Спустя полтора месяца после своего призыва в Белый дом Михаил Мишустин постепенно выходит из тени своих замов. Понятно, что с его приходом в правительство в Кремле связывали совершенно иные планы. «Цифровой мытарь» должен был навести порядок с финансами и поступлениями в бюджет в ситуации, когда, по расхожей шутке, уже народ превращается в новую нефть. Но сначала возник настоящий нефтяной кризис, затем до страны докатилась коронавирусная пандемия. И вопрос стал формулироваться принципиально иначе: вместо усиления контроля над доходами и расходами сограждан на первый план вышла необходимость принятия решений о выделении средств на поддержание переживающей каникулярно-эпидемиологический удар экономики.


Первое время премьер явно опасался неосторожным решением поставить под вопрос продолжение своей идущей на взлёт карьеры. Видимо, пример коллеги Сергея Кириенко был для него памятным. И выступал он скорее в функции регистрирующей инстанции, подписывающей разного рода документы, публичными инициаторами которых попеременно выступали основные правительственные «спикеры пандемии». То социальный вице-премьер Татьяна Голикова, то глава Минпромторга Денис Мантуров. Не говоря уже о том, что Мишустин был вынужден, например, поддержать меры, принятые Сергеем Собяниным, и порекомендовать распространить их на всю страну. А ведь есть ещё новый замруководителя Совбеза Дмитрий Медведев, которому пандемия также позволила активно вернуться в политику.

А тут ещё энергичная Ксения Собчак по секрету всему свету сообщила, что премьер колеблется между позициями министра финансов Антона Силуанова и главы Сбербанка Германа Грефа. Силуанов опасается образования «дыры» в бюджете, поскольку расходы на борьбу с вирусом в него заложены не были. А потому против любых дополнительных трат. А вот Греф — ярый сторонник выделения на поддержание экономики сразу 10 трлн рублей. Пока, дескать, Мишустин не сделал свой выбор, видимо, ожидая развязки затянувшегося нефтяного спора России, саудитов и США. Надеясь, что туман в отношении грядущих валютных доходов государственной казны немного развеется.

Между тем премьер понимает, что нельзя всё время «отсиживаться в окопе». И его демарш с критикой политики губернаторов, стремящихся «закрыть» свои регионы, в этом смысле весьма показателен. Пока фактически Мишустин солидаризировался с президентом, сделавшим упор на инициативу и видение ситуации региональными лидерами. Губернаторы должны находить ресурсы и тормозить распространение злосчастного вируса с опорой на собственные силы, но не выходя за границы своей компетенции.

Сам премьер констатирует рост заболевания. При том что теперь у Мишустина есть возможность, например, объявлять режим ЧС. Однако новыми полномочиями он явно не собирается пользоваться.

Так или иначе, но именно на премьере лежит основная ответственность за состояние экономики. И за её «здоровье» после схлынувшей эпидемии спросят как раз с него, тем более что и главным ресурсораспределяющим вице-премьером стал его доверенный человек — Дмитрий Григоренко, соратник Мишустина ещё по ФНС.

Вот только возьмёт ли премьер на себя ответственность за неординарные решения, способные уберечь экономику от состояния глубокой рецессии? Это серьёзный вопрос, на который пока никто не сможет дать ответ. К тому же именно в такой неординарной обстановке станет окончательно очевидным и уровень независимости Мишустина. Автономности в проведении экономической политики. Мы же поймём, действительно ли он временный технических премьер и, в лучшем случае, в будущем глава крупной госкорпорации или у него впереди яркая политическая карьера.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен