В общественном штабе Москвы по наблюдению за выборами сменился глава. Журналист Алексей Венедиктов (признан Минюстом СМИ, выполняющим функции иностранного агента), который возглавлял штаб с 2013 года, ушел, объяснив решение расхождениями во мнении с Центризбиркомом. Его преемником стал Вадим Ковалёв, который до этого был заместителем руководителя штаба. NEWS.ru поговорил с ним о планах, отношении к спорным вопросам и личной мотивации.

Вадим Ковалев — юрист и специалист по связям с общественностью, который занимает пост первого заместителя исполнительного директора Ассоциации менеджеров. Он долгое время работал в Общественной палате столицы, в структуру которой входит общественный штаб по наблюдению за выборами. Наилучшим выбором его кандидатуру считает, например, сопредседатель независимого движения мониторинга за выборами «Голос» (признан Минюстом незарегистрированным объединением, выполняющим функции иностранного агента) Григорий Мельконьянц. Об этом же говорят и представители партий, в том числе «Справедливой России» и ЛДПР.

Бывший глава штаба Венедиктов занимался активным продвижением московской системы электронного голосования (ДЭГ), особенно отмечая возможность переголосовать — по его мнению, это спасало избирателя от давления. На выборах в Госдуму в 2021 году в московских округах результаты ДЭГ сильно отличались от результатов на физических участках: если физически в 12 из 15 округов побеждали представители оппозиции, то после добавления электронных результатов единороссы победили в 13 округах.

Алексей ВенедиктовФото: Сергей Булкин/NEWS.ruАлексей Венедиктов

Венедиктов объяснял это призывами оппозиции голосовать только на участках — по его словам, из-за этого противники власти побеждали на бумажных бюллетенях, но проигрывали на электронных. Оппозиция же обвиняла ДЭГ в невозможности контролировать как голосование, так и подсчет голосов. КПРФ даже проводила акции протеста с требованием отменить результаты.

После ввода российских войск на Украину Венедиктов отказался входить в новый состав Общественной палаты и, соответственно, перестал возглавлять общественный штаб: «Моя позиция по событиям в Украине привела меня к тому, что государство объявило меня иноагентом. Ну куда в штаб по выборам?» — писал он. Радиостанция «Эхо Москвы», которую он возглавлял с 1998 года, была закрыта, на ее волнах теперь вещает государственная станция Sputnik.


 

— Вадим Юрьевич, ваша биография мало связана с избирательным процессом. Почему выбрали вас?

— Всё относительно. В московском штабе по выборам я с первого дня, с 2013 года. Тогда штаб появился на выборах мэра Москвы. Был заместителем руководителя штаба, когда его возглавлял Алексей Венедиктов, и Илья Массух, и Михаил Барщевский (кстати, он был главой именно на муниципальных выборах).

Благодарность ЦИК на стенке висит, а лет пять назад МГИК вручила знак «За активную работу на выборах», правда, второй степени. Так что новичком меня тут назвать точно не получится.

Почему выбрали? Я не политик. Выборы для меня — это демократическая процедура.

— Какие задачи перед вами поставили?

— Константин Ремчуков, председатель Общественной палаты Москвы, попросил прежде всего сохранить формат работы штаба, его открытость и принципиальность в разборе нарушений, если таковые будут.

— Вас вызывали в администрацию президента?

— Вы переоцениваете значение штаба.

Общественный штаб по контролю и наблюдению за голосованиемФото: Андрей Никеричев/АГН «Москва»Общественный штаб по контролю и наблюдению за голосованием

— А в ЦИК? Вы говорили с Памфиловой?

— С Эллой Александровной у штаба давние партнерские отношения, мы обязательно пригласим ее посетить нас.

— К общественному штабу по наблюдению за выборами под руководством Венедиктова было много претензий, в том числе по поводу формальности статуса этой структуры. Результатам выборов в сентябре 2021 года никто не поверил, а Венедиктов воспринимался как человек, ангажированный Сергеем Собяниным. Не боитесь такой же судьбы и таких же оценок?

— Это ваше оценочное суждение. Московский штаб был первой структурой подобного рода в России, и за эти годы отмечается рост доверия к выборам со стороны москвичей. Это для нас главный показатель. Так что, извините, у вас слова — у меня цифры. Но я вас буду рад пригласить в этом году на площадку штаба — посмотрите, как мы работаем, как разговариваем с префектурами и комиссиями, формализму тут места нет.

— У вас хорошая репутация человека «над схваткой». Не боитесь ее потерять?

— Рецепт тут один. Главное — быть честным, прежде всего с самим собой.

— Вам будет тяжелее или проще после такого яркого во всех смыслах предшественника?

— Много легче. Алексей Алексеевич заложил основу и наладил механизм. Моя задача проста — чтобы все механизмы наблюдения, все принципы, обеспечивающие прозрачность и легитимность, работали как раньше.

— Оппозиция называет ДЭГ главным инструментом фальсификаций. Как вы намерены переломить это отношение?

— Дистанционное голосование уже стало нормой, привычным форматом голосования для многих москвичей. Это очень удобно, а в таком развитом мегаполисе, как Москва, такой вариант голосования логичен. Некоторые партии используют тему ДЭГ как элемент политической борьбы. И это нормально, на то они и политические партии.

Вот и сейчас коммунисты призывают не голосовать на ДЭГ, поэтому не надо быть участником «Битвы экстрасенсов», чтобы предсказать их проигрыш во многих районах именно в ДЭГ. Вспомните кейс Трампа, который призывал не доверять голосованию по почте — и проиграл именно в голосовании по почте.

— Главная претензия к ДЭГ — непрозрачность голосования и невозможность проверить кандидатов. Вы в том числе специалист по пиару. Будете ли вы использовать свои навыки, чтобы переломить это отношение?

— Мы все не доверяем тому, чего не понимаем. Вот спроси у москвича, что такое, например, нода наблюдателя, — никто не ответит, а вот блокчейн уже многим понятное дело. У нас в штабе Илья Массух, Владимир Чернецкий — одни из лучших ИТ-специалистов страны. Будем отвечать на все вопросы, думаю, что это главное.

Процедура разделения ключа шифрования для онлайн-голосованияФото: Кирилл Зыков/АГН «Москва»Процедура разделения ключа шифрования для онлайн-голосования

— Венедиктов продвигал идею о возможности переголосовать в ДЭГ. Согласны ли вы с этой позицией, готовы ли отстаивать ее?

— Не вижу смысла стучаться в закрытую дверь, хотя эту идею поддерживал. Это дополнительная защита от теоретически возможных манипуляций выбором избирателя, но в новом законе эта функция в ДЭГ не предусмотрена.

— Вам ставили задачу бороться против «Умного голосования»?

— Мы не партия, мы никогда не участвуем ни в какой политической борьбе. Вы путаете штаб по наблюдению за выборами со штабом политических партий.

— Регистрация по подписям в последнее время вызывает громкие обсуждения. Планируете ли вы контролировать проверки подписей кандидатов, включаться в этот процесс?

— Как говорится — не наш мандат. Мы же штаб по наблюдению за выборами, а не за избирательной кампанией, хотя свои рекомендации, конечно, дадим. И направим традиционно своих представителей в группу разбора жалоб в МГИК.

— Планируете ли вы особо внимательно относиться к регистрации оппозиционных кандидатов?

— Наша задача — чтобы в штабе, как прежде, звучали все голоса и все мнения, и любой может в штаб обратиться. Это наша главная ценность.