Со времён всплеска популярности финансовых пирамид вряд ли в России что-либо развивалось быстрее, чем сфера доставки еды. Отрасль действительно делает жизнь клиентов значительно удобнее, и аналитики рынка прогнозируют ей блестящие перспективы. Однако пока она приносит инвесторам только миллиардные убытки, что ставит несколько вопросов. Во-первых, сможет ли эта, безусловно, приятная для городского жителя потребительская «фишка» работать в нашей стране с прежним размахом без субсидий гигантов, стоящих за «Яндекс.Едой» и Delivery Club? Во-вторых, не начнёт ли в погоне за самоокупаемостью бизнес доставки наступать на права тех, за чей счёт обеспечивается эта дешёвая услуга, — всероссийской жёлто-зелёной армии курьеров? А может быть, издержки оплатят пользователи? Ответы на них вы найдёте в материале News.ru.


Место, куда уходят рубли

Прошлый, 2018-й год стал в России временем взрывообразного развития услуг по доставке еды. Улицы Москвы и Санкт-Петербурга заполонили конкурирующие между собой зелёные и жёлтые кузовки Delivery Club (актива компании Mail.ru Group) и «Яндекс.Еды». Наблюдатели-экономисты предсказывают обоим проектам ошеломительный рост, однако пока они терпят только сокрушительные убытки.

«Яндекс» вышел на рынок позднее своего соперника, скупив сервис у компании Foodfox и выделив его в дочернее подразделение только в январе 2018 года. К декабрю того же года количество заказов «Яндекс.Еды» превысило миллион. Однако пропорционально выручке росли и убытки, в результате чего компания к концу года потеряла 943 млн рублей.

Сергей Булкин/News.ru

ООО «Деливери Клаб», которое начало доставлять еду ещё в 2009 году, стало резко наращивать обороты на год раньше появления «Яндекс.Еды», в 2017-м. Вместе с тем компания всё больше теряла деньги. В 2017-м её убыток составил 1 млрд 727 млн рублей. А в 2018-м, когда «Деливери» пришлось соревноваться с «Яндексом», прибыль ушла в минус более чем на два миллиарда рублей. Краткосрочные заёмные обязательства фирмы превысили выручку — 4,2 млрд рублей против 2 млрд. Более того, сервис был убыточным как минимум с 2013 года. И это учитывая, что на начало 2019 года у «Деливери» было 80% рынка.

Сервис доставки готовой еды в России, где многие сферы так или иначе испытывают государственное вмешательство, — это одна из немногих отраслей, полностью отданных рыночной стихии. Здесь задействованы как старые, так и новые инструменты бизнес-экспансии, начиная от интенсивной эксплуатации рабочей силы и заканчивая чутким реагированием на спрос и предложение. В 2019 году СМИ писали о смерти в Санкт-Петербурге 21-летнего курьера «Яндекса» Артыка Орозалиева, сообщалось, в частности, что он получил инфаркт прямо во время очередной смены, работая 10 часов без перерыва. В Интернете много отзывов от людей, представляющихся работниками сервиса, которые жалуются на неоправданные штрафы.

В сентябре курьеры Delivery в Казани начали забастовку из-за изменений условий оплаты. Раньше она была фиксированная почасовая, теперь полностью зависит от количества заказов — по 80 рублей для пешеходов и 100 для автомобилистов. Тем самым, чтобы зарабатывать 40 тысяч в месяц, работая в пятидневном режиме, пешему курьеру нужно выполнить 20 заказов — то есть при восьмичасовом рабочем дне один заказ в 24 минуты. Именно по дороге к очередному клиенту скончался, напомним, сотрудник «Яндекс.Еды» в Санкт-Петербурге. Как ранее писало наше издание, источник News.ru, близкий к одному из столичных курьер-сервисов, сообщал, что проблемой стало частое употребление сотрудниками на работе наркотика амфетамин с целью снять усталость и выдержать перегрузки. В Ростове нашумела другая история, когда женщина была вынуждена выходить на смену с ребёнком в коляске.

Работникам сервисов, как правило, запрещено разглашать свою зарплату по условиям трудового договора, но на основе опросов курьеров СМИ определили, что заработок в обеих службах колеблется в Санкт-Петербурге на уровне 40–50 тысяч рублей, что хоть и немало, но вряд ли сопоставимо с физическими усилиями и объёмом занятости. Новосибирские работники «Яндекса» рассказывали, что за смену приходится проходить по 12 километров пешком, при этом если по городу много заказов, перерыв брать нельзя.

Сергей Булкин/News.ru

Кстати, тот же «Яндекс» использует алгоритм так называемого динамического ценообразования, то есть в момент роста числа заказов в одном районе города цена каждой доставки повышается. Особенно это проявляется при ухудшении погоды, когда больше клиентов не хотят выходить из офиса или дома за едой и вызывают доставку. Иными словами, алгоритм позволяет идеально чувствовать рынок и пользоваться моментом.

Будущее, которое пока не здесь

В начале 2019-го года агентство «Финам» прогнозировало, что оборот «Яндекс.Еды» будет расти на 88% ежегодно, а выручка будет более чем удваиваться. Год не закончен, и финансовые показатели пока неизвестны. При этом агентство отмечало, что это само по себе вовсе не гарантирует безубыточности, а выход сервиса на окупаемость «будет в значительной степени зависеть от жёсткости конкуренции, на которую, соответственно, будут влиять намерения нового инвестора Delivery Club». Поскольку «Деливери» явно не собирается уступать в борьбе, можно ожидать, что издержки вряд ли снизятся.

Рынок доставки еды в России действительно быстро развивается из-за низкого старта — развитие этой отрасли в стране сильно отставало, к примеру, от Европы. Сервис, безусловно, улучшает жизнь потребителя и, по крайней мере пока, даёт работу как минимум десяткам тысяч людей, но у любого роста есть пределы. Встаёт вопрос: сколько времени гиганты, стоящие за «Яндекс.Едой» и «Деливери», будут готовы развивать активы, которые манят перспективой, но поглощают всё больше и больше средств? И не начнут ли они снижать расходы за счёт работников, чьи зарплаты и так отнюдь не завышены?

Такие сервисы, как «Яндекс.Еда» и Delivery Club, могут себе позволить быть убыточными столько, сколько нужно для захвата рынка. Потому что на фоне больших прибылей головной компании это погоды не делает. Их стратегия выхода на окупаемость заключается в том, чтобы максимально быстро захватить максимальную долю рынка там, где люди вообще когда-либо будут платить за доставку еды, и подсадить как можно больше людей на эту услугу. Мы разделимся на людей, которые будут носить эти коробочки, и на людей, которым будут носить эти коробочки. А после этого компании начнут улучшать логистику, увеличивать комиссии. Потом... ну необязательно они будут кормить травой и крапивой, но прогнут все кафе и рестораны на скидки, будут работать над логистикой — рикши будут ездить с несколькими ящиками.

Леонид Делицын

ведущий аналитик компании «Финам»

По мнению эксперта, компании будут наращивать и далее число работников, а на их зарплатах может отразиться скорее общая экономическая конъюнктура, чем планы.

Эти убытки за счёт того, что пользователи только привлекаются в систему. Есть финансовые модели, по которым только через пять-семь лет жизни пользователя в сервисе они начинают приносить прибыль. Наличествующие убытки никак не связаны с «излишним» количеством курьеров, в связи с тем, что они получают зарплату в основном за каждый доставленный заказ. Стоимость доставленного заказа напрямую перекладывается на пользователя. Поэтому дополнительные растущие расходы связаны с маркетингом и, допустим, с теми деньгами, которые фактически дарятся пользователю на первый заказ. Не думаю, что кто-то будет сейчас уменьшать зарплатный фонд курьеров, он сейчас находится на каком-то базовом минимуме. Если говорить о какой-то дальнейшей оптимизации, то скорее можно говорить о каких-то бонусах пользователю.

Вячеслав Семенчук

предприниматель и бизнес-тренер школы «Сколково»

Однако известный левый публицист Кагарлицкий считает, что не всё так гладко и неизбежная остановка роста этих сервисов приведёт к сокращениям персонала.

Ни одна компания даже рамочно не может предсказать объёмы спроса на следующий год, в то время как планы закладываются исходя из того, что было в прошлом. Сначала раздувая штат, компания, как ни странно, даже дополнительно стимулирует дальнейший рост, в том числе и свой собственный. Поскольку штат раздут, то его рано или поздно начинают сокращать, это, в свою очередь, вызывает ещё большее падение спроса. Что касается возможного сокращения штатов и зарплат в «Деливери» и «Яндекс.Еде», то если они подчиняются логике капиталистических предприятий, то так и будет.

Борис Кагарлицкий

социолог, аналитик

Сейчас идёт завоевание рынка двумя игроками. Когда они сформируют монополию, они смогут диктовать любые условия. Для таких компаний главное — расширяться первые годы, не думать о прибыли, показывать инвесторам, что компания завоёвывает новый рынок. А потом уже можно будет повышать цены и выходить на прибыль. Это стратегия большинства шеринговых компаний, тех, кто продаёт посреднические услуги — в сфере сдачи квартир, отелей, Uber и прочие, это у всех такая стратегия. Количество курьеров они будут только увеличивать. За шерингом и доставкой еды будущее, всё больше и больше людей будут пользоваться электронной коммерцией.

Павел Пряников

журналист-аналитик, создатель проекта «Толкователь»

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен