В последнее время наши внешнеполитические стратеги выбрали тактику неторопливого следования за ситуацией. Как сказали бы герои Сухово-Кобылина, предпочитают «годить». И с выходом из Совета Европы не спешат, хотя постоянно намекают на такой исход многолетнего спора. А теперь Москва берёт паузу и в признании нового украинского президента.


Вот и пресс-секретарь нашего президента объяснил, почему Кремль не спешит с поздравлением Владимира Зеленского. Правда, объяснил такую дипломатическую паузу Дмитрий Песков весьма своеобразно: мол, выбор украинского народа уважаем, но судить избранного главу соседнего государства будем по его делам. Не ясно, как долго собираются судить по делам, если даже в должность Зеленский может не вступить аж до конца мая. К тому же одно дело — формальный акт дипломатической вежливости, другое — выработка конкретной политики в отношении обновлённого Киева. Как говорили в прежней Одессе, две большие разницы.

Понятно, что обжёгшись с уходящим Петром Порошенко, в Москве не хотели бы вторично потерять лицо, прежде всего, в глазах собственных продвинутых соотечественников. Недаром как раз накануне второго тура украинских президентских выборов Сергей Лавров пояснил, что четыре года назад Порошенко был признан под нажимом Германии и Франции. Намёк вышел более чем прозрачный: мол, Кремль мучили сомнения, стоит ли считать легитимным президента, пришедшего к власти на майданной волне госпереворота, но западные партнёры нашли убедительные аргументы. Не исключено, что, как всегда, были даны некоторые гарантии и обещания, которые в очередной раз не были выполнены. Правда, наш министр на этот раз не употреблял терминов типа «обманули».

Сергей Лантюхов/News.ru

Теперь оснований не признавать легитимность Владимира Зеленского куда меньше, чем четыре года назад. Тем более что реальность и неоспоримость выбора украинского народа де-факто подтверждены устами Пескова. Другое дело, что можно без проблем и нарушения этикета потянуть до момента инаугурации, когда поздравление будет особенно актуально. Заодно можно будет даже в поздравительной депеше или в прямом телефонном звонке изложить и основные пожелания касательно вывода из полного тупика российско-украинских отношений. И такой подход вполне вписывается в международную традицию.

А в течение месяца внимательно и отслеживать заявления самого Зеленского с его окружением, и анализировать позиции новых лиц, предлагаемых президентом в правительство. Не говоря уже о личности премьер-министра. К слову, на Украине кандидатуру премьера предлагает не президент. В парламентско-президентской республике кандидатура премьера — плод компромисса различных парламентских фракций. Президент лишь утверждает. И конечно, будет показательно то, как Зеленский сразу поставит себя в отношении «майданной Рады», за кого конкретно выскажется.

В конце концов, Соединённые Штаты не признавали Советский Союз аж до 1933 года. Но это прискорбное обстоятельство не мешало развитию торговых связей, столь нужных тогда и американцам в обстановке Великой депрессии. И ведь ныне Москва не заявляет, что ни за что не признает Владимира Зеленского. Как шутят, если дипломат говорит «может быть», это значит «нет», а если говорит «нет», то какой же он дипломат. Складывается ощущение, что такая пауза нужна во многом для внутреннего потребления. Недаром её сразу подхватила когорта телевизионных говорящих голов.

Вот только позиция выжидания выглядела бы куда солиднее, если бы её разделили наши ближайшие партнёры по Евразийскому союзу. Но, увы, и Никол Пашинян, и Александр Лукашенко поспешили поздравить Зеленского с избранием. В очередной раз Россию оставляют в одиночестве даже в ближнем кругу, даже зависимые от неё страны, которые заранее прощают новому президенту все его возможные выверты в отношении «северного соседа».