16+
Почему Минздрав не закупает препараты для лечения осложнений рака

Почему Минздрав не закупает препараты для лечения осложнений рака

Руководитель Фонда поддержки противораковых организаций рассказал в интервью, как можно было избежать многих смертей от онкологии
18:42, 01 июля 2021
Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru
Google News

Читайте нас в Google Новости

Минздрав не включил в клинические рекомендации на 2022 год профилактику и терапию осложнений после лечения рака. Препараты, помогающие от осложнений, дешёвые, при этом зачастую без них человек может умереть. В итоге их за свой счёт сейчас приобретают поликлиники. Руководитель Фонда поддержки противораковых организаций «Вместе против рака» Баходур Камолов рассказал NEWS.ru, как люди умирают от осложнений и как легко бы можно было этого не допустить, если бы к предложениям онкологов прислушались.



— Почему препараты от осложнений не в клинических рекомендациях?

— Онкологи сами справлялись правдами и неправдами с побочными эффектами за счёт клиник. То есть больница тратила свои деньги, которые никто не возмещал. Есть методические рекомендации, которые выпустило российское общество онкологов, но Минздрав не принимает их. Необходимо перевести методические рекомендации в клинические, а из клинических в стандарты, то есть в смету по лечению онкологического заболевания, в метод лечения. Когда мы занимались этим вопросом, то увидели, что в стандарты не включены препараты по сопроводительной медицине.

— Ни одного препарата?

— Минздрав из 11 осложнений готов оплачивать только одно — от фебрильной нейтропении. В данном случае лекарство очень дорогое и, видимо, поэтому оно было включено. По другим осложнениям тарифов нет. Получается, что пациент, получивший дорогостоящее лечение на миллионы рублей, не имеет защиты от побочки. Я сам хирург, и когда у пациента моего появляются осложнения, моя задача не посыпать голову пеплом, а распознать их и исправить. Однако когда наступают осложнения после лекарственной терапии, пациент остаётся один на один собой — их могут только препараты исправить. Если такого больного привезет скорая, то врачи подумают, что причина ухудшения его самочувствия — прогресс онкологической болезни. Но он умирает не от рака, а от осложнений и ему надо вовремя помочь.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

— А если везти к профильному врачу?

— На скорых в онкологическую клинику не возят. Это всегда плановая терапия. Везут в городской стационар, где дежурный врач может не разобраться, что случилось осложнение от химиотерапии. Он может отправить человека домой, так как он якобы умирает от рака. Да, онкологи рассказывают о возможных осложнениях, принимают, в нарушение всех правил, больного у себя, если вдруг что, и лечат за свои деньги человека, чтобы он не помер. Мы предлагаем исправить эту ситуацию, никого при этом не обвиняя в том, что она сложилась. Рекомендации, которые мы составили, — самые лучшие, как в США и Европе.

— Насколько часто умирают от осложнений?

— Статистика такая не ведётся, умершие подобным образом считаются умершими от рака. Если рядом с пациентом не будет его лечащего врача, если, скажем, больной уехал на пару дней под Москву, то он там может умереть от осложнений, но будет считаться, что от рака.

Сергей Булкин/NEWS.ru

— Вы понимаете, почему Минздрав не принимает ваши рекомендации? Это бюрократическая проволочка или какая-то принципиальная позиция?

— Хороший вопрос. С прошлого года мы пытаемся встретиться с представителями Минздрава, обсудить ситуацию. На первое письмо мы ответа не получили. Потом мы написали министру здравоохранения Михаилу Мурашко. Он велел решить вопрос в экстренном порядке и даже выделил двух людей, занимающихся рекомендациями. Они должны были прийти на заседание, которое мы дважды переносили, так как эти люди не могли присутствовать. Ну, сейчас война с ковидом, мы всё понимаем. Наконец, 9 июня они должны были прийти. На мероприятии были все онкологи, занимавшиеся этой проблемой, все специалисты. Но в итоге эти люди не пришли и даже не предупредили об этом. Мы спрашивали у Минздрава, почему к нам проявили такое неуважение, но нам не ответили. Не понимаю, что им мешает.

— Что вы планируете делать сейчас?

— Мы создали резолюцию по итогам круглого стола 9 июня, сейчас мы дособираем подписи под неё и отправим в Минздрав.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники

Загрузка...