Швецией. Эта война в итоге привела к невиданному возвышению России, превращению её в великую европейскую державу и к провозглашению Российской империи.