Перспективный российский тяжеловес Евгений Гончаров рассказал о предстоящем 8 июня в Польше титульном поединке с грозным американцем Тони Джонсоном, вызове на бой Александра Емельяненко, от которого скандальный боец отмахнулся, ошибках молодости и выходах на бой с переломами, увлечении футболом и запрете близким посещать бои.


— Вы стали известны благодаря потрясающему нокауту в титульном бою с Зелимханом Умиевым. Стала ли быстрая победа неожиданностью для вас?
— Не считаю эту победу быстрой, потому что мы дрались почти целый раунд. Он получился насыщенным, с множеством технических действий. Я тоже пропускал удары. В концовке раунда мне удалось нанести точный удар и завершить поединок. В боях тяжеловесов, особенно в титульных боях, победа на первых этапах — это нормально, тем более в концовке. Не так давно проходил поединок двух лучших тяжеловесов мира Даниэля Кормье со Стипе Миочичем, который так же закончился нокаутом в конце первого раунда в исполнении Кормье. Если один из соперников выбирает борьбу и пытается в партере контролировать своего оппонента, то будет другая картина, а бой тяжеловесов в стойке с большой вероятностью заканчивается чьей-либо победой в первом или втором раунде.

— Каково стать первым чемпионом WCFA не из клуба «Ахмат»?
— Когда мне подняли руку и надели на меня чемпионский пояс, это было самое приятное мгновение в моей жизни. То, что я при этом стал первым чемпионом не из этого клуба, было приятно вдвойне, потому что я сотворил историю.

— Ростовский клуб «Легион» в 2000-е был одним из сильнейших в стране. Что он представляет собой сейчас?
— Безусловно, в 2000-х «Легион» был лучшим в стране. Мне повезло, что довелось тренироваться с людьми, которые прошли этот большой путь и были чемпионами, представляя этот клуб. Сейчас они вложили многое в меня и сделали меня чемпионом. Спасибо президенту клуба «Легион» Армену Рубеновичу Данеляну и всем, кто мне помогал, а также моему тренеру Сергею Корневу. Сейчас они больше делают акцент на молодёжь, которая потихоньку растёт и поднимает свой уровень. Уверен, что в ближайшем будущем бойцы «Легиона» вновь заявят о себе громкими победами.

Владимир Астапкович/РИА Новости

— Вы занимались греко-римской борьбой. Достаточно ли этой базы, чтобы противостоять такому сильному борцу, как Тони Джонсон?
— Я занимался греко-римской борьбой около года, также занимался вольной борьбой под руководством моего тренера Сергея Корнева, выиграл всероссийский мастерский турнир и стал мастером спорта. С сильными борцами мне доводилось встречаться. Я слышал, что Тони Джонсон был многократным чемпионом США по борьбе, но у нас тоже есть сильные спортсмены и хорошие спарринг-партнёры. Мы много работаем над этим.

— Приходилось ли раньше встречаться со столь крупным (свыше 120 кг) и при этом атлетичным и выносливым соперником, как Джонсон?
— У меня очень большая любительская карьера. Я провёл более 300 боёв по армейскому рукопашному бою, по универсальному бою, по кикбоксингу. Также выступал по вольной борьбе и по боксу. Мне доводилось встречаться с крупными ребятами весом 130–140 кг. У него есть свои сильные стороны, а у меня свои. Посмотрим, помогут ли ему в этом бою его габариты. В отличие от меня ему придётся гонять, потому что в ACA действует лимит до 120 кг. А 120 кг — это уже не 135. В нашем весе 5–7 кг роли не играют. Я сам вешу 115–117 кг. Год назад я встречался с бойцом из Северной Америки. Я весил 117 кг, а он — 120 с небольшим. У него не было преимущества ни в физической силе, ни в массе, ни в чём. Главное — как ты ощущаешь свой организм и как ты готов.

— Кто, на ваш взгляд, был ближе к победе в его бою с Александром Емельяненко?
— Было много разговоров об этом поединке. Я в этом спорте немного, но понимаю, поэтому считаю, что ближе к победе был Александр. Если брать борьбу, то в ней был лучше Тони, но если посчитать все удары Александра и какой они наносили сопернику ущерб, то станет понятно, кто был ближе к победе. Но так как концовку боя забрал Джонсон, ничья — закономерный результат. Александр ошибся, когда попытался сделать бросок и накрыл им себя. Он немного переоценил свои возможности. Бой показал, что Тони Джонсон далеко не подарок. Многие говорили, что он имеет явный лишний вес, а я сказал сразу, что этот человек завтра будет неприятно бить Александра Емельяненко. Услышав моё мнение, многие посмеялись, а в итоге Саша с трудом свёл бой к ничьей.

— За что вас заблокировал в Инстаграм Александр? С тех пор удавалось ли с ним пообщаться?
— Потому что я сделал пост, в котором предложил провести поединок. Так как я стал чемпионом лиги WCFA в тяжёлом весе, а Александр был в ростере наших бойцов, где занимал вторую строчку рейтинга после Зелимхана Умиева, мне был интересен этот бой. Он был на подъёме и имел хорошую беспроигрышную серию, а я в адекватной форме предложил ему поединок. Он меня просто заблокировал, ничего не ответив. Может, он посчитал, что это для него неприемлемо. А на мой взгляд, он просто побоялся рисковать своим именем, которое тогда ещё было. А сейчас мы видим, что с ним происходит. Он начал опять вести неправильный образ жизни. Это его личное дело, пусть делает то, что хочет. Но на тот момент бой был интересен и мне, и публике, да и ему самому, если бы он честно признал, что сомневается, что сможет меня победить.

— Изначально вашим соперником должен был быть чемпион ACB Мухамад Вахаев. В сравнении с Джонсоном он более удобен?
— По непонятным для меня причинам, он снялся за несколько дней до поединка. Если он говорит, что заболел, пожелаю ему здоровья, хоть мне и было обидно. Я долго готовился к этому бою, проделал много работы. Мне было это нужно, так как я не выступал с августа. Я был заряжен на сто процентов, но судьба так распорядилась, что теперь мне предстоит бой с Джонсоном. Не могу кого-то из этих соперников назвать удобным. Эти люди — опасные бойцы, сильные тяжеловесы. Тони Джонсон чуть опаснее, потому у него на высоком уровне борьба, и при этом он может драться в стойке. Я видел, что он выступал и в профессиональном боксе, и в боксе без перчаток. Человек, который сомневается в своих ударных навыках, никогда бы не стал драться по таким правилам. Это соперник с именем, побеждавший таких топовых бойцов, как Александр Волков и Деррик Льюис. Он дрался с Даниэлем Кормье. Его имя не пустой звук, и никто в мире не назовёт его удобным соперником.

 Пятидесятый турнир по смешанным единоборствам World Fighting Championship Akhmat в Москве Пятидесятый турнир по смешанным единоборствам World Fighting Championship Akhmat в МосквеВалерий Шарифулин/ТАСС


— Вы говорили о мечте выступать в UFC. Что нужно, чтобы эта мечта сбылась?
— Я мечтал выступать там с детства. От мечты отказываться нельзя, поэтому рано или поздно я окажусь в этой компании. Лиге вряд ли нравится, что кто-то из бойцов говорит об организации-конкуренте. С другой стороны, UFC — вершина, к которой многие стремятся, и было бы неправильно скрывать это. Любой человек, который выступает на высоком уровне, хочет попробовать свои силы в поединках с лучшими в мире, и это нормально. Но прийти туда я хочу не ноунеймом, а бойцом с именем, тем, кто одержал громкие победы. Сейчас я дерусь в лиге ACA, где у меня по контракту ещё три боя, поэтому пока рано думать о UFC. Меня на данный момент всё здесь устраивает. Это очень сильная и перспективная организация с достойными соперниками.

— Оба своих поражения вы получили, когда выходили на бой с травмами? Сейчас тщательнее относитесь к своему здоровью?
— Действительно, у меня были серьёзные травмы. В первый раз было сломано ребро, а во второй — нос. Это в прошлом. Обстоятельства так складывались, что мне приходилось выходить и драться. Сейчас я тщательнее отношусь к своей подготовке. Когда я проигрывал бой из-за травм, я не был в полном смысле профессионалом. Я тренировался несколько раз в неделю и считал, что этого достаточно. Занимался только рукопашным боем, а в ММА это неприемлемо. ММА — самый сложный вид спорта, где нужно уделять много времени всем элементам подготовки: борьбе, боксу, спаррингам, функциональной и силовой подготовке. Если будешь всё правильно делать, результат не заставит себя ждать, а когда тренируешься так, как это делал, ты будешь наказан за эту непростительную ошибку. Впредь я такого позволять себе не буду.

— В детстве вы увлекались футболом, а сейчас следите за ним? За кого болеете?
— Я и сейчас футболом увлекаюсь. Как раз следил за полуфинальными матчами Лиги чемпионов. Это были незабываемые противостояния и очень крутые камбэки. Я болею за «Барселону», но, к сожалению, она упустила выход в финал после победы в первом матче над «Ливерпулем» — 3:0. В ответной игре они умудрились пропустить четыре мяча и подарили мне и всем болельщикам неприятный вечер.

— Ваш прогноз на финал Лиги чемпионов: «Ливерпуль» или «Тоттенхэм» и почему?
— Прогнозы у меня редко получаются. Считаю фаворитом противостояния «Ливерпуль» в процентном соотношении 70 на 30. Что-то мне подсказывает, что «Тоттенхем» может удивить и выиграть этот финал в драматичном матче. В этом году Лига чемпионов просто сумасшедшая. Она дарит невероятные сценарии матчей и непредсказуемые концовки. Поэтому «Тоттенхем» мне видится скрытым победителем, андердогом, который может выстрелить и забрать Кубок чемпионов впервые в истории клуба.

— Почему вы не разрешаете близким посещать свои бои? Пыталась ли супруга сделать это в тайне от вас?
— Не люблю, когда самые близкие люди — мои родители и жена — посещают мои бои. Ни для кого не секрет, что бойцы перед боем волнуются, а когда мои близкие на арене, это волнение в разы возрастает. Я не хочу думать, что они переживают за меня, ведь когда ты смотришь бои по телевизору и в зале, эмоции совершенно другие. Поэтому не разрешаю им посещать такие мероприятия. Жена говорила мне, что хотела бы поехать на мой титульный бой с Умиевым, но я высказал ей свою точку зрения, и она поняла меня. Поэтому она никогда не пытается тайно попасть на турнир вопреки моему желанию.