16+
Антон Гетта

Золотые икорницы и кубки: как ОНФ пресекает закупки предметов роскоши

Координатор Бюро расследований Антон Гетта — о мониторинге работы системы школьного питания, поставок лекарств от COVID-19 и защиты трудовых прав
00:00, 12 января 2021 268
Фото: Пресс-служба ОНФ

Золотые икорницы и наградные ковши для госслужащих уходят в прошлое. Однако закупки предметов роскоши — не только прерогатива госорганов, зачастую заказчики в госкорпорациях не стесняются приобретать автомобили представительского класса, стоимость которых порой начинается от 5 млн рублей. Кроме того, в условиях пандемии под видом борьбы с COVID-19 иногда закупались совершенно непрофильные вещи по завышенным ценам. О том, как активисты Общероссийского народного фронта (ОНФ) планируют бороться с коррупцией, расточительством чиновников и представителей госмонополий, в эксклюзивном интервью NEWS.ru рассказал координатор Бюро расследований ОНФ, депутат Госдумы Антон Гетта.


— Антон Александрович, в этом году проект «ЗА честные закупки» провёл ребрендинг, став Бюро расследований Общероссийского народного фронта. Уже есть результаты? Что изменилось в работе «фронтовиков» в этом направлении?

— Новое название не меняет сути проекта, а, наоборот, дополняет его. Часто наша деятельность выходила за пределы анализа портала закупок. Самый яркий тому пример — школьное питание. Этой темой мы стали заниматься после многочисленных жалоб людей и с 2017 года провели тысячи встреч с родителями, активистами, подготовили несколько докладов президенту Российской Федерации. Нам удалось донести свою позицию до руководства страны, нас услышали. В январе 2020 года президент Владимир Путин дал поручение с 1 сентября ввести бесплатное школьное питание для учеников младших классов. Эта деятельность затрагивала санитарные правила, логистику, родительский контроль и выходила далеко за пределы той деятельности, которую мы вели в рамках мониторинга закупок. А с 1 сентября совместно с Минпросвещения мы запустили горячую линию «Школьный завтрак» для контроля поручения главы государства.

У нас появилось новое направление работы, где нам приходится непосредственно общаться с людьми. На горячую линию уже поступило свыше пяти тысяч сигналов, 72% вопросов и жалоб полностью решены. Мы связываемся с региональными органами власти, вместе с Минпросвещения, Роспотребнадзором, Генпрокуратурой отрабатываем каждый сигнал. Но и темы, которые мы ведём с момента создания нашего проекта, не бросаем. Результатом этой работы за последние два года стали 90 возбуждённых дел. Только вдумайтесь: благодаря нашим активистам против предпринимателей, грубо нарушивших законодательство, вынесено штрафов на 560 млн рублей.

Антон ГеттаАнтон Геттаduma.gov.ru

— В своё время ОНФ выявлял громкие закупки российских чиновников — дорогие автомобили, предметы роскоши. Сейчас о таких историях слышно меньше? Чиновники стали скромнее или, может быть, за это время научились лучше маскировать подобные покупки?

— Надо понимать, что за семь лет работы выискивать закупки предметов роскоши и показывать их стало не только нашей прерогативой. Мы видим, что и региональные, и муниципальные СМИ следят за такими закупками, и, как только они появляются в информационной системе, журналисты и общественники реагируют на них. ОНФ чаще всего выступает уже тогда, когда региональные власти не реагируют на общественные запросы.

По сравнению с тем, что было в самом начале нашей работы несколько лет назад, таких закупок стало значительно меньше. Это произошло как благодаря вниманию со стороны СМИ и активистов, так и работе в законодательном поле. Для государственных заказчиков была введена система нормирования (например, для федерального министра, губернатора стоимость служебного автомобиля не может превышать 2,5 млн рублей). Нормированы позиции по расходам на мебель, мобильную связь и прочее.

Мы продолжаем мониторинг закупок, вызывающих сомнение, и проверяем их целесообразность. Закупки роскоши, конечно, есть и сейчас, но их количество, как я уже сказал, значительно уменьшилось.

Однако в системе закупок огромное количество заказчиков, работающих по 223-ФЗ, упрощённой схеме. В основном это госкомпании или компании с госучастием, а также их «дочки». У них действуют свои внутренние положения о нормировании, однако именно эти заказчики зачастую не стесняются закупать автомобили представительского класса, стоимость которых порой составляет от 5 млн рублей и даже выше.

В настоящее время на уровне правительства РФ идёт проработка вопроса об ограничительных мерах при закупках по 223-ФЗ, наподобие нормирования в 44-ФЗ для чиновников. Эта мера доказала свою эффективность на уровне закупок госорганов — пришло время всерьёз обратить внимание на госкомпании и компании с госучастием.

— А какая самая дорогая и бесполезная закупка была на вашей памяти? Может быть, у вас есть рейтинг таких покупок российских чиновников?

— С 2015-го опубликовано множество «Индексов расточительности» ОНФ (они касались автомобилей, расходов на медицинские страховки, сувениры, мебель), каждый год есть свои лидеры. Выделить какого-то бесспорного лидера нельзя. Среди наших активистов нашла максимальный отклик закупка сувенирной продукции для Центральной базовой таможни (Москва) на общую сумму почти 2 млн рублей. Там были икорницы, кубки, наградные ковши.

После обращения активистов Бюро расследований ОНФ закупка была отменена, и мы отметили конструктивную, правильную реакцию заказчика на замечания активистов Народного фронта.

Антон ГеттаАнтон ГеттаПресс-служба ОНФ

— Одна из задач ОНФ — контроль за исполнением поручений главы государства. Есть ли результаты этой работы? Какие ведомства менее ответственно относятся к ней? К кому больше всего претензий?

— Для многих жителей сельских населённых пунктов строительство фельдшерско-акушерского пункта (ФАП) — первая инвестиция в качество их жизни со стороны государства за последние десятилетия. Конечно, они ждут его открытия, а когда по факту ничего не происходит ни через год, ни через два, то это глубокое разочарование. Поэтому ещё одна сторона нашей деятельности — контроль за запуском системы первичной медицинской помощи в регионах, строительством и реконструкцией фельдшерско-акушерских пунктов. Эта проблема серьёзная.

Наши эксперты проанализировали закупочные процедуры и контракты на создание 1322 таких пунктов. Изучив условия контрактов, мы обнаружили, что в 20,9% из них гарантии на работу предоставляются на срок от одного года до полутора лет. Но чтобы ФАП заработал полноценно, нужно закупить оборудование, найти фельдшера и жильё для него, получить лицензию на медицинскую деятельность. Эти процессы могут занять ещё год. То есть к тому моменту, когда ФАП начинает полноценно работать, проходит гарантийный срок, и в случае возникновения проблем заказчик вынужден ремонтировать его за свои средства, поскольку не может обратиться к исполнителю. Мы считаем, что должны быть сформированы оптимальные требования и типовые условия как на покупку готовых пунктов, так и на их строительство.

— На последней встрече с президентом РФ говорилось об отсутствии лекарств от COVID-19 в 85% аптек страны. В каких регионах складывается наиболее серьёзная ситуация? Как ОНФ может повлиять на решение этих проблем?

— С начала второй волны пандемии поступали сигналы с мест, что лекарств не хватает, и мы запустили свой мониторинг. В ноябре в ходе общероссийского мониторинга ОНФ выявил дефицит лекарств в аптеках страны. Самым дефицитным препаратом оказался «Фавипиравир» и все препараты с его содержанием — их не оказалось в 85% аптек. Более обеспеченные — Москва, Санкт-Петербург, Тульская область. Менее обеспеченные — республики Бурятия и Калмыкия, а также Вологодская область. Об этом руководитель исполкома ОНФ Михаил Кузнецов доложил президенту РФ. После этого ситуация в ряде регионов начала выправляться. ОНФ продолжает мониторить ситуацию, держит её на контроле, в рабочем порядке цифры передаются в Минздрав и Минпромторг.

По поручению главы государства мы проводим мониторинг обращений и проблем, с которыми люди сталкиваются в период пандемии. Совместно с Минздравом и регионами ищем решения. Ситуация очень сильно отличается не только по регионам, но и с точностью до медицинского учреждения.

ОНФ постоянно оказывает влияние на ситуацию с поставкой лекарств. Это и совместная работа с органами ФАС в части проверок закупок лекарств и медицинского оборудования для социальных учреждений, контроль за ценовым порогом стоимости. Кроме этого, мы постоянно проводим информирование обычных граждан и участников процесса госзакупок лекарств, как правильно действовать.

Антон ГеттаАнтон ГеттаПресс-служба ОНФ

— Как пандемия повлияла на мониторинг неэффективных закупок? Проверяли активисты Фронта контракты на закупку медицинского оборудования и лекарств в регионах? Есть ли уже результаты этой работы?

— Тема сложная. В первую волну пандемии мы не раз сталкивались с тем, что закупки медицинского оборудования и лекарств происходят по завышенным ценам, но с учётом тотального дефицита, когда товара фактически нет и негде купить необходимые аппараты ИВЛ, лекарства и средства санитарной обработки, приходилось выбирать — либо экономить, либо закупать. На самые вопиющие случаи обращали внимание, но таких было немного.

В то же время нам удалось выявить другое направление, когда под видом борьбы с пандемией закупали совершенно непрофильные вещи по завышенным ценам. Таких неконкурентных госзакупкок обнаружилось на 1,1 млрд рублей. Бюро расследований ОНФ ведёт постоянную работу с органами ФАС и прокуратуры, но в целях достижения результатов проводимых проверок озвучить информацию до окончания следствий мы не вправе.

Хочу отметить, что в этот период специалисты Бюро расследований ОНФ занимались не только закупками. В тот момент правильнее было сконцентрироваться именно на помощи людям, и в рамках акции #МыВместе была организована работа горячей линии по вопросам нарушения трудовых прав граждан. Вместе с волонтёрами-юристами мы занимались отработкой таких обращений. За всё время к нам поступило их более 1500. К настоящему времени отработано более 90%, оставшаяся часть в активной работе.

В завершение хотел бы сказать, что пандемия — не препятствие в работе общественного контроля, она, наоборот, заставила всех нас собраться, консолидировать усилия.

Поэтому в 2021 году мы продолжим мониторинг по всем направлениям, которые ведём в рамках Бюро расследований ОНФ. Это работа системы бесплатного горячего питания в младшей школе, «пандемические» закупки, расходы на благоустройство городских территорий, закупки роскоши и дорогостоящих автомобилей.

Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен

Загрузка...
Новости СМИ2