16+

Придёт серенький волчок: почему россияне боятся силовиков и Майдана

Психологи объяснили, что влияет на появление новых факторов народной тревожности
19:01, 20 апреля 2021
Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

С начала года россиян больше всего пугали действия силовиков и судов на протестных акциях, а также возможные революционные потрясения из-за ситуации вокруг Алексея Навального. Это следует из очередного исследования «Национальный индекс тревожностей» за I квартал 2021 года, проведённого Компанией развития общественных связей (КРОС). Помимо этого, популярны такие страхи, как паводок и нашествие волков. NEWS.ru пообщался с психологами и выяснил, что фобии говорят о поляризации общества, а также каким образом боязнь диких животных стала следствием разрушения колхозно-совхозной инфраструктуры.


В ожидании «третьей силы»

Согласно выводам авторов исследования, в январе — марте 2021 года одной из главных фобий россиян стал страх перед действиями судов и полиции в связи с протестными выступлениями. В этом же списке присутствует боязнь нашествия волков и паводков, а также угрозы «революции и потрясений» из-за ситуации вокруг оппозиционера Алексея Навального. Кроме того, главными источниками страхов россиян стали рост цен на продукты питания, обострение отношений между РФ и США, ситуация в Донбассе и продолжение пандемии коронавируса.

ministryofdefenceu/flickr.com

В социальных сетях в I квартале 2021 года исследователи зафиксировали всплеск негативных комментариев и в отношении властей, и против массовых протестов, с которыми связаны опасения в связи с возможной дестабилизацией обстановки в стране. Такая тенденция, как пишет «Коммерсант», была наиболее характерна для Москвы, Санкт-Петербурга и Новгородской области. Боязнь нашествия волков возникла из-за появления данной проблемы в Бурятии, Карелии и Коми, а также в Архангельской, Кировской, Московской, Нижегородской, Псковской, Омской и Смоленской областях.

Социальный психолог Алексей Рощин в разговоре с NEWS.ru объяснил, что протесты производят впечатление на людей из-за жёсткой реакции властей на фоне ухудшения социально-экономического положения большинства граждан. Но при этом между несистемной оппозицией и значительной частью общества нет общего языка.

В январе было арестовано несколько тысяч человек, их негде было содержать и так далее — это всё описывалось, и люди это заметили. С одной стороны, есть сильное скрытое недовольство — доходы падают, безработица и другие явления. С другой — есть сильный коммуникационный разрыв между активной частью оппозиции и основной массой населения. Тут сказываются усилия нашей пропаганды, [говорящей] о том, что все восстания и народные протесты ведут к Майдану, а Майдан — это как на Украине, и будет очень плохо или даже ещё хуже. Этот страх тоже сидит у людей глубоко под коркой. Отсюда сильные опасения относительно протестов. Общество находится в некомфортной позиции. На языке психологов это называется фрустрацией — когда любые действия, которые ты себе можешь придумать, не ведут к цели.

Алексей Рощин

социальный психолог

Именно из-за этого, отмечает собеседник NEWS.ru, население боится и протестующих, и силовиков, считая их деструктивными. Но негативные настроения против сил правопорядка способствуют нарастанию радикализации взглядов. Подспудно зреет «третья сила недовольства», которая, по словам Рощина, не ассоциирует себя ни с Навальным, ни с силовиками, ни с протестной молодёжью. Эта пассивная, но недовольная часть общества пока не знает, за что ей выступить, но она начинает осознавать себя, и это тревожный процесс для госструктур.

Рощин полагает, что в этой ситуации представители властей пытаются эксплуатировать страхи общества перед оппозицией обещаниями обеспечить стабильность и обозначить себя единственными её гарантами. Протестной части общества данные страхи выгодны, потому что они показывают, что «режим прогнил и ещё немного, чуть поднажать, и начнётся процесс изменений». Для оппозиции это облегчает вербовку сторонников.

Психолог Владимир Плотников добавляет, что сам по себе страх — это эволюционно обоснованный психосоциальный феномен и без связанных с ним аффектов человеческий вид не смог бы существовать.

Российская полиция действительно представляет серьёзную опасность для подавляющего количества россиян, и не только россиян: уже очень давно она перестала выполнять функцию поддержки социальной безопасности, фактически перейдя в режим уличного преследования молодых людей призывного возраста, всех, кто считывается как «наркоман», мигрант и так далее, не говоря уже о брутальном, часто беззаконном подавлении протестных выступлений. Власть отказывается идти на диалог с протестными силами, при этом социально-экономический кризис постоянно усугубляется. Чем обычно заканчиваются подобные ситуации — все мы знаем из курса истории.

Владимир Плотников

психолог

Говоря о страхах перед нашествием волков, Плотников отмечает, что в некоторых российских регионах распад совхозных структур действительно привёл к «наступлению леса». Тем не менее всё это хорошо укладывается в общую картину так называемой генерализованной тревоги, когда человек теряет какой-либо контроль над своей жизнью, переживая постоянную эмоциональную спутанность и беспомощность. Во многом всё это вытекает из объективных обстоятельств, подчёркивает психолог.

Тревожная география

«Национальный индекс тревожностей» выявляет и ранжирует фобии на основе анализа новостей в СМИ и социальных сетях. В IV квартале 2020 года по суммарной оценке на первые места вышло падение уровня жизни, нехватка медицинской помощи на фоне пандемии, вакцинация от COVID-19, последствия перенесённого коронавируса, новый локдаун, дефицит лекарств, отсутствие праздника на Новый год, дистанционное обучение, президентство Джо Байдена и потеря влияния РФ в постсоветских странах.

Сергей Булкин/NEWS.ru

По итогам 2020-го наиболее «тревожными» субъектами стали по убыванию Москва, Санкт-Петербург, Приморский и Красноярский края, Новосибирская и Свердловская области, Краснодарский край, Московская, Калининградская, Архангельская, Самарская и Челябинская области, Татарстан, Забайкальский и Алтайский края, Крым, Ханты-Мансийский автономный округ, Мурманская, Смоленская, Орловская, Амурская и Саратовская области, Севастополь, Тюменская область и Башкортостан.

«Уравновешенными» субъектами, по данным исследователей из КРОС, оказались Иркутская, Магаданская, Кемеровская, Псковская, Нижегородская, Омская, Ростовская, Воронежская, Ярославская, Вологодская, Ивановская и Курганская области, Карелия, Курская область, Хабаровский край, Тверская, Томская и Оренбургская области, Пермский край, Калмыкия, Новгородская область, Коми, Брянская область, Бурятия, Ненецкий автономный округ, Липецкая, Волгоградская и Калужская области, Карачаево-Черкесия и Белгородская область.

В число «невозмутимых» субъектов эксперты КРОС включили Удмуртию, Пензенскую и Рязанскую области, Ямало-Ненецкий Автономный округ, Хакасию, Ульяновскую, Еврейскую автономную, Владимирскую и Кировскую области, Алтай, Ингушетию, Камчатский край, Костромскую область, Адыгею, Астраханскую область, Кабардино-Балкарию, Марий Эл, Тамбовскую область, Туву, Ставропольский край, Тульскую область, Дагестан, Ленинградскую область, Якутию, Мордовию, Чукотку, Чувашию, Сахалин, Северную Осетию и Чечню.

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники

Загрузка...
Новости СМИ2