Три пятых всей производимой одежды в течение года после изготовления попадает в мусоросжигательные заводы или на свалки. Всемирный фонд дикой природы WWF предупреждает: взрывное потребление человеком разного рода вещей — движущая сила беспрецедентной планетарной деградации за счёт увеличения спроса на энергию, землю и воду. Производство товаров для бытового использования стало одной из важнейших причин выбросов парниковых газов, тогда как текстильная промышленность отвечает за истощение и загрязнение водных ресурсов. Произойдёт ли в России смена парадигмы чрезмерного потребления на иную, связанную с осознанной рециркуляцией вещей?


Культ лишнего

Вещи давно уже перестали быть просто вещами — у каждой из них есть некая дополнительная нагрузка, выходящая за рамки голой функциональности. И в этом, считают психологи, корни избыточного потребления.

Был в истории эволюции вещей момент, когда бренд стал брендом, и мы тогда перестали покупать вещи из-за их функции и стали покупать их потому, что они несут ещё некий набор ценностей. Для нас вещи стали знаком принадлежности к той или иной социальной группе. Через вещи мы себя позиционируем тем или иным образом.

Кристина Иваненко

доцент кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности факультета психологии Института общественных наук (ИОН) РАНХиГС

С Иваненко полностью соглашается и Наталья Толстая, психоаналитик, писатель, кандидат медицинских наук. Она считает, что дорогая одежда — это своего рода женская валюта. Женщине особенно нужно делать покупки: ей просто необходимо осознание того, что «ты ходишь в магазины не просто ради „зыринга“, а насобирала средств и сделала статусную покупку». Но и мужчине это важно: купив себе дорогие часы, он чувствует себя увереннее, «даже плечи распрямляет». Рукав чуть-чуть приподнялся, часы стали видны и этим самым подаётся сигнал: «Я — такой же, как вы, я из вашей стаи».

Но в шопинге, даже если покупаются очень красивые вещи, есть предел. Пока для большинства россиян лимит исходит «не из области духа»: люди перестают покупать лишнее лишь тогда, когда траты на одежду приводят к краху весь семейный бюджет.

Лишнее начинается с того момента, когда начинаются проблемы финансового характера, когда от лишних покупок страдает бюджет. Мера необходима во всём. Избыточное потребление, безусловно, вредно, и если неконтролируемые покупки вредят человеку, вредят его близким, то с этим, конечно, надо бороться. В крайнем случае обращаться к психологам.

Евгений Ильенко

стилист, имиджмейкер

Очень многое, считает стилист, зависит от того, для чего покупается дорогая одежда. Если она становится такими «костылями для эго», как сказал в своё время промышленный дизайнер Жак Фреско, то это плохо. Здесь надо работать над самооценкой, работать с личностью. А когда потребление одежды — просто удовольствие, то в этом нет ничего такого, убеждён Ильенко.

Реплики как катализаторы перемен

Кристина Иваненко констатирует: сегодня люди перестают воспринимать вещи как источник энергии, напротив — они понимают, что это — чёрная дыра энергии.

В последнее время функция самоидентификации через вещи утрачивается, потому что появилось очень много реплик. Из-за большого насыщения рынка репликами произошло обесценивание статусных вещей. Начался переход к минимализму, — считает психолог.

Стив ДжобсСтив Джобсx99/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Эксперт подчёркивает: любой выбор — это очень энергозатратно. Стив Джобс не тратил время на выбор одежды: у него все водолазки были одинаковыми; брал любую и надевал, не раздумывая. Человек сегодня и без того выбирает очень много всего: свой пол и свою самоидентичность; с кем дружить — с мальчиками или девочками; выбирает страну, где жить; выбирает новые профессии. То есть делает много такого, чего раньше люди не делали.

Прекратить бездумные покупки исключительно в силу заботы об экологии — сценарий, которому в России пока последовали лишь единицы. Решив однажды, что у них есть всё, что им нужно, люди годами не заглядывают ни в какие магазины, кроме продуктовых и книжных, и даже гаджеты стараются «тянуть» годами. Новые джинсы, юбки и джемпера проникают в гардероб адептов разумного потребления лишь тогда, когда предыдущие вещи буквально развалились от старости. Но таких сознательных потребителей слишком мало.

Пост-потребление

Пока идёт медленный и трудный процесс отказа от бездумного потребления, акцент в этой радикальной трансформации, похоже, будет делаться на рециркуляцию. Уже сегодня есть масса вариантов применения товарам и особенно одежде в русле «второй жизни вещей». Здесь и традиционная передача одежды от подросших детей малышам в других семьях, и многочисленные группы в соцсетях по обмену товарами, сообщества, где вещи продавать нельзя, но можно попросить за них пачку чая или бутилированную воду. Есть и традиционные «комиссионки» — в Москве, к примеру, около 200 комиссионных магазинов. Не так давно стали появляться и бутики, где торгуют винтажной одеждой — модный западный тренд проникает и к нам.

Удобный вариант — отдать поношенные вещи в церковь, в пункты приёма или просто положить в контейнеры, установленные на улице. Одни конторы принимают вещи в любом состоянии, часть самых изношенных пуская на переработку. С другими общаться чуть более хлопотно, потому что одежда должна быть в хорошем состоянии; кроме того, её надо бы предварительно отдать в химчистку. Зато продажей ненужного вам добра займутся профессионалы, а вырученные деньги затем потратят на благотворительность, в чём и отчитаются перед «дарителями». Желающих поделиться побывавшей в употреблении одеждой довольно много, и в некоторых группах в соцсетях даже наложены ограничения: пользователю можно публиковать не больше одного поста в неделю, приложив фотографию и подробное описание: размер и состояние вещи.

Предприятия и домохозяйства плавают в одном и том же экономическом бульоне, взгляды потребителя и производителя обычно совпадают. Однако в последнее время установилось весьма шаткое равновесие: потребители продолжают тратить, тогда как владельцы бизнеса и топ-менеджмент компаний-производителей терзаются сомнениями и неопределённостью — их беспокоят торговые войны и слабость мировой экономики.

Если деловая тревога распространится на домохозяйства, то риск рецессии станет угрожающим. Однако впереди «чёрная пятница» и также Новый год с его шквалом подарков. И пока потребители будут руководствоваться формулой: «Человека измеряют размером его телевизора», а одежда всё ещё будет пропуском в высшее общество, экономика, если не станет расти, то, по крайней мере, не впадёт в рецессию. Что же касается «воспитания потребителя», то процесс идёт медленно, но, как считают эксперты, неуклонно.

Эрих Фромм писал, что люди делятся на тех, кто живёт в модусе «быть» («я есть то, что я есть»), и тех, кто живёт в модусе «иметь» (старается накопить и реализоваться через квартиры и машины). Осознанность — это жизнь в модусе «быть», и я надеюсь, что, выбирая сегодня минимализм, мы постепенно к этому идём, — говорит Иваненко.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен