Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) направил в Совет Федерации экспертные заключения, критикующие принятые Государственной думой законопроекты о наказаниях за фейковые новости и неуважение к власти. Правозащитники просят верхнюю палату парламента отклонить в представленном виде законопроекты и направить их на доработку.


Неопределённые формулировки

В Совете отмечают, что ответственность за оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, уже предусмотрена положениями статьи 5.61 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в Уголовном кодексе есть статья 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти», а также статья 329 УК РФ «Надругательство над государственным гербом Российской Федерации или государственным флагом».

«Ограничения, налагаемые на свободу выражения мнений, могут быть оправданы лишь ясной, настоятельной и определённой общественной потребностью. Из текста пояснительной записки к законопроектам неясно, какую конкретно легитимную цель преследуют их авторы», — говорится в заключении.

По мнению Совета, вопросы выражения в неприличной форме явного неуважения к обществу и к государству регулируются в сети Интернет пользовательскими соглашениями, правилами, которые устанавливают для своих пользователей социальные сети и в соответствии с которыми рассматривают жалобы на оскорбительный контент.

«Попытка государственного регулирования стилистических особенностей общения между гражданами в интернете потребует неоправданного вложения огромных средств в борьбу с повседневной грубостью, которая не может быть искоренена средствами административной или уголовной репрессии», — считают правозащитники.

В заключении также подчёркивают, что и национальная, и международная судебная практика исходит из подхода, предполагающего «допустимость и желательность более или менее острой критики в адрес лиц, занимающих государственные должности, государственных и общественных деятелей».

Обращают в СПЧ внимание и на правовую неопределённость понятия «выражение явного неуважения в неприличной форме». Неясно, например, будут ли подпадать под действие статьи карикатуры, анекдоты, репризы, скетчи или пародии.

Zamir Usmanov/Global Look Press

«Вводимые анализируемыми законами нормы открывают дополнительное пространство для произвольных действий, нарушающих права граждан на свободу получения и распространения информации, на свободу слова, свободу выражения мнения и свободу массовой информации (статья 29 Конституции Российской Федерации)», — отмечается в заключении СПЧ.

Сегодня — фейк, завтра — правда

СПЧ просит отклонить и закон о наказании за фейковые новости. В СПЧ отметили трудность в установлении причинно-следственной связи между распространением недостоверной информации и возникновением угрозы жизни и здоровью граждан, а также массовым нарушением общественного порядка. Совет указал, что закон «О СМИ» уже предусматривает запрет на фальсификацию новостей. А размер штрафов, предлагаемых законом (от 400 тыс. до 1 млн руб. для юрлиц), равнозначен разорению СМИ.

Показалась неясной в законе формулировка о «недостоверной информации независимо от наличия умысла», которая предполагает внесудебную блокировку информационного ресурса.

«В данном случае налицо не просто несогласованность юридических формулировок, но подразумеваемая презумпция наличия у контрольно-надзорных государственных органов — Роскомнадзора и прокуратуры — знания абсолютной истины. Однако, как известно из философии, истина всегда относительна, а следовательно, то, что сегодня представляется не соответствующим действительности, назавтра может оказаться соответствующим, или наоборот», — говорится в заключении СПЧ, подписанном его главой Михаилом Федотовым.

По мнению экспертов СПЧ, закон создаёт трудности для владельцев сайтов и соцсетей, которые не зарегистрированы как СМИ. У них не будет возможности убрать информацию добровольно. Анализируя закон, эксперты пришли к выводу, что даже удаление информации не освобождает от административной ответственности, если протокол о таком правонарушении был составлен до того, как это произошло.

Помимо прочего, в СПЧ также считают, что между понятиями «недостоверная информация» и «информация, не соответствующая действительности» имеется большое различие. Со ссылкой на решения Верховного суда СПЧ объяснил, что первое касается искажения стопроцентно известных фактов (например, подтверждённых решением суда), второе — возможности принимать на веру суждения о фактах и событиях.

«Использование в законе понятия „недостоверная информация“ заставит суд вторгаться в „такие далекие от права вопросы, как вера и доверие“, что приведёт к нарушению конституционных прав граждан на свободу получения и распространения информации, свободу слова, мнений», — говорится в заключении.

Pravda Komsomolskaya/Global Look Press

Совет полагает, что российское гражданское общество демонстрирует уже достаточно высокий уровень информационной компетентности и способность разобраться в качестве аргументов в ходе открытой и свободной дискуссии.

Тема информационной безопасности сейчас очень актуальна. И речь в данном случае идёт исключительно о недопустимости оскорбления в неприличной форме власти и общества, проявлении явного неуважения к государственным символам нашей страны и госорганам. Это не касается критики и конструктивного анализа проблем. Нужно это чётко понимать. Ни о каком давлении, цензуре или каких-либо других проявлениях, посягающих на свободу слова, в данном случае мы не говорим. На мой взгляд, этот закон на этическом уровне уже давно нашёл своё отражение в обществе.

Николай Говорин

депутат Госдумы

Эти законы, по своей сути, нарушают основополагающие свободы выражения мнений, прописанные во всех международных актах, в документах, которые ратифицировала в том числе Россия. Просто сужают до минимума возможность человека выражать своё мнение свободно. Под неуважение к власти может быть подтянута любая критика. Этот представитель России (Андрей Клишас. — News.ru) в своей цитате нагло обманывает людей, потому что если человека будут преследовать за любое проявление своего мнения в соцсетях, то это уже очень серьёзная проблема. В этих законах очень нечётко выписаны рамки, то есть любой следователь или прокурор, которому не понравится что-то в соцсетях или в СМИ, может под эти законы привязать любой пост. Нет чётких рамок, что такое „оскорбление общественной нравственности“, что такое „неуважение к власти“. Точно так же эти законы созданы для репрессий, потому что российская власть боится общественного недовольства, резонанса и, по большому счёту, того, что было на Украине на майдане Незалежности во время „революции достоинства“. Они пытаются минимизировать возможность людей высказывать своё мнение, возмущаться, критиковать и, соответственно, как-то действовать против власти, чтобы бороться с несправедливостью.

Ирина Седова

правозащитница:

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен