Группа депутатов от «Единой России» и «Новых людей» внесла в Госдуму законопроект, который предлагает наделить Росгвардию правом прикомандировывать своих сотрудников к любой действующей в РФ организации, в том числе к коммерческим предприятиям. По мнению одного из авторов инициативы, экс-советника директора Росгвардии Александра Хинштейна, сегодня существует несправедливость — соответствующее право отправлять своих людей в гражданские структуры есть у ФСБ, ФСО, СВР, МВД, ФСИН и таможни, а ведомство Виктора Золотова такими полномочиями не обладает. При этом его сотрудники, убеждён парламентарий, выполняют важные функции по охране региональных правительств и объектов атомной энергетики. NEWS.ru узнал суть предложения и вспомнил историю возникновения аппарата офицеров действующего резерва.

На страже АЭС и губернаторов

Законопроект внесли в Госдуму депутаты Александр Хинштейн и Василий Пискарёв от «Единой России», а также Григорий Шилкин и Роза Чемерис от «Новых людей». Документ, в частности, предусматривает внесение поправки в ФЗ «О войсках национальной гвардии РФ». Если нововведение будет принято, то сотрудники Росгвардии «могут быть прикомандированы к государственным органам, предприятиям, учреждениям и организациям независимо от форм собственности с согласия их руководителей», оставаясь при этом на военной службе.

В пояснительной записке говорится, что законопроект разработан для «унификации единых правовых подходов и создания равных условий для выполнения силовыми ведомствами возложенных на них задач».

В настоящее время подавляющее большинство силовых и правоохранительных органов РФ наделено правом прикомандирования своих военнослужащих (сотрудников) к государственным органам, предприятиям, учреждениям и организациям без приостановления ими военной службы (службы). Сформировавшаяся многолетняя практика прикомандирования зарекомендовала себя крайне эффективно и позволяет силовым и правоохранительным органам более качественно выполнять возложенные на них задачи, — сказано в документе.

Как пояснил Александр Хинштейн, такие полномочия есть у ФСБ, МВД, ФСО, СВР, МЧС, ФСИН и таможни, но на Росгвардию они «пока не распространяются». В пояснительной записке на этот счёт сказано, что данному ведомству «в силу своего функционала <...> необходимо иметь возможность прикомандирования своих военнослужащих (сотрудников)».

Мы считаем это неправильным. На Росгвардию возложено множество ответственных задач. В их числе: охрана важных гособъектов и специальных грузов, госконтроль за оборотом оружия и ЧОПами, участие в борьбе с терроризмом, экстремизмом и многие другие. Вполне логично, если росгвардейцы будут прикомандировываться, например, к структурам, которые они охраняют или непосредственно связанны с выполнением их задач. Скажем, Росатом — под защитой Росгвардии все ядерные и атомные объекты. Или региональные органы власти: ведомство занимается обеспечением безопасности губернаторов, — заявил в своем комментарии для NEWS.ru Хинштейн.

Он напомнил, что «институт прикомандирования действует в стране ещё с советских времён и за многие десятилетия подтвердил свою эффективность». Парламентарий, в 2016–2018 годах работавший советником директора Росгвардии, выразил надежду, что в скором времени данное ведомство также получит соответствующие полномочия.

Авторы инициативы полагают, что принятие законопроекта «значительно повысит эффективность деятельности Росгвардии и выполнения возложенных на неё задач, а также установит равные правовые подходы для силовых ведомств».

«Правовые подходы»: зачем Росгвардии прикреплять бойцов к частным фирмам Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

История вопроса

Институт прикомандированных сотрудников появился в СССР в послевоенные годы. В октябре 1955 года президиум ЦК КПСС принял решение «Об офицерах органов КГБ, работающих в других организациях, министерствах и ведомствах». Такие кадры, именуемые офицерами действующего резерва, занимались обеспечением режима на закрытых предприятиях, охраной секретности, подготовкой оперативных сотрудников к выезду в длительные заграничные командировки под прикрытием ведомств с дальнейшей зарубежной работой и другими мероприятиями.

На предприятиях и в учреждениях открыто действовали режимные подразделения, состоящие из прикомандированных сотрудников КГБ. Во второй половине 1960-х эти структуры, как правило, носили название Первых отделов или Первых управлений, исключением являлось Министерство среднего машиностроения, где, соответственно, действовали Вторые отделы и Вторые управления.

Помимо «открытой» деятельности офицеры действующего резерва КГБ создавали на различных предприятиях и в ведомствах законспирированные разведгруппы и разведотделы, а также службы безопасности или контрразведывательные подразделения.

В 1970-е годы появилась практика назначения высокопоставленных сотрудников КГБ на должности заместителей министров или советников руководителей по вопросам режима и безопасности. В действующем резерве также находились сотрудники КГБ, направляемые на работу в партийные органы, а во время перестройки такие люди направлялись в коммерческие структуры.

Как пишут в своей книге «Корпорация» историки Юрий Фельштинский и Владимир Прибыловский, должности офицеров действующего резерва, как и само это понятие, появились во времена Юрия Андропова, возглавлявшего КГБ в 1967–1982 годах.

Постепенно должности офицеров действующего резерва были введены во всех мало-мальски важных объектах, предприятиях <...>. Офицеры госбезопасности, зачисленные в действующий резерв, оставались в составе своего подразделения, но при этом направлялись в гражданское учреждение на работу. На указанной должности они выполняли официальные функции, то есть работали на новой работе, но при этом основной их задачей было осуществление деятельности в интересах органов госбезопасности. Формально уходивший в отставку офицер ФСБ, на самом деле переводимый из КГБ-ФСБ на гражданскую работу, оставался на этой работе негласным сотрудником КГБ-ФСБ, агентом государственной безопасности, — отмечали исследователи.

«Правовые подходы»: зачем Росгвардии прикреплять бойцов к частным фирмам

Больше отрицательного

О том, чем занимались прикомандированные сотрудники КГБ в СССР и первые постсоветские годы, NEWS.ru в деталях рассказал адвокат и бывший полковник ФСБ Михаил Трепашкин. По его словам, в основном сотрудников действующего резерва КГБ направляли на секретные объекты, а также предприятия, где «была вербовочная база, например, в вузы, где учились иностранные студенты».

Помимо подыскивания потенциальных агентов и информаторов, такие сотрудники выискивали антисоветчиков, но чаще занимались грязными делами. Например, созданием проблем с выездом за границу, если, допустим, советская девушка встречалась со студентом из других стран и хотела поехать в его страну. Вначале на предприятиях работали отдельные представители кадрового резерва, а затем стали создаваться целые отделы. Туда иногда отправляли сотрудников, которые не могли соображать по-оперативному. Если оснований уволить не было, переводили на таможню, в вуз или куда-то ещё. А уже в 1990-е стали направлять тех, у кого хорошая предпринимательская жилка, — отметил Трепашкин.

Он напомнил, что во времена перестройки, когда появились коммерческие предприятия, к ним стали прикомандировывать сотрудников, чтобы предотвратить нападения на бизнесменов со стороны криминалитета. Но в 1990-е годы это, по мнению Трепашкина, «фактически превратилось в крышевание — отодвигали бандитов и получали деньги за безопасность».

В итоге эту схему ввели централизованно и решили расширить: практически чуть ли не в каждом крупном коммерческом банке было несколько сотрудников контрразведки. Иногда они срастались с криминалом и курировали, например, вывоз ценностей за границу, незаконный перевод валюты и многое другое. Поэтому в такой системе я вижу больше отрицательных сторон, чем положительных, — утверждает бывший сотрудник ФСБ, комментируя предложение масштабировать институт прикомандированных сотрудников на Росгвардию.

Михаил Трепашкин убеждён, что данная система «фактически стала попыткой заставить учреждения, в которые прикомандировывали представителей разных силовых ведомств, содержать дополнительную армию сотрудников». Ведь эти люди, как подчёркивает собеседник NEWS.ru, получают зарплату и в организациях, куда их направили, и получая оклад по месту службы.

Согласно ФЗ «О ФСБ», принятом в апреле 1995 года, сотрудники ведомства «могут быть прикомандированы к государственным органам, предприятиям, учреждениям и организациям независимо от форм собственности с согласия их руководителей в порядке, установленном президентом РФ, с оставлением их на военной службе». Порядок был определён президентским указом от 2003 года, по которому прикомандирование сотрудников, а также перевод их в ВС РФ и другие федеральные госорганы, где предусмотрена военная служба, осуществляет директор ФСБ.

Аналогичные формулировки содержатся в законах, регламентирующих деятельность ФСО («О государственной охране»), СВР («О внешней разведке»), МЧС («О службе в федеральной противопожарной службе Государственной противопожарной службы и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ»), ФТС («О службе в таможенных органах РФ»), ФСИН («О службе в уголовно-исполнительной системе РФ и о внесении изменений в Закон РФ „Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы“») и МВД («О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).