Когда 24 сентября 1944 года в США был опубликован план Моргентау, посвященный послевоенному устройству Германии, казалось, что американцы специально подкинули немецкой пропаганде идеальный повод сплотить немцев перед лицом смертельной угрозы. Геббельс громогласно заявлял, что союзники желают уничтожить немецкий народ и превратить Германию в огромную картофельную грядку. Что стояло за планами союзников по расчленению и демилитаризации Германии — в материале NEWS.ru.

Американцы ищут способ ослабить Германию

В 1943 году разгром Германии считался делом хотя небыстрым, но решенным: немцы не имели никаких шансов противостоять объединенным силам СССР, США и Великобритании. Именно тогда среди союзников начинают появляться планы послевоенного устройства побежденной Германии.

Надо сказать, что агрессивные войны, развязанные немцами вначале в 1914 году, а затем в 1939 году, вызывали большое беспокойство и в Вашингтоне, и в Лондоне, и в Москве. Лучшие аналитики работали над ответом на вопрос: что же позволило Германии дважды всего за четверть века создать мощную военную машину, способную сокрушить почти всю Европу.

Ответ был найден американцами. Во-первых, виноватыми оказались пруссаки с их культом милитаризма, заложенным еще королем Фридрихом Великим. Во-вторых, аналитики обратили внимание на немецкую промышленность, которая и позволила быстро нарастить армию и оснастить ее всем необходимым вооружением.

После поражения в Первой мировой войне на Германию были наложены ограничения на численность армии, использование наступательных вооружений (авиации, танков, артиллерии), но ничего не было сделано для уничтожения немецкой экономики, которая в любой момент могла быть переведена на военные рельсы. Именно деиндустриализация Германии стала одной из важнейших задач устройства послевоенного миропорядка.

В-третьих, Германия была признана «слишком большой» страной для мирной Европы. У нее было слишком много территории и населения. Поэтому немецкое государство следовало разделить, а число немцев как-нибудь сократить. Пугающее слово «геноцид» не использовалось, но подразумевалось.

В течение 1941–1942 годов вопросы послевоенного устройства Германии поднимались в переписке глав правительств США, СССР и Великобритании. Одной из первых встреч, где затрагивалась проблема, стала англо-американская конференция в Касабланке, состоявшаяся в январе 1943 года.

На заключительной пресс-конференции американский президент Франклин Рузвельт заявил:

Уничтожение военной мощи Германии, Италии и Японии означает их безоговорочную капитуляцию. Это означает надежную гарантию будущего мира во всем мире. Безоговорочная капитуляция подразумевает не уничтожение немецкого, итальянского и японского населения, а сокрушение в этих странах философской концепции, основанной на захватах и подавлении других народов.

Ф. Д. Рузвельт и У. Черчилль на Касабланкской конференции в окружении членов Объединённого комитета начальников штабовФото: wikipediaФ. Д. Рузвельт и У. Черчилль на Касабланкской конференции в окружении членов Объединённого комитета начальников штабов

Первые консультации с англичанами

В марте 1943 года американский президент поручил государственному секретарю Корделлу Халлу и военному министру Генри Стимсону согласовать с англичанами планы в отношении будущего Германии после ее поражения. В этом же месяце в Вашингтон прибыл министр иностранных дел Великобритании Энтони Иден.

Две недели переговоров не привели к конкретным результатам, но Иден сформулировал ключевой вопрос: «Сможем ли мы после войны и в период мира иметь дело с Германией как с единым целым, разоружив ее, или же мы будем настаивать на том, чтобы она была разделена на ряд независимых государств». Рузвельт в ответ занял позицию крайних «ястребов», отметив, что союзники должны поощрять региональный сепаратизм в Германии, чтобы воспользоваться им и разделить это государство на несколько частей. Прежде всего должна была быть выделена Пруссия, как главный источник зла и агрессии — он должна лишиться поддержки остальных немецких регионов.

Первоначально Уинстон Черчилль не был согласен с планами Рузвельта. Он собирался использовать побежденную Германию как оплот британского влияния в послевоенной Европе и поэтому считал необходимым сохранить ее промышленную и военную мощь. Но в течение 1943 года премьер резко изменил свое мнение и стал яростным апологетом расчленения страны и уничтожения немецкой промышленности.

Как полагают некоторые американские историки, такая перемена мнения британского премьера связана с прессингом со стороны США. Америка поставляла Англии очень много сырья, товаров и военного снаряжения. Великобритания сильно зависела от таких поставок, и это было самым простым способом оказать давление на правительство в Лондоне. Вероятно, перед Черчиллем были поставлены такие условия, которые он не смог отвергнуть.

 Уинстон Черчилль, премьер-министр Великобритании в 1940—1945 и 1951—1955 годахФото: Уинстон Черчилль Уинстон Черчилль, премьер-министр Великобритании в 1940—1945 и 1951—1955 годах

Встречи в Москве и Тегеране: Сталин против

Когда вопрос был вновь поднят на Московской конференции в октябре 1943 года, уже при участии СССР, прийти к единой позиции не удалось. Союзники договорились, что Германия будет разделена на зоны оккупации трех держав, что над страной будет установлен самый жесткий политический, военный и экономический контроль, что будут приняты меры по денацификации и демократизации, что Германия будет обязана выплатить победителями существенные репарации. Глава МИД СССР Вячеслав Молотов заявил, что правительство Советского Союза не отрицает возможности разделения Германии, но пока не пришло к определенному мнению и не готово обсуждать данную задачу.

Конкретные планы такого рода впервые оказались сформулированы в ходе Тегеранской конференции союзников в ноябре — декабре 1943 года. Вот как описывает споры трех лидеров Сталина, Рузвельта и Черчилля непосредственный участник этих событий, советский дипломат Валентин Бережков:

Рузвельт одобрительно кивнул и продолжал: «По моему мнению, Пруссия должна быть по возможности ослаблена и уменьшена в своих размерах. Она должна составлять первую самостоятельную часть Германии. <...>» Черчилль, соглашаясь с американцами в целом, выдвинул следующее предложение: «У меня две идеи: первая — это изоляция Пруссии от остальной Германии; вторая — это отделение южных провинций Германии — Баварии, Бадена, Вюртемберга, Палатината, от Саара до Саксонии включительно. Я держал бы Пруссию в жестких условиях. Я считаю, что южные провинции легко оторвать от Пруссии и включить в дунайскую федерацию. Люди, живущие в дунайском бассейне, не являются причиной войны. Во всяком случае, с пруссаками я поступил бы гораздо более сурово, чем с остальными немцами. Южные немцы не начнут новой войны».

Глава Советского Союза Иосиф Сталин отрицательно отнесся к подобным предложениям. Он заявил, что немцы уже образуют единый народ и только австрийцы ощущают себя отдельной нацией, поэтому попытки раздела Германии ни к чему не приведут и рано или поздно страна объединится вновь. Глава СССР заметил, что не существует никаких способов запретить объединение расчлененной Германии в будущем. Также не стоило, по мнению Сталина, объединять в федерацию Австрию и Венгрию, ведь эти страны населены разными народами и имели собственную государственность столетия назад.

Московская конференция в октябре 1943 годаФото: wikipediaМосковская конференция в октябре 1943 года

Позиция Сталина в вопросе расчленения была понятна. Он рассчитывал на то, что после войны ему удастся советизировать Германию и получить ее целиком, а не какой-то жалкий осколок. Огромная, сильная, красная Германия в центре Европы была бы мощнейшим доводом в пользу социалистического выбора для остальных народов мира. В итоге вопрос о будущем Германии был вновь отложен на следующие конференции союзников.

Зато в Тегеране было принято окончательное решение о судьбе Восточной Пруссии — ее следовало разделить между СССР и Польшей, причем Советский Союз получал столицу этой провинции город Кенигсберг, а Польша — главный порт Данциг. По границам Польши решение также приняли не в пользу Германии.

Поляки получали ровно такие же компенсации за счет немецкой земли, какого размера восточные территории передавались СССР. Поднимался вопрос о международном признании вхождения стран Балтии в состав СССР, но для оформления такого решения США и Великобритания предложили провести референдум под международным контролем. Впоследствии, уже после начала холодной войны, об этом проекте пришлось забыть.

Зловещий план Моргентау

Но англичане и американцы не оставляли мысль о необходимости расчленения Германии. В самом начале 1944 года появился меморандум «Предлагаемая программа после капитуляции Германии», написанный министром финансов США Генри Моргентау в начале 1944 года и поданный на рассмотрение президенту Рузвельту. В документе выдвигались следующие тезисы:

  1. Вся немецкая военная промышленность должна быть уничтожена;
  2. Германия должна быть расчленена — Польша получит Восточную Пруссию и Силезию, Франция — Саар и Рейнскую область, Рур должен стать международной зоной, оставшаяся Германия должна быть разделена на два государства Верхненемецкое (Бавария, Вюртемберг, Баден) и Нижненемецкое (Пруссия, Саксония, Тюрингия);
  3. Немцы должны превратиться из «промышленной нации» в «сельскохозяйственную», должна поощряться миграция населения из бывших индустриальных районов.

На конференции в Квебеке в сентябре 1944 года меморандум Моргентау рассматривался США и Великобританией, причем стороны пришли к согласию, что Германия должна быть разделена и превращена в сельскохозяйственную и скотоводческую страну. Черчилль поддержал проект, выдвинутый США, хотя имел собственные планы на послевоенное устройство, которые обнародовал позднее.

Квебекская конференция, 1944 годФото: Квебекская конференция (1944)Квебекская конференция, 1944 год

А президент Рузвельт в августе 1944 писал, вновь подтверждая свою позицию, обозначенную годом ранее:

Есть два направления мысли: первые более добры по отношению к немцам. Одни надеются любовью и добротой снова сделать их христианами. И вторые, кто займет гораздо более жесткую позицию. Я определенно принадлежу к последним, ибо, хотя я совсем не кровожаден, я хочу, чтобы немцы знали, что по крайней мере на этот раз они определенно проиграли войну.

Когда в 1944 году вопрос расчленения рассматривался на Европейской консультативной комиссии — специальном органе, созданном союзниками для определения принципов послевоенного устройства мира, ее делегат Федор Гусев (посол СССР в Великобритании) систематически уклонялся от обсуждения вопроса, от чего его так и не удалось решить. Несомненно, такая позиция советского дипломата была явным следствием наличия инструкций, поступавших с самой верхушки политической власти СССР.

От Ялты до Потсдама

Окончательное решение опять было отложено до следующей встречи лидеров антигитлеровской коалиции. На конференции в Ялте 5 февраля 1945 года Рузвельт категорически заявил, что в нынешних условиях не видит иного выхода, кроме расчленения, и предложил при предъявлении немцам условий капитуляции объявить, что их страна будет расчленена.

Казалось, Рузвельту все-таки удалось подавить свою позицию. Три союзных державы согласились внести изменения в статью 12 условий капитуляции Германии, которая теперь гласила, что союзники «...примут такие меры, включая полное разоружение, демилитаризацию и расчленение Германии, которые они признают необходимыми для будущего мира и безопасности».

В мае 1945 года новый президент США Трумэн подписал директиву № 1067, которая приказывала оккупационным силам США в Германии не предпринимать никаких действий, направленных на экономическое восстановление Германии и на поддержание или укрепление немецкой экономики. План Моргентау начал воплощаться в жизнь.

Госсекретарь США Халл с нескрываемым цинизмом заявлял, что Германии не останется ничего, кроме земли, и только 60% немцев могут жить за счет сельского хозяйства, а это означает, что 40% населения погибнут от голода или эмигрируют.

Но Сталин не прекратил бороться за единство будущей социалистической Германии. В июле — августе 1945 года, уже после подписания капитуляции Третьего рейха, состоялась последняя конференция победителей в Потсдаме. К тому времени ситуация в мире резко изменилась.

Рузвельт умер, а Гарри Трумэн вовсе не был столь же решительным странником раздела Германии на несколько государств. По ходу проведения конференции консерватора Черчилля, проигравшего парламентские выборы, сменила новая делегация Великобритании во главе с лейбористом Клементом Эттли, который как представитель Левой партии вообще отрицательно относился к подобным действиям, считавшимися проявлением империализма.

Ф. Д. Рузвельт, 32-й президент СШАФото: wikipediaФ. Д. Рузвельт, 32-й президент США

Разрушение экономики побежденной страны

Хотя Потсдамская конференция сформулировала самое важное решение о будущем Германии, называемое «4 Д»: демилитаризация, демократизация, денацификация, декартелизация, никакого решения о расчленении не приняли. Однако это не помешало фактически разделить Германию на зоны оккупации.

В западных зонах американская администрация немедленно приняла меры по ограничению экономического развития. В результате послевоенный уровень жизни немецкого населения катастрофически упал, даже сравнительно с военным временем, начался голод.

В 1947 году бывший президент США Герберт Гувер после посещения Германии указал на недостижимость целей, поставленных в плане Моргентау, пока в Германии не будет уничтожено или вывезено минимум 25 миллионов человек. Но американцы успели сделать довольно много:

  • провели децентрализацию банковской системы, создав обособленные банковские округа с независимыми Центральными банками;
  • организовали демонтаж и вывоз промышленных предприятий, всего было уничтожено и вывезено 918 немецких предприятий, причем из них военными были только 368;
  • запретили внешнюю торговлю;
  • запретили производить азот для минеральных удобрений (имевший важное военное значение), демонтировали и уничтожили 13 химических заводов, производство удобрений упало на 82%, а продовольствия на 65%;
  • большая часть лесов Западной Германии была уничтожена, а сырье вывезено в США и Великобританию;
  • ввели конфискационную налоговую политику, в пользу США и Великобритании изымалось 58% валового национального продукта.

Впрочем, такая разорительная политика продолжалась только до 1947 года. Холодная война и курс на раздел Германии, взятый как союзниками, так и СССР, заставил резко изменить подход к этой стране. Ведь теперь Германия, немецкий народ, немецкая армия становились важными фигурами на мировой шахматной доске.

Вместо ослабления Германии США включили ее в программу восстановления экономики Европы по плану Маршалла и начали накачивать деньгами. Советский Союз также был вынужден постепенно снижать объем репараций и согласиться с тем фактом, что вместо всей Германии в социалистический блок вошла лишь ее восточная часть.