11 сентября в России назначен единый день голосования (ЕДГ). Россияне изберут губернаторов 14 регионов, депутатов шести заксобраний и 12 советов депутатов административных центров регионов, а также муниципальных депутатов в Москве. Обязательная часть выборов любого уровня — наблюдение за ними. NEWS.ru поговорил с координаторами независимого наблюдения о том, как они отправляют своих активистов контролировать голосование и с какими трудностями те сталкиваются.

Влияние на результат

Наблюдением за выборами в России, как правило, занимаются кандидаты, политические партии и общественные палаты. Они направляют на участки представителей, чтобы те фиксировали нарушения и старались их предотвратить. Кроме того, в стране работает несколько независимых объединений наблюдателей, самое известное среди них — «Голос» (признан Минюстом незарегистрированным объединением, выполняющим функции иностранного агента). Однако у них нет юридической возможности направлять наблюдателей, поэтому, как правило, они договариваются с определенными партиями, у которых не хватает собственных сотрудников. Как объяснил NEWS.ru сопредседатель «Голоса» Станислав Андрейчук, такие соглашения не приводят ни к каким политическим обязательствам.

Наблюдатели, которые идут на выборы от независимых организаций, не доверяют своим коллегам от политических партий. Опрошенные NEWS.ru активисты называют наблюдение от партий, у которых нет договоренностей с внешними организациями, «имитацией деятельности», так как их сотрудники получают зарплату. В то же время, как рассказал NEWS.ru координатор независимого наблюдения Московской области Андрей Бражников, это не повсеместное правило.

Встретить на участках квалифицированного наблюдателя от партии, которая не связана с независимыми наблюдателями, довольно сложно, это такая редкая птица. Хотя и наблюдатели от «Единой России» иногда ловят вбросы, — рассказал он.

Контроль за выборами важен в любом случае: даже самый некомпетентный наблюдатель не позволит грубо нарушать закон, подчёркивает Бражников.

Наблюдение на участке — это квест, это иногда погружение на 12 часов чуть ли не в шпионский триллер. Да, наблюдатель, несмотря на палки в колеса даже на законодательном уровне, до сих пор имеет много инструментов, как сделать, чтобы в урны набросали то, что набросали, а потом посчитали именно эти голоса, — объяснил он.

«Погружение в шпионский триллер»: чего наблюдатели ждут от выборов-2022Фото: Zamir Usmanov/Global Look Press

С этим согласна координатор «Альянса независимых наблюдателей» в Северном административном округе (САО) Москвы Елена (собеседница попросила не называть фамилию). Наблюдатели, даже неопытные, предотвращают «рисование» надомного голосования, «карусели» и нарушения при подсчете результатов. Андрейчук отметил, что итоги голосования на соседних участках могут отличаться в разы в зависимости от наличия или отсутствия активных наблюдателей.

Там, где кажется, что всё спокойно и хорошо, наблюдатели нужны — они помогают удержать эту ситуацию, в том числе и самим членам комиссий, которые хотят выполнять работу честно, но могут сталкиваться с давлением начальства. В этом случае они всегда могут сослаться, что им мешает выполнить спущенные сверху установки злой наблюдатель, — сказал он.

Допуски и недопуски

По подсчетам «Голоса», к 25 августа на муниципальных выборах в Москве получили регистрацию только 67,6% самовыдвиженцев. Для сравнения: среди единороссов были зарегистрированы 99,8% кандидатов, среди коммунистов — 91,8%, среди представителей «Новых людей» — 93,6%. Не допускают кандидатов, нарушивших законодательство об экстремизме, из-за дискредитации армии и по законам об иностранных агентах.

Как утверждают докладчики «Голоса», избирательные комиссии зачастую снимают кандидатов за причастность к экстремистским организациям — но не по решению суда, как должны, а на основании писем МВД или постановлений об участии в митингах. Логика, считают в организации, следующая: если кандидат участвовал в акциях, организованных структурами, которые позже признали экстремистскими, то он автоматически причастен к деятельности этих структур.

Собеседники NEWS.ru подтвердили эту тенденцию, но не считают ее чем-то новым. В Москве, по их оценке, кандидатов снимают активнее, чем в области, где «меньше кандидатов, которые готовы избираться и умеют вести кампании».

По Московской области уже есть недопуски и отказы, но не сказать, что они носят исключительный характер относительно прошлых лет. Прецеденты есть: и комиссии отказывают, и другие кандидаты пытаются снять по суду по каким-то неадекватным требованиями. Но не так жёстко, как в Москве, — описал ситуацию Бражников.

«Погружение в шпионский триллер»: чего наблюдатели ждут от выборов-2022Фото: Komsomolskaya Pravda/Global Look Press

При этом, по словам координатора «Альянса независимых наблюдателей» в САО Елены, в столице недопуски стали встречаться чаще, чем в прошлом году.

Раньше тоже снимали, но хотя бы искали правдоподобные причины, — сказала она.

Эксперт считает, что интрига на выборах осталась только в регионах, где нет электронного голосования. Она вспомнила случай, как в Смоленской области благодаря наблюдению прошел «не тот» кандидат, администрация области «устроила взбучку» местным начальникам, но результаты уже выгрузили в систему ГАС «Выборы» и «пришлось смириться».

В Москве сенсаций ждать точно не нужно. Будет расстройство от потраченного времени со всех сторон. Моя личная мотивация для работы округа — сохранить человеческие ресурсы: координаторов, членов комиссии ТИК и УИК, старых наблюдателей. <...> Ну и еще надежда, что ситуация крутанется на 180 градусов и мы будем как никогда нужны, — объяснила Елена.

Бражников отметил, что в Подмосковье в выборах участвуют популярные у избирателей кандидаты, которые могут побороться за победу, но оптимизма тоже не выразил: их меньше, чем ему хотелось бы. Андрейчук ожидает серьезную конкуренцию между депутатами городских дум, в том числе в довольно крупных городах вроде Барнаула, Владивостока, Кирова или Ярославля.

Разница голосования в регионах

Сопоставляя выборы в разных регионах, Андрейчук отметил, что они сильно отличаются по масштабам нарушений. Елена из «Альянса независимых наблюдателей» говорила о том же: по сравнению со столицей, в регионах комиссии чаще допускают нарушения — иногда даже без умысла, просто из-за плохого знания законодательства. Наблюдатели там — «бойкие бабушки, которые говорят, что наблюдателей из Москвы прислал Госдеп».

Что касается самих нарушений, то в Москве голосование переводят в электронный формат, где, по ее словам, нет достаточных возможностей для контроля. В регионах изменений собеседница NEWS.ru не заметила: там, по ее словам, наблюдателям и раньше могли помешать попасть на участки или привозить на участки бюджетников. В отдельных городах наблюдателю могли даже порезать колеса машины, выселить из гостиницы или избить, предупредила Елена.

Но в плане атмосферы находиться в регионах интереснее. Особенно [впечатляют] участки с печами и гусями, «надомка» с местными сумасшедшими, — поделилась она воспоминаниями.

«Погружение в шпионский триллер»: чего наблюдатели ждут от выборов-2022Фото: Zamir Usmanov/Russian Look/Global Look Press

ДЭГ, «надомка», «трёхдневка» и видеонаблюдение

В российские выборы постепенно вводится система дистанционного электронного голосования (ДЭГ). На выборах в Госдуму в 2021 году в столице ДЭГ вызвало серьезные претензии и у наблюдателей, и у партий. В КПРФ заявили, что результатов ДЭГ не признают, так как с помощью него были вброшены «десятки тысяч голосов». Бывший руководитель московского штаба по наблюдению за выборами Алексей Венедиктов (внесен в список СМИ, исполняющих функции иностранного агента) ответил, что отмена результатов ДЭГ обесценит голоса почти двух миллионов москвичей, а сами итоги были тщательно проверены.

Все собеседники NEWS.ru назвали электронное голосование «черным ящиком», контролировать который в достаточной степени не получится. Елена привела в пример свой район, в котором результаты электронного голосования, по ее словам, оказались противоположны результатам голосования на участках. В том же 2021 году Венедиктов в ответ на похожие обвинения говорил, что разница возникла из-за разного ведения кампаний политическими силами: коммунисты, получившие много физических голосов, агитировали приходить на участки, а единороссы, лидировавшие онлайн, призывали своих сторонников пользоваться именно ДЭГ.

Также с 2020 года сложностью для наблюдателей стало трехдневное голосование, на которое нужно гораздо больше волонтеров. По словам Андрейчука, на федеральных выборах работают почти 100 тысяч избирательных участков, а если голосование идет два-три дня, нужно примерно полмиллиона активистов. При этом Бражников заметил, что за последний год большинство комиссий по России укладывались в один день, а иногда выбирали двухдневный формат, потому что работники участков тоже жаловались на загруженность.

Когда голосование затягивается на несколько дней, бюллетени хранятся на участках, что тоже вызывает вопросы у наблюдателей. Елена назвала сейфы, где бланки оставляют на ночь, «отдельной болью» и пожаловалась, что они «то стоят не там, то не внесены в схему, то из них попросту торчат ключи». При этом она рассказала, что члены комиссии часто нарушают правила просто из-за незнания, а многие рады наблюдателям и готовы у них учиться. Поэтому оценивать нарушение эксперт советует из принципа «влияет ли оно на волеизъявление избирателей». Если нет, можно просто попросить исправить. К жалобам стоит переходить, только если не помогает диалог.

Андрейчук считает так же. Он отметил, что часто закон просто невозможно выполнить буквально.

Российское избирательное законодательство излишне сложное и запутанное. Поэтому часто наблюдателю не нужно идти на конфликт с комиссией — нужно понять, в чем причина, и помочь комиссии разобраться, — подчеркнул он.

Надомное голосование, когда к избирателям (как правило, пожилым людям или инвалидам) приходят домой с урной, тоже вызывает вопросы у наблюдателей. По словам Бражникова, его можно проводить прозрачно, но зачастую с его помощью пытаются повысить явку: избирательная комиссия просто стучится в дверь и люди голосуют, раз уж к ним приехали. Однако такие практики используют далеко не все комиссии, подчеркнул он.

Один из способов проконтролировать прозрачность выборов — видеонаблюдение. Раньше трансляции с видеокамер ЦИК размещала в интернете, но в 2021 году отказалась от этой практики, сославшись на дороговизну. Видеонаблюдатели остались только в Центре общественного наблюдения, попасть в который непросто, и в штабах партий.

Единственный регион, который хотел общедоступные трансляции сделать — Удмуртия. Он получил публичный выговор от ЦИК. Остались только трансляции «для избранных», а на большинстве выборов не будет никаких, — сказал Андрейчук.

«Погружение в шпионский триллер»: чего наблюдатели ждут от выборов-2022Фото: Zamir Usmanov/Global Look Press

Кто избирает и кто наблюдает

Станислав Андрейчук из «Голоса» рассказал, что на региональных выборах явка редко превышает 30–35%, а на выборах городских советов часто опускается ниже 20%, из-за чего результат определяется голосами тех, кто пришел под давлением начальства. По мнению Елены из «Альянса независимых наблюдателей», голосуют действительно в основном бюджетники, хотя порой и местные жители проявляют большую активность.

По словам Андрея Бражникова, то, какой избиратель придёт на участок, зависит от того, знает ли он о выборах и видит ли смысл на них идти. Например, часто таксисты узнают про голосование от самих наблюдателей. Наблюдатели тоже бывают очень разные и приходят с разной мотивацией. Чаще это молодые люди, хотя приходят контролировать выборы и пенсионеры, и даже бизнесмены. Андрейчук уверен, что бороться с нарушениями хотели бы многие, просто не все знают, как это сделать.

В свою очередь Елена рассказала, что многие наблюдатели — сторонники организаций оппозиционной направленности. Хороших наблюдателей, по её словам, стараются забрать в координаторы, поэтому получается большая текучка.

Базовые знания для наблюдения за выборами, по словам собеседников, можно получить за два-три часа, а более серьёзный уровень — за пять-шесть лекций и получив опыт работы на участке. В прошлом году улучшить свои навыки желающие могли в ролевой игре «Наблюдатели против фальсификаторов», в которой активисты делились по ролям и имитировали процесс голосования.

Уже на участках наблюдателей поддерживают координаторы. Они находятся в специальном кол-центре и объясняют, как поступать при внештатной ситуации.

В 2021 году на выборах в Госдуму, которые проходили три дня, за голосованием следили в общей сложности около 491 тысячи наблюдателей. Однако недавно в законодательство внесли изменения: теперь партии могут направлять не по два, а по три человека на участок. Хотя присутствовать на территории единовременно все они не смогут, теперь только один от субъекта выдвижения.

Наблюдатели — наши самые важные партнеры. <...> Мы заинтересованы, чтобы наблюдатели были на каждом избирательном участке. И главное — наблюдатели должны работать только в интересах избирателя, — говорила в 2018 году глава ЦИК Элла Памфилова.